Поздравления от ведущих компаний отрасли и материалы посвященные 70-летию Победы

А.Н. Землянский – Сталинградская ГРЭС в дни битвы на Волге

Энергетическое сердце Сталинграда довоенных лет – Сталинградская ГРЭС (СталГРЭС) – была детищем первой пятилетки.

Строительство СталГРЭС началось в июле 1929 г. Сюда со всех концов страны прибывали рабочие, инженеры и техники. Среди них было много молодежи. Комсомольская организация Сталинграда взяла шефство над строительством ГРЭС.

Энтузиазм и творческая инициатива строителей принесли свои плоды: первая очередь электростанции (50 тыс. кВт) была введена в строй 7 ноября 1930 г. – через 15 месяцев после начала строительства вместо 24 по плану. В 1939 г. мощность ГРЭС выросла по сравнению с первоначальной вдвое.

Бывший купеческий Царицын превращался в один из крупнейших индустриальных и культурных центров нашей великой Родины. Непрерывное развитие индустрии поставило перед энергетиками задачу дальнейшего расширения энергетической базы. В 1940 г. был разработан проект развития энергетики Сталинграда. Осуществление этого проекта было нарушено вероломным нападением гитлеровской Германии на нашу Советскую Родину. Началась Великая Отечественная война.

Центральный комитет Коммунистической партии и Советское правительство обратились к народу: «Социалистическое отечество в опасности!». Следуя призыву партии, коллективы СталГРЭС и энергосистемы перестроили свою работу на военный лад.

В июле 1942 г. фашистские войска подошли вплотную к Сталинграду, и начались систематические обстрелы и бомбежки города. 23 августа фашисты, прорвав фронт нашей обороны, вышли в районах Ерзовки и Рынок к Волге. Началась великая битва за Сталинград.

С этого момента деятельность всех предприятий и организаций была подчинена нуждам обороны города. Люди трудились, проявляя небывалый героизм, величие духа и преданность Родине.

В те дни над городом стояли непрерывный грохот артиллерийской канонады, рев самолетов, завывание и разрывы бомб и снарядов, дым и пламя нескончаемых пожарищ. Не хватало топлива, продовольствия, происходили бесконечные перебои водоснабжения. Разрушались линии электропередачи и трансформаторные подстанции. Но и в этой обстановке требовалось обеспечить электроэнергией самые ответственные объекты Сталинграда: хлебозаводы, водопровод, промышленные предприятия, работающие на оборону.

16 августа 1942 г. самолеты вражеской авиации совершили налет на электростанцию. Было сброшено несколько бомб на ее территорию. Одна из них попала в помещение машинного зала, другая – в помещение топливоподачи. Во время налета был убит слесарь турбинного цеха А.В. Парамонов и тяжело ранен ученик слесаря Н. Сардюков – ему оторвало ногу (он до сих пор работает на электростанции и одним из первых завоевал звание ударника коммунистического труда).

В последующие дни, до 23 августа, на электростанцию было сброшено еще несколько бомб. Имелись разрушения зданий и сооружений. Осколком бомбы был убит плотник А.И. Меркулов.

К демонтажу оборудования ГРЭС мы приступили 10 августа 1942 г. К 28 августа демонтировали и погрузили в вагоны турбогенератор №4 и частично котел №8, но вывезти их в связи с перерывом железнодорожного движения не удалось. Тогда решили эвакуировать наиболее ценное имущество, аппаратуру, а также легковесное оборудование через Волгу, а далее по железной дороге со станции Заплавная в глубь страны.

По указанию Наркомата электростанций 31 августа 1942 г. рабочие электростанций и сетей, члены их семей были эвакуированы на Урал, в Казахстан и в другие районы страны. Всего со станции Заплавная было отгружено четыре эшелона оборудования и аппаратуры, эвакуированы около 900 рабочих электростанций и сетей и свыше 2000 членов их семей.

На СталГРЭС остались только те, без кого она не могла работать, и люди, зачисленные в специальные подразделения. Все квартиры в поселке были заперты: люди перешли на казарменный режим.

Усилия всего коллектива СталГРЭС и ее партийной организации были направлены на бесперебойное обеспечение работы электростанции. ГРЭС переживала сильные затруднения с топливом. На изыскание и доставку топлива были брошены все силы и средства. Работники электростанции организовали отгрузку угля с тракторного завода, завода «Красный Октябрь», нефтебазы и других предприятий. В снабжении жидким топливом большую помощь оказывало командование 57-й армии и лично ее командующий Ф.И. Толбухин.

Сильные обстрелы из вражеских орудий и минометов (они находились в 3—5 км от электростанции) и ограниченные запасы топлива заставили нас принять решение – работать только ночью.

Когда немецкие танки прорывались на окраину Бекетовки, специальные подразделения минировали энергоагрегаты. По правде сказать, трудно было привыкнуть к тому, что под главным щитом управления лежит полтонны взрывчатки и люди находятся в непосредственной близости от этого «склада».

Эти дни достоверно описаны непосредственными участниками событий.

Из воспоминаний парторга ЦК ВКП(б) А.В. Николаева

Ни воздушные налеты, ни артиллерийские обстрелы не могли сломить дух и упорство энергетиков. Они бесстрашно оставались у машин и агрегатов, снабжая электроэнергией работающие предприятия города и воинские части.

Это был героический труд, равный ратному труду тех, кто в окопах города-героя отражал вражеские атаки. Каждую минуту у котла, турбины, генератора, где стояли на рабочих местах люди, могли разорваться бомба или снаряд.

Старший кочегар коммунист К.Н. Харитонов заступил на смену, когда гитлеровцы начали обстрел электростанции из орудий. Первые снаряды упали во дворе, затем один попал в коммуникации. Из трубопроводов хлынули горячий мазут и вода. Поблизости у котла находились Харитонов, Борненко, Шестеркин и мастер Гунгасов. Они стали быстро отключать линии. Особенно тяжело пришлось Харитонову, на которого лился горячий мазут. Нестерпимо жгло тело. Липкая жидкость ослепила кочегара, но он не отступил. Ощупью нашел кран, отключил линию, а затем, как был, весь в мазуте, принялся устранять повреждение. Вскоре насос заработал снова.

А вот другой случай. Водосмотр стоял на самой верхней площадке котла, на высоте примерно 40 м. Над ним была только крыша, ее пробивали даже самые мелкие осколки. Но водосмотр оставался на своем посту: если в котел не будет поступать вода, он может выйти из строя, а для ГРЭС взрыв котла был страшнее любого снаряда или бомбы.

Однажды осколками снаряда был поврежден паропровод котла. Водосмотром на котле стоял М. Дубоносов. Когда к нему подбежали и спросили, куда упали снаряды, он рассердился и сказал:

– Моя обязанность следить за котлом, а не за снарядами.

В другой раз при подаче угля из запасного бункера ковш вдруг остановился. Оказалось, что он уперся в 150-миллиметровый неразорвавшийся снаряд, попавший через перекрытие в уголь. Этот снаряд поднял главный инженер ГРЭС К.В. Зубанов и осторожно, как ребенка, понес вниз. Все наблюдали за тем, как он шел с этой страшной ношей, и успокоились лишь тогда, когда снаряд был передан артиллеристам воинской части.

Стараясь разрушить электростанцию, гитлеровцы рассчитывали, что с прекращением электроснабжения перестанут работать оборонные заводы, нарушится нормальная жизнь города и его предприятий.

23—25 августа 1942 г. в результате массированных налетов вражеской авиации оказались сильно разрушенными линии электропередачи от ГРЭС до города и городская подстанция, электроснабжение прекратилось.

Городской комитет обороны поставил задачу – в кратчайший срок, за два-три дня, восстановить линию электропередачи и городскую подстанцию и хотя бы частично дать ток городу.

На восстановление были выделены две группы электриков. Одна – под руководством главного инженера Энергосбыта Ю.К. Столярова, вторая – под руководством главного инженера электросетей Н.П. Панкова. Работы велись под непрерывной бомбежкой вражеской авиации. Не успевали люди в одном месте устранить разрушения, как появлялись новые. Но несмотря на все трудности, линия и подстанция были восстановлены, и 29 августа город получил электроэнергию. Это дало возможность включить водопровод и подавать воду на тушение пожаров, пустить мельницу и обеспечить население и воинские части хлебом. При восстановлении электроснабжения города погиб главный инженер электросетей Н.П. Панков.

По заданию командования фронта работникам СталГРЭС было приказано забаррикадировать вагонами железнодорожный путь от ближайшей высоты до территории электростанции. Это были противотанковые препятствия. Работы следовало вести ночами и при строгой светомаскировке. Однако, несмотря на все принятые меры, в одну из октябрьских ночей 1942 г. работы по сооружению баррикад были обнаружены с немецких самолетов, которые с малой высоты сбросили несколько авиабомб, а затем на бреющем полете обстреляли людей из пулеметов. К счастью, никто из наших не пострадал. Задание командования фронта было выполнено.

Во время очередного обстрела электростанции во многих местах были повреждены железнодорожные пути и стрелочные переводы. А на ГРЭС нужно было срочно подать цистерну с мазутом. Не успели отремонтировать поврежденные места, как обстрел вновь возобновился и снова в нескольких местах были разрушены пути. Приняв смелое и, пожалуй, единственно возможное решение, бригада уложила шпалы, накрыв их листовым железом. Паровоз пропустили через поврежденное место пути и подали цистерну с мазутом на электростанцию,

Особенно много забот было у работников электрического и водного цехов. Вот несколько характерных примеров. 23 сентября 1942 г. снарядами были повреждены в нескольких местах кабели, идущие на водонасосную станцию. Невзирая на продолжающийся обстрел, группа электриков в составе Воскобойникова. Разумейченко, Сосновского и Карачинского под руководством Л.В. Львова отремонтировала поврежденные участки и включила линии в работу. А водопроводчики Филин, Заикин и другие в течение двух дней работали среди разрывающихся артиллерийских снарядов и обеспечивали бесперебойную подачу воды для нужд электростанции.

Вспоминается случай, когда с передовой линии пятеро бойцов привезли на ремонт противотанковую пушку. Им предложили укрыться, так как находиться на территории небезопасно. Бойцы с удивлением выслушали это предложение и заявили:

– Мы на передовой не боимся, а тут в 5 км от фронта тем более.

Но буквально спустя 2—3 минуты артиллерия противника начала обстрел станции. Пришлось укрыться всем.

Всего по неточным данным на территорию электростанций упало до 900 снарядов, из них свыше 200 попало в ее цехи и агрегаты.

В течение 4 и 5 ноября 1942 г. СталГРЭС подверглась бомбежке больших групп вражеской авиации – до 40 самолетов одновременно. Было сброшено свыше 200 авиабомб. Электростанция оказалась на значительный период полностью выведенной из строя.

В эти дни на СталГРЭС погибли 24 человека, ранены 11.

Около 200 дней в районе Сталинграда шли непрерывные бои. А когда закончилась великая битва и враг под Сталинградом был разгромлен, город лежал в развалинах. Большие разрушения и повреждения получили СталГРЭС и сетевое хозяйство.

Бои за завод «Красный Октябрь» в Сталинграде

Были повреждены или разрушены здания и оборудование топливоподачи, полностью разрушена градирня №3 и выведены из строя градирни №1 и 2, разбит котел №4 (в него попала бомба в 500 кг), пострадали турбогенераторы, искромсаны снарядами стены главного здания. Большой урон был причинен железнодорожному путевому и паровозному хозяйству, на подстанции повреждены трансформаторы, масляные выключатели, кабельное и масляное хозяйства, повреждены здания механического цеха, паровозного депо, служебный корпус, главная контора, столовая, баня и другие здания и сооружения.

Все сталгрэсовцы работали самоотверженно. Но некоторых хочется отметить особо: заместителя главного инженера П.И. Карпова и начальника электроцеха Л.В. Львова, которые находились все время на электростанции и руководили всеми восстановительными работами; начальников турбинного и котельного цехов В.А. Крыжановского и Я.И. Круглякова, до последних дней работы электростанции руководивших цехами. Начальник технического отдела Г.С. Климов выполнял особые поручения специальной группы. Начальник штаба МПВО П.П. Савченко руководил подразделением этой группы, лично участвствовал в спасении и перевязке раненых. Начальник механической мастерской П.Г. Солянников вместе с группой рабочих: токарем Белоусовым, электрогазосварщиком Косенко, кузнецом Забирником и слесарями Блинчиковым и Поцелуйкиным, не считаясь со временем и обстановкой, сутками не выходили из цеха вплоть до окончания ремонта боевой техники для фронтовых частей.

Большая и самоотверженная работа была проделана связистами станции Коржовой, Буяновой, Горюновой, Рубцовой, Фофановым, которые бесперебойно обеспечивали связь внутри электростанции. И еще многие другие товарищи, не страшась бомб и снарядов и не щадя своей жизни, выполняли все необходимое по обеспечению работы ГРЭС... Разве всех перечислить?

Так до последних дней великой битвы на берегу Волги работали сталинградские энергетики – не зная устали, не ведая страха.

В дни обороны Сталинграда особенно возросла роль партийной организации, призванной возглавить борьбу за жизнь электростанции и с честью выполнившей поставленную задачу. Коммунисты первыми были там, где исход дела решали мужество и отвага, презрение к смерти.

...Отгремели последние залпы орудий, 2 февраля 1943 г. на земле сталинградской установилась тишина. Смертоносный вал войны отодвинулся на запад. Энергетики ходили по территории своей электростанции, осматривали то, что уцелело, устанавливали, что погибло безвозвратно, убирали ненужное. Тягостное зрелище представляли руины. Во время боев узнавать о том или ином повреждении было не так тяжело. Боль утраты скрадывалась, притуплялась суровостью обстановки. Тогда все помыслы были направлены к тому, чтобы отстоять свой родной город, сломать хребет фашистскому зверю.

Американские специалисты, побывавшие в нашем городе сразу после окончания боев, говорили, что Сталинград легче построить заново на другом месте. Эта мысль сталинградцам казалась кощунственной. Возродить из руин город-герой, сделать его грандиознейшим и прекраснейшим памятником десяткам тысяч павших, ценой своих жизней защитивших его, – вот о чем думали те, кто пришел на его восстановление.

Из воспоминаний главного инженера Сталэнергокомбината К.В. Зубанова

Мирный труд советских людей был нарушен вероломным нападением фашистской Германии. Все изменилось. Появились новые заботы, новые задачи и в первую очередь мобилизация персонала и транспорта. На место ушедших на фронт пришлось привлекать женщин, подростков и стариков, срочно обучать их профессиям. В военных условиях многократно повысилась ответственность всего коллектива – от слесаря и монтера до руководителя энергокомбината.

Все отрасли промышленности Сталинграда перешли на выпуск военной продукции. Все для фронта, все для победы. Требовалось бесперебойное электроснабжение промышленности.

Особые трудности возникли после прекращения поставки донецкого угля – основного топлива СталГРЭС. Необходимо было перевести электростанцию на жидкое топливо, поступавшее из Баку водным путем.

В течение нескольких дней собственными силами при скудных средствах механизации были построены трубопровод Волга  СталГРЭС, земляные и бетонные хранилища с использованием сооружений угольного склада и переоборудованы для сжигания мазута все котлы.

Фронт приближался к Сталинграду. Волга превратилась в театр военных действий. Доставка жидкого топлива по Волге становилась все труднее и труднее. В первый период нас спасало то обстоятельство, что часть заводов приступила к демонтажу и эвакуации оборудования на восток и электропотребление соответственно снизилось.

Наступил момент испытания мужества сталинградцев. В результате невиданных по масштабу массированных налетов фашистской авиации в августе 1942 г. город и ряд крупных заводов превратились в руины. Жилые дома, заводы, нефтебаза и другие сооружения горели.

Прекратили свое существование заводские электростанции. Обе цепи линии электропередачи 110 кВ от СталГРЭС на значительном протяжении были разрушены. Тушить пожары нечем, не было воды. Все насосные станции или разрушены, или остались без источников электропитания. В центре города от огня и дыма трудно дышать. Нам было приказано любым способом подать напряжение на уцелевшие насосы первого подъема на набережной Волги в центре города.

Под руководством главного инженера электросетей Н.П. Панкова и главного инженера Энергосбыта Ю.К. Столярова была восстановлена одна цепь ВЛ 110 кВ. По предложению Л.В. Львова и В.В. Разумейченко из схемы электростанции был выделен один генератор и напряжение подано на восстановленную линию, а по ней непосредственно электродвигателям насосной. В городе появилась вода. Приступили к тушению пожаров. Люди могли утолить жажду, да, жажду, так как до Волги было далеко, шла непрерывная бомбежка, а все запасные емкости для воды были выведены из строя.

Восстановление электрических сетей шло непрерывно, несмотря на массированные налеты вражеской авиации. Н.П. Панков «сидел» на трассе, и под его руководством шла борьба за жизнедеятельность оставшейся части населения, ибо там, где электроэнергия, там и вода, и хлеб, и свет.

Фронт подошел непосредственно к городу и вклинился в его отдельные районы. У Купоросной балки противник овладел участком ВЛ 110 кВ, по которой под напряжением 10 кВ передавалась электроэнергия в город. Только на четвертый день, очевидно, догадавшись, что линия действует, фашисты уничтожили ее, и связь электростанции с городом полностью прекратилась.

С тех пор контакты с городскими организациями мы вынуждены были поддерживать через наших «связных», которые с помощью моторной или весельной лодки переправлялись на левый берег Волги, куда к тому времени перебрался штаб городского комитета обороны. Это требовало много времени, и информация была запоздалой. Учитывая наши условия и отсутствие радиотрансляционной сети, компетентные органы разрешили мне и управляющему Энергокомбинатом А.Н. Землянскому пользоваться радиоприемником. Теперь мы знали о положении на фронтах и в Сталинграде.

Учитывая потерю связи с центром города и его северной промышленной зоной, коллектив СталГРЭС сосредоточил свое внимание на энергоснабжении южной части города и его промышленности. Тем временем противник бросил значительные силы на южное направление.

Наступили трудные времена в жизни электростанции. Массированные артиллерийские обстрелы, систематические бомбежки с самолетов. Работали круглые сутки с кратковременным сном непосредственно на рабочих местах.

Руководство работой электростанции осуществлялось из подземного командного пункта, который находился в 300 м от основного корпуса. Во время артобстрела и бомбежки с самолетов руководители, передвигаясь перебежками и по-пластунски, проникали на электростанцию, появлялись на рабочих местах и корректировали деятельность персонала, воодушевляя своим присутствием рабочих и техников. Это имело огромное мобилизующее значение для персонала электростанции.

Мы с А.Н. Землянским строго выполняли наказ заместителя Председателя Совнаркома В.А. Малышева, который при посещении города на встрече с партийным активом накануне подхода немецко-фашистских войск к Сталинграду призвал нас без паники организовать эвакуацию заводов и населения, эвакуировать свои семьи в самую последнюю очередь, проявлять спокойствие, железную дисциплину и собственным поведением показывать пример выдержки и уверенности в победе.

Характерно, что в те времена любые действия коллектива в целом или каждого человека в отдельности считались просто выполнением долга в меру своих возможностей и ничем больше. Сегодня, оглядываясь назад, можно с чистой совестью оценить работу коллектива энергетиков Сталинграда в период осады города как проявление мужества и стойкости, а может быть, и как настоящий подвиг.

Надо только представить себе обстановку, в которой оказался коллектив электростанции, оторванный от «материка». Позади Волга. Отступать некуда. Под гром разрывов снарядов и бомб и свист летящих осколков, под падающими сверху конструкциями, бетоном, кирпичом, стеклом персонал под руководством П.М. Карпова, Л.В. Львова, В.А. Крыжановского, Я.Л. Круглякова и В.В. Разумейченко не только обеспечивал ее эксплуатацию, но и непрерывно вел восстановительные работы на выведенном из строя оборудовании.

Блестящие организаторские способности проявил А.Н. Землянский, который, осуществляя общее руководство, обеспечивал персонал электростанции питанием, одеждой, необходимыми материалами и топливом, организовывал эвакуацию высвобождающихся рабочих на левый берег и при помощи А.В. Морякова и Е.М. Гервица – дальше, на энергообъекты Востока. Он поддерживал деловую и оперативную связь с воинскими частями для защиты электростанции и определения момента возможного отхода. Для нас единственным путем связи с «Большой землей» была Волга. Особую роль в этом сыграли наш «капитан» – руководитель «флота» ГРЭС Петров и электротехник Андрей Нестеров. Когда катерам Петрова стало небезопасно курсировать по Волге, с этим успешно справлялся Нестеров на маленькой моторке. Он доставлял нам продукты питания и почту. Однако наступили времена, когда и вездесущий Андрей не мог пробраться к нам – день и ночь Волга была под контролем противника. Тогда-то и пригодилась смекалка Л.В. Львова: из сверлильного станка он смастерил мельничную установку и обеспечивал нас лепешками собственного изготовления.

Нельзя не отметить при этом оперативность, с которой нас выручал помощник А.Н. Землянского Лукьяненко. Казалось, кончились все продукты – питаться нечем, а он где-то что-то находил, и мы практически не голодали.

Большое значение в обеспечении нашей жизнедеятельности сыграла помощь директора соседнего с нами завода А.И. Уфлянда. Он снабжал нас различными материалами для ремонта оборудования электростанции, а также танков и орудий (и этим нам пришлось заниматься), делился спиртом, который помогал нашему доктору спасать жизнь раненым рабочим электростанции.

Хотелось бы особенно отметить роль наших девушек. В химическом цехе остались одни женщины, и несмотря на ад, в который превращалась электростанция во время обстрелов и бомбежек, они под руководством Таисии Косовой, будучи оторванными от основного коллектива, мужественно работали, обеспечивая подачу химически очищенной воды в котлы и питьевой воды в поселок СталГРЭС и ряд близлежащих поселков и районов Сталинграда. Этой водой пользовались также и воинские части, дислоцированные на правом берегу Волги. В самые напряженные моменты приходилось с трудом проникать к ним в здание, и каждый раз на вопрос:

– Девушки, страшно? Они отвечали:

– Нет, Константин Васильевич, это мы дрожим от холода!

И это при 18—20 градусах тепла! Как хотелось расцеловать их милые, мужественные лица.

Для уменьшения человеческих жертв из Сталинграда было эвакуировано все население. Остался только персонал, который был необходим фронту. И тут не могу не упомянуть об одной из сотрудниц нашей электростанции – Щербаковой, тогда уже пожилой женщине, которая в ночные часы в действовавшей от СталГРЭС бане обеспечивала мытье тысяч солдат и командиров. Они сердечно благодарили эту худенькую старушку.

Труд энергетиков получил высокую оценку командующих крупными воинскими частями: генералов Т.И. Танасчишина, В.И. Чуйкова, М.С. Шумилова, Ф.И. Толбухина, А.И. Еременко, полковника В.И. Жданова и многих других выдающихся военачальников Советской Армии.

Прочный контакт был у нас с первым секретарем Сталинградского обкома КПСС А.С. Чуяновым и другими руководителями области, города и района.

По настойчивой просьбе членов Военного совета Сталинградского фронта СталГРЭС работала и в самые критические моменты битвы на Волге.

Сохранились переправленные на левый берег докладные записки о положении на электростанции для уполномоченного Наркомата электростанций А.В. Морякова. Вот выдержки из одной из этих записок.

«...У нас на СталГРЭС дело приближается к тяжелому исходу. Артиллерийский обстрел усиливается. Сегодня, 23.9, в станцию было направлено свыше 80 снарядов разных калибров, причем непосредственно в главное здание до 20 штук. Можешь себе представить, что это был за ад. Помимо строительных разрушений вышли из строя котлы №3 и 5, трансформатор №3 (115 кВ) и мельничное хозяйство котла №4. В 16.30 станция вышла из строя полностью и была запущена под артиллерийскую музыку к 19.00.

Для персонала сегодняшний день был поистине днем серьезных испытаний. Переживания ни с чем не сравнимые и неповторимые. Электриков пришлось разыскивать и вытаскивать из катакомб кабельного канала. Даже самые смелые люди и те сегодня спасовали. Не только действия и слова говорили о страхе людей, но даже выражение лиц говорило о страдании их и в некоторой степени о безвыходности положения.

Сказать откровенно, мне тоже было очень и очень страшно.

Утверждать обратное, когда с тобой рядом разрываются снаряды, летят осколки, сверху сыплются конструкции, цемент, кирпичи, стекла и прочее, когда ходишь по станции как в колыбели – значит врать. Но, как говорится, наше дело такое – пример показывать.

В связи с усилившимся обстрелом станции управляющий с согласия местных властей принял решение днем станцию останавливать, а ночью работать. Такой порядок устанавливается с завтрашнего, вернее, с сегодняшнего (24.9) дня.

О других вещах напишу позже, очень устал.

Извини за несвязное письмо.

Всего хорошего, привет всем. Скорее отправляйте эшелон. Жертв на станции нет.

24.9.42

К. Зубанов
1 ч. 50 мин.»

Как видите, даже это небольшое письмо с правого берега убедительно говорит о нашем тяжелом положении, но коллектив выстоял и был переправлен на левый берег Волги только после полного использования топлива, имевшегося на ГРЭС и близлежащих заводах, а это случилось за несколько дней до начала окружения армии Паулюса.

В первые же дни после окружения немецко-фашистских войск под Сталинградом коллектив СталГРЭС возвратился на правый берег н под «артиллерийскую музыку», уже с нашей стороны, начал восстановительные работы.

Для многих из нас, ныне работающих в других энергообъединениях СССР, Сталинград был школой мужества и инженерного становления. Эта была высшая школа умения работать с кадрами и быть примером для коллектива.

Восстановление СталГРЭС

После воспоминаний А.В. Николаева и К.В. Зубанова я продолжу описание последующих событий восстановления СталГРЭС.

Когда на улицах города еще гремели последние выстрелы орудий, на Сталинградской ГРЭС начался восстановительный период.

Сделать предстояло очень многое. Казалось, что на все не хватит и года. И вот коммунисты собрались в турбинном зале, чтобы посоветоваться, сообща решить самый главный в то время вопрос: что нужно предпринять, чтобы в возможно короткие сроки вдохнуть жизнь в искалеченные машины и механизмы, дать городу энергию. И именно тогда, взвесив все силы и возможности, решили пустить в работу первые агрегаты – котел и турбину собственных нужд (3 тыс. кВт) – в марте 1943 г.

Для пуска первых агрегатов требовалась электроэнергия, которой в Сталинграде в то время не было. И тогда под руководством начальника электроцеха Л.В. Львова, мастера В.С. Перфильева и электрослесарей Оноприенко, Бибичева, Булахтина, Гамаюкнова и Лежанова была сооружена микроГРЭС. Для этого асинхронный двигатель с фазным ротором мощностью 160 кВт превратили в генератор трехфазного тока (напряжением 0,4 кВ). Возбудителем служила сварочная машина постоянного тока. В качестве привода использовали судовой одноцилиндровый нефтяной двигатель внутреннего сгорания мощностью 147 кВт (200 л.с.).

В начале января 1943 г. микроГРЭС дала ток. Зажглись светильники в помещениях электростанции, заработали станки механического цеха, электросварочные аппараты на ремонте пускового котла №2 и трубопроводов. Из-за малой мощности микроГРЭС не все механизмы могли работать одновременно, поэтому восстановительные работы велись в две и три смены.

Повреждения электростанции были куда серьезнее, чем казалось не только при беглом, но и при детальном осмотре. Ведь электростанция – это не только здания и механизмы. Под землей проходят жизненно важные инженерные коммуникации. Многие из них тоже были повреждены. Вышли из строя водо- и нефтепроводы. Нарушены линии связи, сигнализация. Восстановление коммуникаций требовало кропотливой, точной и напряженной работы.

Вот почему и пуск котла производили необычным способом. Первоначально котел был заполнен водой с помощью электронасоса по пожарным брезентовым рукавам из железнодорожных цистерн, поданных паровозом из Сарепты. Дрова подносили в топку котла вручную от разрушенных во время бомбежки градирен. Более суток потребовалось для того, чтобы Поднять давление пара в котле до 1,6—1,8 МПа. Заработали электродвигатели: питательного электронасоса, вентилятора и дымососа; стал поступать мазут в топку котла. Начался дальнейший подъем давления пара до 3,0 МПа. Приступили к отладке всех механизмов котельного, турбинного и топливного цехов, а также химводоочистки, насосов первого и второго подъемов водонасосной.

От зари до зари люди работали на восстановлении электростанции. Каждый трудился за двоих, за троих, но одним энергетикам, конечно, было не под силу к сроку дать ток. И в том, что уже в марте 1943 г. СталГРЭС все-таки вновь вступила в строй – большая заслуга всей партийной организации города-героя. Это по ее призыву все заводы Сталинграда направляли на восстановление электростанции своих людей.

Котел №2 паропроизводительностью 62,5 т/ч и турбогенератор №5 мощностью 3 тыс. кВт были пущены 16 марта 1943 г. Для всех жителей города-героя, а для энергетиков в особенности, этот день был настоящим праздником.

Перед коллективом Сталэнергокомбината в 1943 г. стояли огромные задачи. Требовалось восстановить агрегаты электростанции и электрические сети; дать электроэнергию возрождаемой промышленности Сталинграда; набрать и обучить персонал для производства восстановительных работ и ведения эксплуатации; восстановить жилищный фонд СталГРЭС.

Были назначены календарные сроки восстановления оборудования Сталэнергокомбината в 1943 г.

Восстановление и ввод в эксплуатацию основного оборудования СталГРЭС и электросетей были осуществлены коллективом ГРЭС ранее установленных сроков. Коллективу Сталэнергокомбината три месяца подряд (май, июнь, июль) присуждалось переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны.

Одновременно с оборудованием электростанции требовалось немедленно восстановить здания, сооружения, линии электропередачи и подстанции, а для этого было нужно огромное количество строительных материалов, кабеля, провода и т.п.

Местные лесозаводы передали Сталэнергокомбинату 1500 м3 пиломатериалов и до 2500 м3 круглого леса. Для восстановления перекрытий главного здания использовали металл с местной металлобазы. Железобетонные плиты были позаимствованы на заводе металлоизделий. Гвозди получали после разборки разрушенных деревянных зданий и сооружений, кирпич – от разрушенных зданий города.

Несмотря на большую помощь материалами (провод для линии электропередачи, изоляторы, цемент, стекло, масло трансформаторное и др.), оказанную Наркоматом электростанций, не хватало рубероида, клебемассы, гвоздей, извести, кровельного железа, стали, труб, арматуры и многих других материалов.

С вводом в действие подстанции Северная разрушенные гитлеровцами металлургический завод «Красный Октябрь» и завод «Баррикады» получили электроэнергию для восстановления.

Да, ГРЭС уже работала. Но, конечно, это было только начало. Однако и первый ток радовал, вселял уверенность в свои силы, позволял шире вести восстановительные работы.

Работы второй очереди восстановления электростанции выполняли во второй половине года, в такие сроки, чтобы обеспечить полную потребность в электроэнергии вновь пускаемых заводов и предприятий.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1943 г. за самоотверженную работу в период обороны Сталинграда и успешное выполнение задания правительства по восстановлению Сталэнергокомбината большая группа товарищей была награждена орденами и медалями: пятеро – орденом Трудового Красного Знамени, семеро – орденом Красной Звезды, 14 человек – орденом «Знак Почета», 12 – медалью «За трудовую доблесть», 14 – медалью «За трудовое отличие». Управляющий Сталэнергокомбинатом А.Н. Землянский, мастер механического цеха П.Г. Солянников, кочегар котельного цеха К.И. Харитонов были удостоены ордена Ленина.

В последующие годы сталинградские энергетики, воодушевленные призывом ЦК Коммунистической партии и Советского правительства к быстрейшему разгрому врага и исполненные желания скорее возродить родной город, прилагали много сил к тому, чтобы быстрее восстановить разрушенное энергохозяйство Сталинграда. Люди работали, не считаясь со временем. Они трудились столько, сколько было нужно, и иногда сутками не уходили с электростанции.

К концу 1944 г. мощность электростанции достигла 70 тыс. кВт, было сдано в эксплуатацию 1501 м2 жилой площади.

Героический Сталинград, сражение у стен которого явилось поворотным пунктом в ходе Великой Отечественной войны, был поднят из руин. Его возрожденная промышленность снова дает стране тысячи тракторов, десятки тонн качественной стали и проката, цветные металлы и другую продукцию.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно
Информация по заявке
Актуальность
Город
Текст по заявке
или прикрепите файл
Прикрепить файл
Контактные данные
Организация
E-mail
Телефон
Контактное лицо
Комментарий
Отраслевая Служба Заказов от RusCable.Ru
– это оперативный бесплатный сервис для покупателей КПП.

Стоит только заполнить форму слева и в течение нескольких минут Вашу заявку увидит около сотни компаний-поставщиков. Те организации, которые могут ответить указанным Вами требованиям, напрямую свяжутся с Вами.

Остались вопросы? Задайте их операторам Службы Заказов
тел.: 8 (495) 229 33 36
или e-mail: zakaz@kab.ru


Работайте быстро и без посредников, работайте с RusCable.Ru!