Кабельно-проводниковая продукция и аксессуары

Кабельное производство и интеллектуальная собственность

Часть 5. Особенности взаимоотношения между авторами
и патентообладателями в России.


Прежде, чем приступить к освещению состояния дел в области отношений между авторами патентов и патентообладателями в настоящее время, вкратце опишем их предысторию в период существования Советского Союза.

В силу особенностей государственной формы управления в Советском Союзе патентные отношения имели также искаженную форму.

Закон «О патентах на изобретения» был принят в Советском Союзе 12 сентября 1924 года в связи с переходом от военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП) и возникновением нового хозяйственного механизма, основанного на самостоятельности предприятий, дальнейшем развитии товарно-денежных отношений и конкурентных отношениях между предприятиями. Был создан Комитет по делам изобретений, а в 1929 году — акционерное общество ПРИЗ (патентование и реализация изобретений), которое стало заниматься патентованием изобретений за рубежом и продажей лицензий.

К 1931 году НЭП был отменен, а 9 апреля 1931 года утверждено новое «Положение об изобретениях и технических усовершенствованиях», по которому вводились две формы охраны прав изобретателей: авторское свидетельство и патент.

Если изобретатель выбирал авторское свидетельство, то патентовладельцем становилось государство, что значительно упрощало оформление документов на изобретение и дальнейшие мероприятия, связанные с продлением срока действия и оформлением лицензионных договоров. Изобретатель, желающий получить патент на изобретение, сам становился патентовладельцем со всеми вытекающими отсюда последствиями, начиная от выплачивания весьма значительных патентных пошлин до сложностей в общении с различными административными инстанциями. Другими словами, было сделано так, что автору изобретения становиться патентовладельцем было невыгодно. В случае внедрения изобретения автору (авторам) в зависимости от получаемой экономии выплачивалось вознаграждение. Кроме комитета по изобретательству в 1932 году было создано Всесоюзное общество изобретателей.

Период с 1936 года по 1955 год носит название децентрализованного. В 1936 году Комитет по изобретательству упраздняется. В 1938 году ликвидируется Общество изобретателей, закрываются печатные издания, посвященные изобретательству.

Изобретательская жизнь возрождается в СССР в 1956 году. Вновь создается Комитет по делам изобретений и открытий, а также Всесоюзный институт патентной информации с мощной издательской базой и Всесоюзный институт патентной экспертизы (ВНИИГПЭ), открываются новые печатные издания по вопросам изобретательства.

Но даже в моменты повышенного интереса к изобретательству у руководства страны изобретательские дела в стране обстояли не самым блестящим образом.

Действительно, движущей силой изобретательства является спрос на изобретения, а спрос появляется тогда, когда предприятия активно обновляют свою продукцию. Значительное развитие промышленности приходится на послевоенные годы.

Причем большинство предприятий Советского Союза имеет оборонное или двойное назначение. Из этого следует, что реальное обновление просматривалось только в продукции оборонного назначения. Народнохозяйственные товары выпускались десятилетиями без каких-либо изменений, а фондируемость предприятий только укрепляла такое положение.

Так, например, фонды на кабель были значительно меньше потребности и даже реального спроса.

В силу этого у директоров кабельных заводов не было абсолютно никаких причин модернизировать выпускаемые кабельные изделия народно-хозяйственного назначения. Некоторый интерес к изобретениям существовал в области технологии и технологического оборудования. Но поскольку технологическое оборудование закупалось почти полностью по импорту, то «сырые» изобретательские идеи также не пользовались успехом.

С переходом через рубеж 90-х годов прошлого века государственное управление промышленностью было разрушено, и предприятия получили экономическую свободу, а вместе с тем и отсутствие заказов. Начался интерес к новой продукции. Но вначале он выражался в форме заимствования у соседей: так заводы, выпускающие силовые кабели, начали развивать производство кабелей связи, а выпускающие кабели связи — развивать производство силовых кабелей.

Но это просто перераспределило заказы между разными заводами, оставив в среднем производство на прежнем уровне.

Активизация патентной деятельности возникла совсем по иной причине, нежели обновление продукции, выпускаемой заводами. Причина достаточно банальна: на кабельном рынке появились желающие стричь купоны, прилагая при этом минимум усилий. Для этого патентуется общеизвестное изделие, а на основании патента заводу-изготовителю предъявляются претензии по поводу использования им чужой интеллектуальной собственности и счет на возмещение убытков. С целью защиты своей продукции высший руководящий состав заводов начал патентовать свою продукцию, зачастую общеизвестную. Способствовало этому введение в России возможности ускоренного патентования, так называемых, полезных моделей, в качестве которых могут выступать только устройства.

Значительным привлекающим фактором полезных моделей явилось то, что Федеральный Институт Промышленной собственности проводит только формальную экспертизу полезных моделей, а доказательство новизны возлагается на авторов полезной модели. Резкий рост числа полезных моделей приходится на годы после 2000. Причем, одно время заявки зачастую подавали лично генеральные директора и мы об этом писали [1]. Сейчас многое изменилось.

Во-первых, многие директора поменялись, а новые не стараются позиционировать себя столь индивидуально, во-вторых, полезные модели последних лет содержат более оригинальные идеи, чем это было в первых патентах.

Однако не произошло, хотя и наметилось, главное событие: обновление продукции не стало решающим событием в позиционировании предприятия на рынке.

В советское время внедрение изобретений было делом рук самого изобретателя. Люди бились за внедрение своих идей, иногда доходя до самых высоких инстанций, и теряя при этом саму суть, во имя которой происходила борьба. Многие вступали в коалицию с администрацией разных уровней, что позволяло опубликовать выработанные идеи, но никак не реализовать их в жизни.

Вопрос этот совсем неоднозначен. Дело в том, что рождение изобретателей и развитие самого изобретательства в человеческом обществе не является процессом, обусловленным экономическими причинами. Скорее наоборот: некоторые внешние причины, регулирующие развитие этого процесса, могут оказаться толчком для экономической экспансии. Сделаем отступление, введя некоторые определения. «Автором изобретения полезной модели промышленного образца признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы» [2].

Авторами (соавторами) считаются несколько физических лиц, если все они участвовали в создании объекта интеллектуальной промышленной собственности. В то же время не признаются авторами физические лица, не внесшие личного творческого вклада в создание объекта промышленной интеллектуальной собственности.

Право авторства является неотчуждаемым личным правом и охраняется бессрочно. Это означает, что отобрать право на авторство у человека, получившего патент на объект промышленной собственности, нельзя, за исключением того банального случая, когда человек просто-напросто своровал идею у кого-либо из предшественников или современников. Охранная грамота именуется патентом.

Рассмотрим по отдельности случаи, какие могут сложиться по составу коллектива авторов, скажем: изобретения ими полезной модели — в области кабельной продукции. Первым, как наиболее широко распространенный, идет случай, когда в составе авторов оказываются лица из высшего руководящего состава предприятия: один генеральный директор или кто-нибудь из его заместителей, группа лиц из высшего руководящего состава предприятия, группа сотрудников предприятия с включенными лицами из высшего руководства.

Все эти случаи являются не самым позитивным наследием прошлого, когда административно-командная система требовала, чтобы генеральный директор завода знал, как вбивается каждый гвоздь при обшивке кабельного барабана.

В то время ни одно маломальское изменение технического плота не могло пройти без участия высших руководителей завода. Поэтому учесть их, пусть иногда незаметное участие в создании патентуемой идеи, иначе как введением в число соавторов было нельзя.

Хотя были и положительные примеры. Широко известна у производителей кабелей связи, разработанная на Куйбышевском заводе «КЗКС» машина скрутки пар марки ГИД-2 творческой группой Горбацевич — Искаков — Думко (генеральный директор — технический директор — специалист участка нестандартного оборудования). И, если Горбацевича никто из нас близко не знал, то с Искаковым мы наоборот были знакомы достаточно хорошо и можем подтвердить, что он в действительности был творческой личностью. Но даже исключение подтверждает правило. Как можно трактовать требования сегодняшней системы управления качеством, дело высшего руководства больше заниматься вопросами маркетинга, чем разработкой конкретных конструкций продукции или технологического оборудования. Вторым случаем является представительство в числе авторов одного или нескольких сотрудников предприятия любого уровня. Чаще всего в этом случае предлагаемый объект интеллектуальной промышленной собственности разрабатывается в порядке выполнения служебного задания, как олицетворение творческого подхода к решаемой задаче. Для характеристики этого случая приведем расширенную цитату из [2]:
«Право на получение охранной грамоты на объект интеллектуальной промышленной собственности, созданный работниками в связи с выполнением ими своих служебных обязанностей или полученного от работодателя конкретного задания, принадлежит работодателю, если договором между ними не предусмотрено иное. При этом автор имеет право на вознаграждение, соразмерное выгоде, которая получена работодателем или могла бы быть им получена при надлежащем использовании объекта интеллектуальной промышленной собственности в случаях получения работодателем патента, передачи работодателем права на получение патента другому лицу, принятия работодателем решения о сохранении соответствующего объекта в тайне или неполучения патента по поданной работодателем заявке по причинам, зависящим от работодателя. Вознаграждение выплачивается в размере и на условиях, определяемых на основе соглашения между ними. В принципе, более точно и правильно говорить не о вознаграждении, которое зависит, как милость всесильного владыки, как благодать, которой может и не быть, а о компенсации, поскольку компенсация означает обязательную выплату, как долг перед творческой личностью, затратившей силы, время и средства на труд».

В этой цитате сакцентировано внимание на коллизиях, возникающих в паре членов общества, даже точнее, одного предприятия. Действительно, в соответствии с требованиями системы управления качеством труд сотрудников современного предприятия должен быть творческим, изобилующим нестандартными оригинальными решениями. А подобные решения должны быть запатентованы. А в соответствии с требованиями системы управления качеством такой творческий труд должен морально и материально стимулироваться. В свою очередь, работодатель, понимая ценность подобных людей, платит им хорошо, может быть лучше, чем другим. Поэтому у работодателя возникает устойчивое убеждение, что он достаточно платит специалисту и вправе требовать от него именно творческого труда, а если и доплачивать, то в качестве премии, неполно отражающей вклад творческого характера. И всякая отдельная плата за интеллектуальную промышленную собственность есть явная переплата денег. В основном сегодня сотрудники заводов не получают истинную компенсацию интеллектуального труда. Этот конфликт характерен для сегодняшнего высшего руководства российских кабельных заводов. Поэтому ожидать больших достижений от подобных групп изобретателей в настоящее время не приходится. К третьему случаю можно отнести как физических, так и юридических (небольшие инжиниринговые предприятия) лиц, являющихся сторонними по отношению к конкретному заводу, на котором предполагается внедрение объекта интеллектуальной собственности. Как правило, в этом случае предлагается и рынок, на котором предполагается продажа изделий, подпадающих под защищаемую идею. Хотим сразу оговориться, что мы не имеем в виду только заключение лицензионного договора (об этом мы будем более объемно писать в последующих статьях).

Допустим, что лицо (лица) физическое или юридическое предлагает заводу организацию производства некоторого, разработанного им кабеля с гарантией его продажи в некоторых количествах в ближайшее время. Возможны два варианта: завод настаивает на включении в заявку на патент своих представителей или патент полностью принадлежит автору. Первый случай также распадается на два: завод настаивает на включение его в число патентообладателей или не настаивает.

Скажем сразу: случаи с включением завода в число патентообладателей или его сотрудников в число авторов иметь успеха не будут. Потому что при попадании крупного заказа на запатентованное изделие завод будет иметь, если не юридическое, то, хотя бы, моральное право считать изделие своим и возьмется за производство без осведомления авторов. Причем даже самого честного руководителя можно «сломать» с помощью различных факторов, вплоть до давления со стороны акционеров. Случай, когда авторы предлагают заводу заплатить некоторую сумму при условии передачи ему конструкции, перечня материалов, технологии производства и некоторых заказчиков, суть не что иное, как разовая продажа идеи. В этом случае патент формально остается у авторов (патентовладельцев, если они не совпадают, или патентовладельцем является юридическое лицо), но и завод приобретает полное право на производство такого изделия. Этот путь также не оптимален, так как чреват многочисленными разборками между авторами (патентовладельцами) и заводом.

И, наконец, последний случай: продажа заводу лицензий на производство конкретной продукции. При этом завод получает рынок сбыта новой продукции. И если он самостоятельно находит новых покупателей, то авторы (патентообладатели) все равно получают авторский гонорар. С другой стороны: с большого выпуска авторы (патентообладатели) получают большой гонорар. И это стимулирует авторов (патентообладателя) к поиску других потребителей. Мы считаем, что грядущее возрождение кабельной подотрасли связано с экономическим механизмом освоения новой продукции по лицензионным договорам.


Список литературы
1. «Кабельное производство и интеллектуальная собственность», В. В. Бычков, Ю. Д. Дмитриев, Д. В. Хвостов, журнал «Кабель» №№ 3, 6, 7 за 2006 г.
2. С. И. Карпухина «Защита интеллектуальной собственности и патентоведение», «Международные отношения», М., 2004 г.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно