Как сложить мозаику?
 
Энергетика

Как сложить мозаику?

— Анатолий Анатольевич, разработка законов и создание необходимых условий для их реализации — задача законодательной и исполнительной власти. Какое отношение к вопросам энергоэффективности имеет Общественная палата?

— В Общественной палате мы выполняем две функции: проводим общественную экспертизу законопроектов и осуществляем общественный контроль за исполнением законодательства. Наша рабочая группа была создана в мае 2009 года, когда готовился 261-й ФЗ «Об энергосбережении…». На том этапе стояла задача подготовить и провести общественную экспертизу. Мы собрали ведущих экспертов страны, тесно работали с парламентскими комиссиями. Во многом благодаря нашим усилиям первая редакция закона не была принята. Тот вариант носил исключительно репрессивный характер, не содержал стимулов к энергосбережению. Более того, в нем отсутствовали экономические механизмы, побуждающие субъекты к энергосбережению.

Вторая редакция существенно отличается от первой. Несмотря на то, что не все наши предложения были приняты, сам закон, подписанный в ноябре 2009 года, получился достаточно гармоничным. Он «потяжелел» раз в десять, но в нем были учтены мотивационные моменты, без которых внедрять энергосберегающие механизмы было бы просто невозможно.

Создав ФЗ-261, мы получили «дорожную карту», где четко обозначено, в каком направлении и как двигаться, что делать в области повышения энергоэффективности и энергосбережения.

Теперь наша задача — провести мониторинг реального исполнения этого закона. Работа очень большая. В прошлом году члены рабочей группы побывали в ряде регионов, встретились с губернаторами, провели круглые столы, конференции, форумы. Еще более широкая программа в регионах запланирована на этот год.

— Что конкретно успела сделать страна в области энергосбережения за год?


— На самом деле минувший год можно считать годом осмысления законодательства и подготовки к реализации поставленных задач. Напомню, что закон был принят в ноябре 2009 года, когда региональные бюджеты были уже сформированы, статьи расходов расписаны. Перекраивать главный финансовый документ территории и находить серьезные средства на решение тех или иных вопросов в области энергосбережения было практически невозможно. Даже заказать энергоаудит регионы просто не могли — не было денег. А энергоаудит — это своего рода диагноз, без которого невозможно лечение. Создавать программу энергосбережения без качественного аудита — дело бесполезное. Как показала практика, программы, написанные без проведения предварительного энергоаудита, оказались декларативными и пустыми.

Настоящая работа появляется тогда, когда есть реальный спрос. И вот сейчас она началась. Предстоящие два года будут самыми «горячими». До конца 2012 года во всех регионах необходимо провести аудит, а также многочисленные энергосберегающие мероприятия.

— Энергоаудит — дело серьезное. Насколько соответствует поставленным задачам уровень энергоаудиторов?

— Профессиональная подготовка аудиторов имеет огромное значение. Но это не все. Есть еще одна проблема: аудиторов катастрофически не хватает. Судите сами: только в государственном секторе предстоит проверить более 7 миллионов зданий и выдать на них паспорта энергоэффективности. А у нас, в России, трудится лишь тысяча сертифицированных энергоаудиторов. Представляете нагрузку?

— Что делать?

— Решать проблему. Это непростое занятие. В Минэнерго России есть список сертифицированных организаций, имеющих право обучать энергоаудиторов. Но их явно недостаточно. Кроме того, давайте посмотрим, какой паспорт и какие рекомендации может выдать человек, прошедший ускоренные 12-часовые курсы энергоаудиторов и впервые узнавший о Законе Ома на короткой лекции.

Если не подойти к вопросу аудита серьезно, мы можем оказаться в ситуации, когда заказчики начнут бегать от аудиторов и не доверять им. Чтобы этого не случилось, необходимо направить усилия с двух сторон. Во-первых, наладить контроль за учебными организациями, занимающимися подготовкой энергоаудиторов. Это задача Минэнерго России. Во-вторых, нужно обеспечить общественный контроль за тем, что происходит на рынке энергоаудиторов.

— Компания может отказаться от услуг энергоаудиторов, если ее не устраивает качество работ?

— Конечно. Но здесь хочу подчеркнуть, что на рынке энергоаудита работают саморегулируемые организации. Здесь нет государственного регулирования. СРО отвечает своей репутацией и своими деньгами за качество предоставляемых услуг. Вряд ли профессиональное объединение будет прикрывать недобросовестного либо малоквалифицированного члена. Кроме того, считаю, что должны страховаться риски за проведение некачественного аудита. На мой взгляд, должен быть создан национальный союз энергоаудиторов (разговор об этом идет давно), одной из функций которого будет мониторинг качества подготовки профессиональных аудиторов.

— Энергоаудит — дело обязательное или добровольное?

— Для целого ряда юридических лиц энергоаудит обязателен. Перечень этих лиц перечислен в 261-м Федеральном законе. Это госучреждения, предприятия с госучастием, компании, которые потребляют в год энергоресурсов более чем на 10 млн рублей. В сущности, это больше половины всех участников рынка. Вторая половина освобождена от ежегодного энергоаудита. Но она может делать это в добровольном порядке. И вот тут должны срабатывать экономические стимулы. Предпосылки к этому есть: как известно, энерготарифы в России непомерно высоки. Цена электричества у нас достигает 10 центов за киловатт-час, что соизмеримо с ценами Европы (при разности в доходах населения). Это тот предел, за который опасно перешагивать. Если цена будет расти теми же темпами, мы со своей продукцией станем просто неконкурентоспособными на мировом рынке.

В таких условиях не заниматься энергосбережением может только очень плохой хозяин. И все же напомню, что раз в пять лет энергоаудит должны проводить все компании и предприятия.

— А какую помощь может оказать Общественная палата в организации энергоаудита?


— У нас подписано соглашение с несколькими субъектами РФ, в соответствии с которым мы оказываем практическую помощь в его проведении. Недавно провели большой круглый стол в Дмитровском районе Московской области на тему «Энергосбережение в малых городах России» (глава Дмитровского района, кстати, является председателем Ассоциации малых городов России). Почему мы уделяем особое внимание малым городам? Потому что в них проживает 60% населения страны и выработка эффективных технологий энергосбережения для этих населенных пунктов очень важная проблема. На нашем мероприятии такие технологии были представлены.

— Одна из задач вашей рабочей группы — выработка рекомендаций для регионов при определении приоритетных направлений в области энергосбережения и энергоэффективности...

— Это важнейшее направление работы. Наша цель — сделать так, чтобы при растущих тарифах население, предприятия и организации не только не оказались бы банкротами, но и научились экономить. Мы сильно отстали от западных соседей. В России на единицу продукции энергоресурсов тратится втрое больше, чем в развитых странах, даже в тех, которые близки к нам по климатическим условиям, — Финляндии, Канаде, Норвегии... В связи с этим Президент РФ поставил задачу: к 2020 году снизить энергоемкость экономики на 40%.

Рабочая группа — это живое образование. В экспертный совет группы входят ведущие ученые страны, руководители крупных компаний, специалисты-практики. Благодаря этому уникальному составу у нас появился большой банк данных о применяемых технологиях и новейших разработках.

Мы убедились: поскольку самый высокий процент энергопотерь приходится на жилищно-коммунальный комплекс, здесь возможен и самый высокий эффект от внедрения энергосберегающих технологий. Некоторые компании, которые работают с нами, на собственном опыте убедились, насколько велики ресурсы энергосбережения. Например, используя при ремонте домов краску на основе нанотехнологий, они значительно снизили потери тепла. Есть и другие примеры.

Рабочая группа — это еще и информационный клуб. Чтобы имеющаяся у нас информация вышла в широкий доступ, мы работаем над созданием сайта, где пользователи смогут ознакомиться с новыми технологиями и тенденциями, а также проследить, что происходит в области энергосбережения, энергоаудита и т.д.

— Насколько мощные экономические стимулы заложены в Законе «Об энергосбережении…» для потребителей энергии?


— Достаточно мощные. Но внимание прежде всего хотелось бы заострить на проблемах. А они в том, что некоторые статьи закона до сих пор не имеют механизмов реализации. Например, в законе есть статья, где говорится, что внедрение энергосберегающих технологий в бюджетных учреждениях может происходить за счет экономии средств. Однако технология оставления этих средств не отработана. На местах чиновники не понимают, как практически можно применить эту статью, как зафиксировать финансовый поток, внедрить энергосберегающую технологию, снизить физическое потребление энергоресурсов, а полученную экономию либо отдать энергосервисной компании, либо поделить ее между муниципалитетом и сервисной компанией.

Кроме того, есть противоречия между сроками окупаемости технологий и бюджетным планированием. Речь идет вот о чем: эффективные энергосберегающие технологии обычно окупаются за 4—5 лет. А бюджеты у нас планируются в лучшем случае на три года вперед. То есть, подписывая контракт, энергосервисная компания не понимает, что ее ждет за пределами финансового периода, сможет ли она получить возврат вложенных средств. В этой ситуации очень трудно рассчитывать на массовость внедрения новых технологий. А без массовости ничего не получится.

В скором времени у нас пройдет круглый стол по самым острым проблемам энергосбережения, по итогам которого мы планируем подготовить рекомендации, нацеленные на разрешение сомнительных ситуаций. Документ будет направлен в соответствующие инстанции. Я приглашаю читателей вашего журнала поделиться своими соображениями. Мы их очень ждем.

— Мы много говорим об энергосберегающих технологиях. А откуда мы их возьмем — свои придумаем или за рубежом купим?

— В плане разработки технологий наша страна совсем не бедная. Есть очень интересные комплексные решения в области экономии и эффективного использования ресурсов. Взять ту же когенерацию — это серьезный шаг к повышению энергоэффективности. Сейчас уже идет речь о тригенерации — это когда одновременно вырабатывается электричество, тепло и холод. Это все отечественные наработки. В то же время, считаю, нужно использовать и хорошо зарекомендовавшие себя иностранные технологии. Почему бы и нет? Ведь они доказали свою эффективность.

— Россия — страна большая, с разными климатическими зонами, природными условиями и температурами. То есть стартовые условия в области энергосбережения у регионов разные. А как будет просчитываться эффективность использования внедряемых технологий? И как будет проводиться сравнительная характеристика по регионам?

— Однозначного ответа пока нет, потому что это направление требует дальнейшей проработки. Хочу сразу заметить, что 40% экономии — это средняя температура по больнице, но она говорит о том, что везде можно достичь существенного эффекта. Однако проблема в том, что не налажена государственная статистика в области энергосбережения. В связи с этим регионы лишены возможности сравнения. Многие параметры требуют уточнения. Один из губернаторов мне сказал: «Вот в законе написано, что надо снизить потребление на 3%. А каким образом — не сказано. Так ведь я могу отопительный сезон на три дня позже начать — вот вам и экономия». Кроме того, из-за отсутствия статистики все указанные в законе проценты не проверяемы в реальной жизни. Глава муниципалитета может написать в районной газете: «Мы на 3% снизили энергопотребление». А проверить это заявление невозможно — нет методологии по сравнимым условиям. Ее надо разработать. Или как измерять окупаемость технологии? Кто будет третейским судьей? Тоже вопрос. Иногда случаются анекдотичные случаи. В одной школе все лампы накаливания заменили на энергосберегающие. Посмотрели эффект — оказалось, что расход энергии вырос в полтора раза. Стали выяснять, почему. Оказалось, что до этого в школе не было счетчиков, то есть энергорасходы писались «с потолка». Кроме того, школьники сидели в полутемных классах — портили глаза, а в рекреациях и подсобных помещениях тоже не было света. Все это — вопрос методологии и подходов. Цель энергосбережения — дать энергии людям в достатке и при этом сэкономить. Здесь большое поле деятельности, и мы этим тоже занимаемся.

— Наша страна уникальна тем, что любое хорошее дело может утонуть в коррупции. Насколько высок риск потерять преимущества, предоставляемые новым законодательством в области энергосбережения, из-за коррупционных проявлений?

— Такой риск существует. Коррупция действительно проела все. И здесь, как в любом деле, где появляются деньги, возможны коррупционные действия. Не допустить этого — дело не только государственных структур, но и общественных организаций. Это ведь касается наших денег — денег налогоплательщиков. И средства должны расходоваться с умом, а не уходить в чьи-то карманы. Между тем иногда смотришь конкурсные условия по регионам и понимаешь, что написаны они под какую-то конкретную компанию. Например, указывается, что требуется энергоаудиторская компания с 10-летним стажем, при том, что энергоаудиторские СРО стали создаваться лишь полгода назад. Очевидно, что организаторы конкурса создавали эти условия под себя либо под кого-то из близких людей. Или выставляется требование: в составе энергоаудиторской компании должно быть два доктора наук. Почему два, а не три или один? Тоже вопрос. Такие вещи, конечно, должны пресекаться, их надо предавать огласке. И власть обязана оперативно реагировать на такие инсинуации.

И все же хочу отметить, что большого поля для коррупции в сфере энергосбережения я не вижу. Мы дошли до той черты, когда речь идет уже не о взятках, а о спасении страны.

— Энергосбережение начинается с приборов учета. Электросетевые компании заинтересованы в том, чтобы организацией учета занимались они сами — лишь в этом случае возможно наладить грамотный, качественный и оперативный учет расхода электроэнергии. Между тем счетчики в домах и производственных зданиях до сих пор устанавливают все, кому не лень. А на базаре можно купить прибор любой конфигурации и за любую цену.


— Как-то я беседовал с мэром крупного города, и он мне сказал: «Два года назад была кампанейщина по поводу установки счетчиков. Понаставили их кругом. А положительного результата нет. Мы вынуждены были нанять компанию, которая провела инвентаризацию и выявила, что многие счетчики были поставлены не на узлы учета, а просто так. К тому же большинство счетчиков были не сертифицированы». Как видите, важное, социально значимое дело оказалось просто кормушкой для группы нечистоплотных граждан. Сегодня мы имеем большой опыт, как позитивный, так и негативный, в вопросах организации энергосберегающих мероприятий. Приблизительно знаем, где и какие лазейки могут находить сомнительные участники процесса энергосбережения.

— Как показывает практика, энергетические компании очень заинтересованы в проведении энергосберегающих мероприятий. А насколько высока заинтересованность в реализации программ энергосбережения и повышения энергоэффективности у чиновников — региональных, муниципальных, федеральных?


— Заинтересованность есть. Отчасти она диктуется внешними условиями — огромными тарифами, высокими затратами, большой вероятностью аварий. Энергосбережение — это не только потребление ресурсов, но и модернизация энергетического хозяйства и повышение надежности энергоснабжения потребителей. Власть всех уровней в этом заинтересована — никому не нужна социальная напряженность из-за энергетических проблем. Дело за тем, чтобы дать этой заинтересованности четкий механизм: как это делать, на какие деньги, как финансировать, как заключать договоры.

В принципе сегодня складывается несколько странная ситуация: все элементы мозаики есть — технологии, компании, которые владеют этими технологиями, клиенты, готовые платить за технологии, даже банки, которые согласны финансировать внедрение энергосберегающих систем. А целостная картина не складывается. Причина, на мой взгляд, в том, что, во-первых, существуют законодательные противоречия, а во-вторых, нет единого информационного пространства, где бы заинтересованные пользователи могли ознакомиться с существующим опытом. Что-то вроде «делай, как я».

— И все же складывается впечатление, что энергокомпании больше заинтересованы в реализации Закона «Об энергосбережении…», чем чиновники.


— Пока это так. Вот мы наблюдаем, что в Московской области серьезные программы приняли МОЭСК, Мосэнергосбыт, ФСК ЕЭС. Они выступают с очень интересными, разумными инициативами, показывают, какой эффект будет достигнут. Но местные власти к этим инициативам относятся настороженно. В какой-то степени их можно понять: трудно сделать первый шаг. Но его нужно делать. Впереди — большой путь.

— Когда мы увидим первые результаты?


— Эпизодически — уже через год. Сейчас в ряде регионов осуществляются интересные пилотные проекты: в Казани — энергосберегающий дом, в Тюмени — энергосберегающий квартал и т.д. Но чтобы энергосбережение стало массовым, чтобы в энергобалансе страны ощущался реальный эффект, необходимо решить те законодательные и организационные вопросы, о которых мы говорили выше. Уверен, что все они будут своевременно решены.

— Анатолий Анатольевич, Вы принимаете участие во II Форуме регионов России «Инновационная модель развития» в сессии, посвященной вопросам энергоэффективности и энергосбережения. Как Вы оцениваете значимость подобных мероприятий?

— Значимость мероприятий касающихся вопросов энергоэффективности, достаточно велика. Площадка Общественной палаты позволяет говорить откровенно. Наши экспертные группы вырабатывают решения наиболее актуальных проблем и доводят их до властных структур. Мы можем оказывать влияние и через Общественные советы, которые созданы практически во всех министерствах.

Надо создать в нашей стране такую социальную среду, в которой была бы доступна информация об энергосбережении. В других странах существуют различные формы вовлечения населения в процесс энергосбережения.

Задача государства — создать гражданину условия, чтобы он мог сэкономить. Мы — страна, производящая ресурсы: нефть, газ, лес, до последнего времени не знали им цену. Сейчас цена энергоресурсов, помимо законодательных стимулов, приближает нас к энергосбережению.


Беседовала Юлия Динова

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно