Энергетика

Арсенал для любознательных

— Юрий Валерьевич, как получилось, что вы стали энергетиком? Ваш отец — кадровый военный. казалось бы, и ваш путь предопределен.

— Я мечтал стать строителем. Поступал в Московский инженерно-строительный институт (МИСИ) на базе Туркменского вуза, потому что наша семья в тот период жила в Ашхабаде, где служил отец. Сдал хорошо, но мне сказали: «После окончания института ты, парень, вряд ли захочешь ехать в аул. А нам нужны те, кто поедет. Поэтому подвинься». В результате я поступил в Туркменский политехнический университет на факультет электроэнергетики.

— После окончания института остались в Туркмении?

— Конечно. Первое мое место работы — районные распределительные сети. Помню бесконечный зной, песок, командировки. И опять — зной. Есть в Туркмении такое местечко Репитек. Так там песок прогревается до 77 градусов — можно яйца печь, как на костре. Командированные так и делали. Ездить приходилось много. Но это была колоссальная практика для меня, как для инженера-эксплуатационника. Кроме того, за работу «в поле» хорошо платили, были всякие прибавки — «безводные», «районные» и так далее. У меня зарплата выходила не ниже двухсот рублей в месяц. Это в то время, когда заработок инженера моего уровня составлял 115 рублей. Спустя какое-то время меня пригласили возглавить электротехнический отдел в Туркменском филиале института «Сельэнергопроект». Там трудился до тех пор, пока отец не закончил военную службу и наша семья не перебралась на родину — в Подольск Московской области.

Осмотревшись на новом месте, я пошел устраиваться на работу. Мне 28 лет, в кармане два вузовских диплома: инженера и бухгалтера — пока работал в Туркмении, окончил заочно экономический. Думал, что меня, дипломированного инженера со стажем, оценят и возьмут на любое предприятие. Но меня гнали отовсюду. Куда ни сунусь — кругом от ворот поворот. Это удивляло: рабочих рук везде не хватает, а я, выходит, никому не нужен. Прихожу в Подольские электросети — такая же ситуация. Главный инженер Иван Семенович Рогов вроде бы меня решил взять. Пошел договариваться о моей кандидатуре с директором, а это через стенку. Весь их крик и ругань я слышал от начала до конца. Затем Рогов вышел ко мне, положил документы на стол и говорит: «Не победил». Расстроенный я выхожу в коридор и буквально наскакиваю на начальника Подольского РРС Козлова Владимира Николаевича. «Ты чего такой скучный?» — спрашивает. «Да вот, — говорю, — никто на работу брать не хочет». — «Пойдешь ко мне инженером по эксплуатации?» Я ушам своим не поверил. Совершенно незнакомый человек — и вдруг такое предложение. Год я у него проработал. А потом приехал из Туркмении мой бывший начальник и позвал меня назад, в Сельэнергопроект. Этот проектный институт — один из «трех китов» советской эпохи, занимавшихся проектированием энергообъектов в стране. В нем я проработал до 1990 года. Но судьба порой преподносит сюрпризы: меня приглашают на должность заместителя главного инженера в Подольские электрические сети — то самое место, куда я когда-то не мог устроиться. Подольским электросетям я отдал 15 лет. А в 2005 году, когда организовалась компания «МОЭСК», перешел в нее на должность заместителя главного инженера по распределительным сетям.

— Это довольно редкая должность…


— По-моему, единственная. Во всяком случае, я ничего похожего не встречал ни в советское время, ни сегодня. Удивительно, но должности главного инженера либо технического директора по распределительным сетям в энергетических компаниях отсутствуют. А ведь без них нельзя обойтись. Может быть, кому-то кажется, что в распределительных сетях все и так понятно. На самом деле это не так. Я в своей жизни встречал только трех настоящих эксплуатационных руководителей: один из них — бывший заместитель главного инженера МОЭСК Ковырко Владимир Владимирович; второй — Перцев Александр Петрович работал главным инженером в Тамбовэнерго; третий — я сам. Почему так говорю? Потому что мы получили системные знания, как теоретические, так и практические. Мы все прошли базовую подготовку в проектных институтах, знаем, что такое СНиПы, ГОСТы, документооборот, система проектирования и прочее. Мы понимаем, почему проектировщики рисуют объект так, а не иначе, видим, чем они руководствуются.

К сожалению, профессионалов нашего уровня не так много. И пришло наше время уходить. Кто придет на наше место? Последние годы этот вопрос меня особенно волновал. Поэтому я готовил себе замену. Нашел талантливого парня — Андрея Лошакова, научил, чему успел. Теперь это сложившийся, толковый, грамотный руководитель, и главное — надежный. Ему плевать на всякие «откаты» и «обраты». Он не пойдет на нарушения ради пачки купюр. Такое в наше время нечасто встретишь.

— Многие отмечают, что самый больной вопрос энергетики — подготовка кадров. Но ведь есть учебные центры, курсы повышения квалификации. специалисты всех уровней постоянно учатся, сдают экзамены.

— Все правильно. Но вместе с тем отсутствует система подготовки персонала. А без системы трудно добиться хороших результатов. Мы зачастую уделяем внимание совсем не тем вопросам, которым нужно. Например, много занимаемся вопросами охраны труда — покупаем специальные костюмы, объясняем персоналу, мол, это не трогай, сюда не подходи и т.д. А вот как правильно прикрутить проволоку к опоре, не рассказываем.

Или как опору установить — тоже не учим. Порой доходит до смешного: взрослые дядьки не могут мне ответить на простой вопрос: как поставить треногу? Кажется, что все просто: закопал — и пусть себе стоит. Но разработчики, когда придумывали опору, распределили нагрузку на стойки так, чтобы основной упор пришелся на диагональ поперечного сечения стойки. У нас же этот фактор при работе многие работники не учитывают. Поэтому опоры так недолговечны.

Или возьмем другой вопрос: как натянуть провод ЛЭП? На первый взгляд специалистов по этой части хватает. Но все ли они учитывают нюансы практики? Из учебника физики мы знаем, что чем выше температура, тем больше величина провеса провода. Поэтому умные люди придумали монтажные таблицы, согласно которым в зависимости от температуры указывается «стрела провеса». Чтобы правильно натянуть провод, монтажник, приступая к работе, обязательно должен иметь с собой термометр. Но термометра ни в одной нашей бригаде никогда не было. А ведь изменение температуры только на пять градусов для проводов может быть критично. Помню, в 2005 году — я только приступил к работе в МОЭСК — была очень холодная зима. Начали лопаться провода. Стали разбираться, почему? Оказалось, их монтировали в теплую погоду, а «стрелу» выбрали на глазок. Подобные примеры можно продолжать приводить. То, о чем я говорю, — элементарные вещи. Но это те нюансы, от которых зависит надежность работы сетей.

Энергетик, особенно эксплуатационник, если уж выбрал себе эту профессию, вынужден учиться всю жизнь, причем обращать внимание на нюансы. Как-то спрашиваю у сотрудников, работающих на трассе: «Как крепите изолятор к опоре? Изолятор — фарфоровый; крюк, на который он крепится, — металлический. Понятно, что у металла с фарфором дружба не долгая. Поэтому есть пластиковый колпачок, который продевается между ними. Как вы его надеваете?» — «А никак. Не налезает колпачок на изолятор».

А ведь чтобы налез, не нужно никаких дополнительных усилий, надо только опустить колпачок в горячую воду, и он легко наденется на крюк. Сделайте заготовки заранее, и проблем на трассе не будет. Все это надо просто знать.

В арсенале каждого опытного эксплуатационника есть свои профессиональные хитрости, которыми он с удовольствием поделится с коллегами. Ведь практически каждый день специалисту приходится принимать нестандартные решения. Недавний пример: в Серпуховском районе в лесу упали две опоры. А там есть такой работник Александр Панченко. Так он что сделал: натянул трос между елками, прикрепил на них изоляторы, к которым подвесил провод. И потребители получали электроэнергию, пока ремонтники восстанавливали опоры.

— Кадровая проблема серьезная, но не единственная.

— Есть и другие. Например, мы перестали строить в нужном объеме электрические сети. Практически не ведутся их реконструкция и восстановление. Для того чтобы грамотно восстанавливать электрические сети Московской области, нужно приблизительно 2 млрд рублей в год. Больше пока не требуется — мы не найдем столько подрядчиков, чтобы справиться с объемами работ, не сможем обеспечить контроль качества при приемке поставляемых нам материалов и оборудования. Но два миллиарда ежегодно — это тот минимум, который сегодня необходим для развития сетевого хозяйства, чтобы был опережающий рост электросетей над их износом. А выделяют 60—100 миллионов рублей в год. У нас по области 60 тыс. км сетей 0,4—6 кВ. Это очень много. И содержать все это богатство — дорогое удовольствие.

— Юрий Валерьевич, еще один вопрос. В то время как на всех уровнях говорят о внедрении новых технологий куда бы то ни было, некоторые энергетики вдруг озаботились возвращением деревянных опор в сетевое хозяйство. как вы к этому относитесь?

— Я много лет занимаюсь восстановлением деревянных опор. Это самая лучшая строительная конструкция. Она лучше и безопаснее бетонной, я в этом убежден. Деревянная опора прочна, экологична, легка в утилизации. Она безопасна в эксплуатации, так как не проводит ток, в отличие от бетонной. Но у деревянных опор есть большой минус: в России почти нет предприятий, которые могут качественно пропитывать лес. Этим занимаются только два завода — в Киришах Ленинградской области и в Сыктывкаре. У нас к ним много претензий из-за некачественной пропитки. Плохая пропитка — гарантия недолговечности опоры. Поэтому мы так тщательно осматриваем товар. Знаем, что даже малейшее нарушение технологии пропитки приведет к негативным последствиям. Снял неправильно кору с дерева, не очистил концы от смолы — в залитые смолой части пропитка не попадает, высушил пропитанный ствол не отдельно, а навалом — и вся работа насмарку. Это уже не опора, а брак. Мы за каждую опору пять тысяч платим и сомнительные брать не намерены.

— А вам предлагали взятки за приемку?

— Всякое случалось. Но какие могут быть договоры, если из-за некачественных опор будут гибнуть люди?

— Сейчас на российский рынок продвигается еще одно новшество — спиральные устройства для неизолированных проводов на линиях 0,4—6 кВ. Что это такое и зачем они нужны?

— Это наиболее эффективное на сегодняшний день устройство против схлеста проводов. Схлест — давняя наша головная боль. Что мы только не придумывали, предлагали даже распорки между проводами делать. Но оказалось только хуже — провода натянуты с разным усилием, и при ветровых и гололедных явлениях наиболее нагруженная проволока может оборваться. А тут одна испанская энергетическая компания — ENDESA предложила решение — спиралеобразную проволоку для защиты проводов от птиц. Спираль яркого цвета, в диаметре 40 см, птицы хорошо ее видят. Но когда повесили эти устройства, то вдруг обнаружили, что в распредсетях снизилось количество отключений. Я этим заинтересовался. У нас в Правилах устройства электроустановок написано, что при токах короткого замыкании 50 кА хлещет провода 110 кВ, их надо проверять на схлестывание. А про провода 6—10 кВ ничего не говорится. А я знаю, что при токе короткого замыкания порядка 5—6 кА провода хлещет. С помощью спирального устройства можно существенно снизить количество схлестов. Устройство изготавливается из жесткого пластика, оно легкое, прочное, к тому же на нем не образовывается гололед.

— А стоимость его какая?

— Без затрат на доставку и растаможку 10—15 долларов. Но, поверьте, это неизмеримо дешевле, чем ремонтировать сети после схлеста проводов.

— Юрий Валерьевич, что мы все о работе. расскажите немного о семье.

— У меня жена, двое сыновей. Все связаны с электроэнергетикой. Так что у нас, можно сказать, династия.

— А вам ни разу не приходилось жалеть, что выбрали такую профессию?

— Как не приходилось? Бывало, жалел, особенно во время аварий, когда ты уставший после работы, а тут какое-нибудь ЧП. Да и без нештатных ситуаций волнений хватает — постоянно начеку, постоянно чего-то ждешь, никогда не можешь расслабиться до конца. Электроэнергетика — та профессия, которая требует от человека полной отдачи. Но зато какое счастье понимать, что это не просто твоя профессия, это — призвание.


Беседовала Екатерина ГУСЕВА

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно