Глас Народа

Не нужно бояться идти в узкую специализацию. Это то, чего не хватает многим российским заводам

22.04.2019
Рубрика: Глас Народа

Обсуждают на форуме (13)

4600 просмотров

У нас в гостях человек, который играет одну из ведущих ролей в одном из крупнейших кабельных предприятий России. Его стаж работы в отрасли, преимущественно в области развития техники, свыше 25 лет. В этой достаточно большой, но очень интересной и познавательной беседе раскрывается глубокий, в чем-то философский взгляд на многие актуальные проблемы кабельной промышленности.

Про подмену понятий или как кабель КГ стал легальным фальсификатом на рынке России, откуда взялся контрафакт, актуален ли экспорт для российских заводов, кабель с БПИ плюсы и минусы, риски производителей кабельных полимеров… Обо всем этом, а также о многих других важных вопросах читайте в сегодняшнем специальном интервью.

Жизнь во время кризиса

— Первый вопрос, возможно, будет несколько неожиданным для начала интервью, но я его задам. Давайте мысленно вернемся на пять лет назад, в кризисный 2014 год, до которого в отрасли происходило достаточно бурное развитие, и сравним его с днем сегодняшним. Как вы сейчас себя чувствуете на рынке, что изменилось? Наверняка произошло что-то, чего в 2014-м мы и даже предположить не могли?

— Да, рынок все-таки поменялся. Поменялся в плане понимания. На мой взгляд, любой кризис помогает отечественным предприятиям развиваться. Статистика говорит о том, что импорт снижается. Например, кабель на напряжение 110 кВ сейчас к нам практически не завозится и даже, наоборот, вывозится.

— Может быть, это просто следствие того, что предприятия уже просто перенасыщены оборудованием на производство кабеля 110 кВ?

— Я бы сказал, все дело в стоимости получаемой продукции. Не все зарубежные компании хотят зайти на наш рынок ради продаж. Если мы говорим про рынок кабелей на напряжение 110 кВ, то его доходность все-таки не самая высокая, и это в определенной мере сдерживает его развитие. Плюс ко всему возникает позиция изготовителей работать с такой доходностью, чтобы не пустить на рынок новых изготовителей

— То есть мы блокируем появление новых игроков путем демпинга цен?

— Фактически – да. Если говорить о том, за счет чего может развиться новое, то нужно окупить те инвестиции, которые вложены. Если, конечно, это выверенный коммерческий проект, а не какие-то шальные деньги, получив которые кто-то готов вложить без учета финансового результата. Тогда и может возникнуть новое производство. Сегодня ситуация такова, что отбить инвестиции хочется за 4–6 лет. А когда мы срок окупаемости выходит больше 10 лет, наверное, развитие нецелесообразно. Что такое любой кризис? Рынок уменьшился, но объемы и производственные мощности они остались те же самые, соответственно с этого рынка кто-то должен уйти. Но никто не уходит – и происходит снижение стоимости продукции, а новый конкурент войти не может. Вот что делает кризис. Но в России, по крайней мере в кабельном бизнесе, ни один из заводов не обанкротился и не ушел. Если бы было иначе, рынок бы расчистился, но этого не произошло.

— Просто иногда меняются хозяева?

— Да, меняются. Сами производства остаются.

— Более того – еще и наращиваются.

— Да. Причем появляются новые игроки. Поэтому говорить, что у нас все плохо, неправильно.

Иностранцы в России

— Хорошо, тогда вопрос по тому же самому кабелю 110 кВ. Раньше в качестве изоляционных материалов применялись исключительно Borealis и DOW, изредка еще и корейское сырье. Сейчас каков процент импорта именно на 110-ке?

— Я думаю, если говорить именно про импорт полимерных изоляционных материалов на кабель в 110 кВ, то, наверное, 100 %.

— За счет чего может достигаться конкурентное преимущество перед западными производителями, если цены для «своих» в Европе ниже, чем для российского рынка? Возможно, это просто слухи, тем не менее, они подтверждаются многими игроками...

— Цены на материалы выше в Европе, чем в России.

— В первый раз слышу такую версию... Обычно утверждают обратное.

— Мне кажется, что тот же самый Borealis в России дает очень интересные цены. И если мы говорим, что металл отечественный, а полимерные материалы импортные, то кабель в России получается конкурентоспособным. Инвестиции в производство были сопоставимы что у европейских заводов, что у российских. Оборудование тоже схожее. Соответственно, похожи и цены. А цена готового продукта формируется в конкурентной борьбе. И иностранцы на самом деле не очень-то хорошо здесь себя чувствуют.

— А кто из иностранных компаний сейчас присутствует именно в этой нише?

— К примеру, Prysmian изготавливает в России для России. Имеется информация, что эту продукцию они экспортируют и за рубеж. Это говорит о том, что цены на материалы по крайней мере не выше европейских. Даже если мы возьмем рынок кабелей на 10 кВ, то с ним тоже ситуация аналогична. Можно открыть таможенную статистику – и увидеть, что 10 кВ кабель тоже сюда практически не завозится. Хотя сейчас появился отечественный изготовитель материалов

— «Лидер-Компаунд?»

— Да, который изначально делал электропроводящие материалы, а сейчас – электроизоляционные. И цена у «Лидер-Компаунда» не сильно ниже, чем у Borealis. Они конкурируют где-то на уровне тех же самых DOW, Borealis. Поэтому тут не все так плохо.

Экспортная политика

— А что вообще было бы интересно поставлять на экспорт?

— Здесь нужно понимать, какие затраты необходимы, чтобы выйти на тот рынок. Оценивать, готов ли заказчик взять стандартный продукт.

— Насколько мне известно, в данный момент государство в лице РЭЦ и Минпромторга декларируют о том, что этот год и последующие будут строго ориентированы на экспорт. Сейчас все формы поддержки подразумевают, что ты это обязан сделать. Для кабельной продукции это отсечка, если не ошибаюсь, порядка 5 %: не менее 5% именно номенклатуры ты должен поставлять на экспорт, чтобы претендовать на помощь государства: участие в зарубежных выставках, субсидирование получения сертификатов, проведения испытаний и т.п. А торговые представители, которые по идее должны отстаивать интересы отечественных производителей за рубежом, как бы находятся на другой волне, им, видимо,  интересны совсем другие сферы. Как сказал один очень уважаемый кабельщик: кабельная продукция в данный момент часть какой-то системы, и поэтому кабельщикам просто так выйти поодиночке очень тяжело. Они всегда как периферические «аксессуары»: к станции, к какому-либо объекту еще к чему-то. Вы можете по памяти вспомнить, кто из отечественных производителей за последние 15 лет (кроме Prysmian, так как там есть свои каналы сбыта) мог бы чем-то похвастаться?

— Я думаю, что у всех или по крайней мере у большого числа изготовителей есть разовые поставки, но они не массовые, не на регулярной основе. Может, это не совсем точная информация, но я не вижу ни у одного из кабельных заводов представительства за рубежом, которые бы успешно работали.

— А «Севкабель» середины нулевых?

— «Севкабель» что-то имел в Германии, но были ли туда массовые поставки? Поставки были, но насколько они были массовые и стабильные, насколько мы могли выдержать те требования, которые предъявляют западные поставщики? Вопрос еще стоит в коммуникации – насколько заводы готовы работать по тем стандартам, которые хотят видеть иностранные компании?

— А это чья работа должна быть? Кто должен ее вести?

— Я думаю, что это должен понимать сам завод, сам изготовитель. Нужно ли ему это? Потому что здесь необходимо изучать зарубежные стандарты, сравнить, что подходит, а что не подходит.

— А это не должно делать государство в лице подразделений, ответственных за экспорт? Собирать информацию от заводов, узнавать, что у них есть, интересоваться спросом с той стороны.

— У нас страна не экспортоориентирована с точки зрения изготовителя конечной продукции. Я вижу, что на сегодня есть хороший экспорт нефтегаза, какого-то количества материалов нефтехимии. А в остальном… дальше мы не создаем хорошие условия, мы не экспортоориентированы!

Импортозамещение. Стоит ли игра свеч?

— Присутствуя на последнем совещании Рабочей группы при Минпромторге и Минэнерго, которая проводилась в «Россетях», я обратил внимание на то, что там присутствовал представитель Borealis. Когда ему задали прямой вопрос, касающийся сшитого полиэтилена на высокий вольтаж, который стоял в планах импортозамещения, он настоятельно рекомендовал не заниматься этой темой. Потому что потребление у кабельщиков ничтожно мало по сравнению с теми затратами, которые придется понести. А у меня сложилось впечатление, что Borealis опасается, если этой темой серьезно займутся в России. Вопрос: стоит ли игра свеч?

— Я думаю, что стоит, потому что на 110 кВ сделать материал еще проще, чем на 10 кВ: не нужен материал со специальными добавками, это фактически чистый полиэтилен, который нужно немного модифицировать, ввести органические пероксиды, антиоксиданты, но не добавки, которые ухудшат диэлектрические характеристики: нужно просто сделать чистый полиэтилен с определенным показателем текучести расплава, с определенным свойством. И это не самый сложный продукт!

— Для этого все равно необходим реактор?

— Нет, реакторы есть, вопрос в том, чтобы сделать то, что необходимо, тот материал, который нужен кабельной промышленности. Он, кстати, может и для упаковки подходить, только для упаковки нет дополнительных требований по электрическим характеристикам, а у кабельщиков есть.

— Почему, если эта игра действительно стоит свеч, мы тогда так инертны, с чем это связано, на ваш взгляд? Мы – страна сырьевая, имеющая всю необходимую материальную и интеллектуальную базу: у нас сильные химики, причем не только в Татарстане – Башкирия очень сильна в этом плане. Почему же до сих пор мы тратим кучу денег на покупку импортного сырья?

— Ну я же говорю, химики не видят этого объема, им легче и проще сделать много того, что они сейчас делают, чем заниматься какими-то специальными группами.

Банальный пример: крупный производитель полиэтилена «КазаньОргСинтез» вообще не заинтересован в кабельной промышленности. А в их номенклатуре есть хороший полиэтилен. Но для того, чтобы его кабельщикам принимать, его нужно отсортировать, фактически по партиям, показатель текучести расплава. Этот показатель должен быть в определенных пределах, стабилен. Мы можем переработать и на большом ПТР, и на низком; но, когда у нас один мешок с одним ПТР, а другой – с другим, тут же возникают технологические проблемы, гуляет толщина и так далее. Так что нужна тщательная сортировка. Но «КазаньОргСинтезу» это не интересно. Следующий вопрос – упаковка. Сейчас уже неудобно работать: есть большие затраты на вскрытие мешков, в которых приходит материал, ведь «КазаньОргСинтезу» неинтересно переходить на другую упаковку, на те же самые биг-бэги, не говоря уже о крупных машинах, которые будут возить по 20 тонн. Вопрос стоит во взаимодействии нескольких предприятий: каждый решает эту проблему внутри страны, самостоятельно. Кто-то дополнительные рабочие места создает – и люди занимаются работой, которая никому не нужна. А это сказывается на себестоимости.

— А для более серьезных вольтажей: 500 кВ, 330 – требуется, естественно, другой изоляционный материал...

— Вопрос в чистоте материала. Там самое основное – это полиэтилен, он не сильно отличается, весь вопрос уже в композиции, в добавках, чтобы не было продуктов распада перекиси, которые ухудшают диэлектрические свойства. И вот в этом задача – чтобы не было этих остаточных продуктов и в изоляции осталось меньше.

— Очень хочется дожить до того момента, когда мы выпустим кабель на 500 кВ полностью из российских компонентов.

— Давайте тогда зададим вопрос: а нужно ли нам это? Что мы хотим? Мы хотим изолироваться от внешнего мира? Если у нас потребность в данных материалах небольшая, почему бы их не закупать? Или мы хотим перейти на натуральное хозяйство и делать все только сами? Но все мы, наверное, не сможем сделать полностью, потому что у нас банально нет всех химических элементов.

— Но мы в любом случае будем зависимы.

— Да, мы будем зависимы, ведь сегодня даже самые крупные химические транснациональные компании какие-то компоненты закупают в Китае. Здесь нужно понимать и здраво оценивать, какие изделия нам нужны и в каких объемах, окупит ли себя такое производство. Для того чтобы создать какое-то уникальное производство, должны быть государственные инвестиции и жесткий государственный контроль за их расходом. А если мы говорим об общегражданских продуктах, которые мы можем спокойно с вами купить на внешнем рынке…

– Один раз купили спокойно на внешнем рынке подводный кабель, который применили для энергомоста, причем не с первой попытки, и в Китае.

– Но ведь была проблема с данным проектом. Вначале рассчитывали на европейских изготовителей, но они все отказались, как и корейцы. Но как бы ни говорили, кабель, который изготовлен в Китае, сейчас отлично работает.

– Насколько мне известно, сейчас он действительно работает.

– Для китайцев это тоже был первый проект. У китайцев к тому моменту были производственные мощности, которые позволяли изготовить такой кабель. Наверное, к данной продукции есть вопросы, к технологии ее изготовления. Но в итоге все-таки есть продукт, который работает. Если бы такая задача стояла перед российскими изготовителями, думаю, ее тоже смогли бы решить. Вопрос в сроках и оборудования, которое позволило бы это сделать. Вопрос: кто может сделать кабель на такое напряжение? Таких заводов у нас немного. А ведь нужно еще, чтобы завод был расположен рядом с глубоководным портом. Но, повторюсь, если бы стояла задача, то, думаю, мы решили бы эту проблему.

Другой момент вот какой: все кабельные заводы частные, негосударственные. Насколько рационально вкладывать средства в то, чтобы сделать что-то для одного проекта? А потом что делать с этим оборудованием? Какова будет себестоимость изготовления этого кабеля, то есть каковы стартовые расходы, которые будут на наладку, настройку, проверку?

Про 500 кВ. Перспективы отечественного продукта

– Была новость о том, что «Кирскабель» прошел испытания кабеля на 500 кВ. Насколько знаю, это продукт малоприменяемый. По-моему, совершенно незначительная на сегодняшний день потребность задекларирована в «Россетях», в «ФСК». Что это и зачем это нужно было?

– Здесь же весь вопрос был в том, чтобы освоить эту технологию. Причем я знаю и второй завод, который ее освоил примерно в том же объеме.

– В моем понимании освоил – это когда провел все испытания и получил все сертификаты.

– И «Кирскабель», и «Таткабель» освоили данную технологию, прошли испытания. Вопрос в другом. На сегодняшний день муфты импортные. По крайней мере в какой-то части мы уже продвинулись с точки зрения технологий, и надо понимать, что это дает тому же самому, на мой взгляд, «Кирскабель» или «Таткабель»: когда они сделали кабель на 500 кВ, они понимают, как делать те же самые 220 кВ и 330 кВ. Когда поднимаешься немного выше, сверху, так сказать, видно, как лучше сделать продукцию на более низкие классы напряжения: 110, 220, 330 кВ. Приобретается опыт, которого до этого времени не было. Я сейчас рассуждаю с точки зрения изготовителя. Даже если у них не будет заказов, определенный путь они прошли. А дальше, я считаю, должна быть помощь государства – необходимо помочь войти в проекты и поддержать. Здесь это нужно, так как технология сейчас освоена. И где-то надо заставить, наверное, «Россети» применить в проектах данный кабель, для того чтобы понять, как он покажет себя в реальной эксплуатации. Помимо того, что нужно изготовить, еще ведь важно правильно перевезти, проложить, смонтировать и так далее.

– Тут возникает интересный парадокс. Недавно была ситуация, когда как раз наш кабель заявился на один из тендеров, в котором участвовал иностранный производитель. И выбрали не наш, по крайней мере на сегодняшний день. Причем там много было разных обоснований, на взгляд некоторых экспертов, не имеющих под собой серьезной технико-экономической подоплеки. Одно из них – референс-лист, продукт серьезный. Но если даже свои не будут покупать, то о каком референс-листе вообще можно говорить?

– Есть такой анекдот про психбольницу, в которой построили бассейн. И вот приходит инспекция, смотрит, а воды в бассейне нет. Спрашивают у главврача: «Почему у вас нет в бассейне воды?» – «Пока они плавать не научатся, я воду не налью». Вот у нас то же самое: не купим, пока не будет референс-листа. А как у тебя будет референс-лист, когда ты фактически единственный потребитель в этом классе напряжения. Если говорим про 1 кВ, то здесь еще с кем-то договоришься, кто-то купит, появится референс-лист. Но когда мы говорим про класс напряжения 500 кВ, то здесь фактически только компании с государственным участием. И они говорят: «Мы это не купим. Будем покупать за рубежом». Считаю, это неправильная позиция. И нужно разбираться с возможным поставщиком. На сегодняшний день есть два возможных поставщика, давайте устраивать все между ними. По крайней мере, чтобы у них был референс-лист, когда мы говорим о поддержке, выходе на зарубежные рынки.

Когда мы говорим, что у нас развито импортозамещение, что есть отечественные изготовители, а мы их фактически не пускаем сюда, это неправильно. Мы должны поддержать изготовителей. Тем более, что у того же «Кирскабеля» было государственное участие. То есть на этот проект были выделены деньги, на разработку, на испытание, частичную модернизацию оборудования. И сказать, что все сделали, что завод всему научился и готов, но не дать ему изготовить в реальный проект, считаю ошибкой.

– Думаю, что это интервью будут читать многие. В том числе те люди, которые принимали участие в формировании решений по применению западного кабеля на стороне потребителя. Мы будем тщательно следить за этим тендером. И когда он состоится, постараемся сделать развернутый репортаж со всеми подробностями и задать вопрос: «Почему вы сначала говорите о необходимости импортозамещения, а потом берете и применяете тот кабель, который можно произвести здесь?»

Справка:
Референс-лист – это структурированный по отраслям, типам заказчиков или территориям перечень реализованных компанией проектов (предоставленных услуг, проданного оборудования, выполненных работ) с краткими описаниями каждой сделки, письменным отзывом заказчика и контактными данными представителя заказчика, уполномоченного подтвердить информацию.

Про фальсификат и кабель КГ

Последние несколько лет мы очень много говорим о фальсификате, контрафакте. Можно много рассуждать на тему того, кто же породил этот рынок, как он сформировался, почему на него раньше не обращали внимание? И ладно если бы речь шла только о «ширпотребе». Но когда это дошло до уровня высокоответственной продукции, когда уважаемые в прошлом производители декларировали кабель на 240 кв.мм , а делали 195 кв.мм, это переходит все границы. Если мы говорим о чистом фальсификате, когда, по сути, идет обман потребителя с целью получения денежного преимущества перед своими конкурентами. Но есть же еще завуалированные моменты, когда такую продукцию сложно назвать фальсификатом, но происходит подмена понятий. Я говорю сейчас, например, про кабель гибкий – КГ. Что это такое, для чего он нужен, и что это за история на рынке, о которой я слышал уже очень давно, и в чем тут риски и опасности?

– Наверное, если мы говорим про фальсификат, сначала нужно все-таки сказать, откуда он берется. Есть требования заказчика, под которые мы должны дать ту продукцию, которую он ждет. В принципе, нетрудно изготовить не 1,5 и не 2,5, а 2 квадрата, технически сложного в этом ничего нет. Вопрос: откуда это взялось? Этого захотел потребитель. Сначала производитель говорил: «Я не буду. Есть стандарт. Бери либо 1,5, либо 2,5». Но потребитель настаивал: «Я хочу 2» – и нашелся тот, кто первый это сделал и честно сказал об этом. Но дальше, скорее всего, появился перепродавец, который решил на этом заработать и стал продавать 2 квадрата по цене 2,5. И это уже не конкурентное преимущество.

Но некоторые потребители сейчас просто не понимают определенных вещей. Ведь прописано сечение, а фактически завод изготавливает по сопротивлению. И в российском ГОСТ у нас про сечение ничего не сказано. Сечение – это фактически справочная величина какая-то, она должна быть близка. По факту даже у каких-то крупных заводов, которые делают все «правильно» и действительно продукция всему соответствует, сечение не будет соответствовать тому номиналу, который прописан у нас. Это обосновано технически, потому что материал, который применяем, имеет немного лучшую проводимость, поэтому можно чуть-чуть «не доложить».

– А как обычному рядовому потребителю разобраться? Я не говорю сейчас про специальные объекты и вообще промышленные. Ведь ты смотришь на сечение и покупаешь то, что тебе написал прораб.

– Если хочешь сделать проводку, то должен знать, какая проводка тебе нужна, какой ГОСТ, ТУ, какие параметры. А монтажники до конца этих тонкостей иногда и не знают. Не знают, что помимо самого сечения есть электрическое сопротивление, которое важно, и кабель может быть с бо́льшим сечением, но там будет не медь, а что-то медеподобное. Вот китайцы, например, делают сталемедную конструкцию: сверху, вроде, медь, а на самом деле сталь – и сопротивление здесь будет очень большое. Понятно, что цена совсем другая у этого продукта. И если вы измерите сечение, оно будет выдержано. А электрическое сопротивление сможете проверить? Нет.

Допустим, кабель заявлен как ВВГ, а фактически это не он, потому что толщина оболочки как у кабеля ВВГ. Это уже неправильно. Или заявлен ВВГ нг ls, а материал там обычный, стандартный ПВХ-пластикат, мелонаполненный. В общем, надо смотреть параметры, которые изготовитель подтверждает. А если не соответствует тому, что он заявил, нужно строго наказывать. Это моя позиция. За это надо жестко наказывать.

– Что значит жестко наказывать?

– Сначала конфисковывать то, что изготовлено. Уничтожать партию. Перерабатывать. Если это повторяется, то конфисковывать средства производства.

– По сути, это ликвидация производства.

– Конечно. А как иначе? Если это действительно не один раз. Один раз производитель говорит: «Случайно так, перепутали, пересортица». А если это повторяется? В принципе, ошибки бывают. Они бывают разные. Наверное, нужно разобраться, посмотреть. Если это действительно первый раз, такова только одна партия, а с другой партией все нормально, конечно, не нужно рубить с плеча. Рынок следует подготовить к таким мерам, чтобы все понимали, что подобные вещи уже не проходят и на сегодняшний день есть проекты, которые занимаются этими вопросами.

Есть другая подмена понятий. Есть КГ – кабель гибкий. Что такое марка КГ? У нас есть определение марки, когда под одну марку подводят другую. КГ, вроде, кабель гибкий, но если посмотрим в ГОСТ, то это кабель с резиновой изоляцией. Резиновая изоляция не пластичная, сшитая. При превышении температуры не будет плавиться. А есть изготовители, которые вместо КГ делают ПВС: заменяют резину, термокаучук, который необходимо сшивать, на термоэластопласт (ТЭП). ТЭП – хорошая вещь, правильный материал, у него есть своя область применения. Но тут получается, что потребитель хотел кабель КГ со сшитой изоляцией, ее свойствами, а получает кабель из ТЭП. А предупрежден ли он об этом?

Для того чтобы сделать кабель со сшитой изоляцией, нужна либо специализированная линия для переработки резины, либо силановая сшивка, либо радиационная сшивка, то есть оборудование более сложное и дорогое. А тут что? Поставил стандартный экструдер – и уже делаешь вроде как из ТЭП. По свойству кабель гибкий, с точки зрения гибкости вопросов нет. Но этот кабель не обладает теми свойствами, которые заложены в кабелях с резиновой изоляцией.

– По сути, фальсификат.

– Да. Считаю, что это должно быть другой маркой. Кабель КГВГ, например. Или назовите КГПП, если это полиолефин. Вообще, это серьезная проблема. Сейчас на рынке не увидите того КГ, который «правильный», а увидите КГ с другими свойствами и себестоимостью.

– Я знаю, «Рыбинсккабель» неплохой делал...

– Да, это крупные заводы: «Рыбинсккабель», «Электрокабель», «Камкабель», «Сибкабель», «Амуркабель» (которого уже нет). Заводы, у которых были линии с переработкой резины. Думаю, объемы на этих заводах упали. Почему? Потому что их вытеснила дешевая продукция. А они старались что-то делать по правильной технологии.

– Давайте разберем фантазийную, но почти реальную ситуацию, когда это может сказаться плохо на применении этого кабеля по сравнению с нормальной КГ по ГОСТ. Кабель с изоляцией из ТЭП когда может подвести?

– Мы знаем устройства, в которых кабель должен быть намотан в катушку. Вроде бытового пылесоса, в документации к которым советуют при использовании вытягивать шнур до конца. Так как при нагреве, в скрученном состоянии он имеет большие шансы начать плавиться. Но он будет работать еще какое-то время, несколько перегревов таких он выдержит. Другой вопрос сварочное оборудование, из которого летят искры и попадают на кабель. КГ-сшитый кабель такое тепловое воздействие лучше держит. Если возьмете кабель с ТЭП, вы увидите, что ТЭП буквально прорежут искры, а КГ не пострадает.

– Кто в России активно занимается таким «КГ»? Это же промышленные масштабы фальсификата!

– Давайте оставим это для нашего читателя: если ему интересно узнать, он найдет. Мы назвали тех, кто делает «правильный» кабель…

– Много на данный момент времени существует на рынке России фальсификата, контрафакта крупных сечений?

– Думаю, они есть, но их гораздо меньше. Это должны быть крупные заводы, ведь изготовить его сложно.

– Именитые заводы могут поиграть с этим, тендер взять?

– Думаю, могут. Есть факты наличия такой продукции у потребителя, но это не массовый сегмент. Крупные заводы дорожат своим именем, и оценивают репутационные риски. А есть заводы, которые «играют» в открытую, не стесняясь и еще доказывают, что они правы, что могут так делать, и так далее. Но даже когда это происходит разово, это тоже неправильно. Нужны жесткие требования, и требования от заказчика должны быть выполнены. Но эти требования должны быть адекватными.

Лучшие из лучших

– Следующий вопрос я всегда задаю гостям Инкогнито, потому что обычному человеку, как правило, сложно на него ответить честно, в силу определенных корпоративных правил. Какие три завода (именно производственные площадки, не холдинги) вы бы выделили с точки зрения развития, по совокупности факторов, позиционирования? Какие три предприятия, на ваш взгляд, интересны, заслуживают внимания?

– Вопрос непростой. Можно было бы назвать крупные заводы. Тот же самый «Ункомтех» (Кирскабель) развивается со своими 500 кВ. Есть подвижки на «Камкабель». Есть интересные заводы, которые входят в «Холдинг Кабельный Альянс»: встречается информация о том, что они вкладывают в оборудование, интересные продукты выводят на рынок в части специальных решений. Но при этом я бы выделил небольшие развивающиеся предприятия. Наверное, «ССТ» из Мытищ. Или «Спецкабель» – интересный завод, который не семимильными шагами, но развивается, занял определенную нишу и развивает ее. Наверное, для любого крупного завода то, чем занимаются эти предприятия, было бы неинтересным.

Назову еще одно предприятие, хоть и не кабельное, саранский «Лидер-Компаунд». Интересное производство, которое в непростой ситуации развивается. Это люди, которые хотят занять определенную нишу в производстве, изготовлении определенного материала, и, вроде бы, у них это получается. Они работают для крупных заводов, пытаются применить эти материалы на крупные российские заводы. У них неплохие объемы.

Хотел бы пожелать развития тем, кто занимаются нишевыми продуктами: чтобы выпускался не только массовый продукт. Чтобы сделать что-то новое, нужны исследования, наработки, испытательное оборудование. Со мной как-то поделились: «Мы все сделали как на Западе. Все то же самое. Но не получилось». Но в этом ничего удивительного! Потому что в первую очередь нужно знать самую технологию, освоить ее.

И здесь самая главная сложность – не просто сделать. Вот смотрите. Предприятие разработало и сделало отличный продукт, с выдающимися характеристиками, но он получился недешевый. А с чего он должен быть дешевым? И вот мы приходим к заказчику: а он отвечает: «Не знаю... Мне нужен референс-лист».

Немного про инновации и кабель с БПИ

– Насколько знаю, в Россию так первый раз попал кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена, когда у нас еще «бумага» была и бытовало мнение «Зачем оно нужно?». На портале RusCable.Ru тогда еще была статья о странных поставках этой продукции в метрополитен. В итоге получается, что на протяжении последних 20 лет говорим: «Зачем нам это надо?» – но в итоге все равно к этому приходим.

– Да. Вспомним несущие изолированные провода, которые сейчас уже обыденность. А в конце 1990-х – начале 2000-х это был новый продукт, французская «Торсада». Первая «Торсада» была применена еще в 1988 году – Cabel Delion, кажется. Возможно, даже сборочное предприятие в России было образовано. Но, насколько известно, особо ничего серьезного в итоге не получилось и до массового производства дело не дошло.

– Бывает и обратная ситуация, когда прогресс и инновации тормозятся элементарным страхом быть невостребованным.

– Наверное, это другое. Нужно понимать, что если этого не сделаешь, то кто-то сделает за тебя. И у него будет меньше издержек. Он будет эффективнее работать. И фактически либо вас объединят и он будет руководителем, а ты исполнителем, либо ты не сможешь это новое обслуживать.

– Но бывает и так: отечественные разработчики предлагают новый продукт, который значительно отличается от западного сложного продукта по цене, но получается опять то же самое: «Зачем нам это?»

– Экономически должно быть какое-то оправдание этому новому продукту.

– Да, но нет логического экономического оправдания неприменению более дешевого продукта. В том-то и дело. Есть какие-то устоявшиеся связи с предыдущим поставщиком, которые закрываются техническими параметрами...

— Бумажная изоляция – это хорошо зарекомендовавшая себя конструкция, надежная. Думаю, что есть кабель с БПИ, который работает еще со времен открытия Московского метрополитена, с 1930-х годов.

— Сокольническая линия, скорее всего.

— Да, то есть что-то мы сможем найти. Так как кабель надежный. Но тем не менее, возникает вопрос: на сегодняшний момент мы станем применять ту же конструкцию старого формата или новую? Конечно же, новую. Скорее всего, это будет модифицированная, измененная конструкция.

В БПИ было много плюсов, но были и минусы. Например, пропиточные составы. Яркий пример, когда в качестве загустителя для пропиточного состава стали использовать сэвилен. С кабелем на его основе было много проблем. Да, он был более дешевый, нежели канифоль. Некоторые кабельные заводы работали по одной технологии – классического масла с канифолью, но когда находили способ удешевить производство, стали добавлять сэвилен. Еще пример: проблема с недопропиткой. В целом, у БПИ есть свои проблемы, в зависимости от конструктива. Есть конструкции с нестекающими составами, где применялся так называемый церезин. Он показал себя крайне негативно, и от него отказались. С тех пор энергетики очень боятся церезина. Есть нестекающие составы на основе изобутена. Хорошие составы, к ним вопросов нет – на их основе получается хороший кабель. Но они весьма недешевы.

А еще – ведь кабель с БПИ нужно уметь монтировать. Смонтировать кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена или из этиленпропиленовой резины с пластмассовой изоляцией гораздо легче, чем кабель из бумажной изоляции. Это объективно, ведь у «бумаги» есть свои особенности, которые нужно учитывать. Конечно, сегодня мы уже не ставим на кабель из БПИ муфты старого образца, благо прогресс не стоит на месте, но все же. Есть еще много вопросов, вроде стойкости к перегрузкам и так далее. И потом, что делать с ремонтом такого кабеля?

Сегодня мир ушел от кабеля с БПИ. В России подобный кабель еще производят, а в Европе это уже архаизм. У нас сверхвысоковольтный кабель на 500 кВ делают из «бумаги», но тенденция ухода от этого все равно назревает. Конечно, нельзя однозначно говорить, что для БПИ больше нет места под солнцем. Наверное, можно применять «бумагу» исходя из того, что необходимо конкретному заказчику. Но нужно и заранее учитывать особенности при прокладке. Если мы говорим про метрополитен, то здесь понадобится правильный нестекающий состав. В любом случае, каждую отдельную ситуацию нужно рассматривать с точки зрения техники и разрабатывать пути решения задачи.

Конечно, я не защищаю СПЭ и ЭПР, не говорю, что они совсем не имеют проблем, но с точки зрения прокладки, монтажа и эксплуатации они объективно легче. Важно всегда то, что необходимо заказчику.

Возьмем еще эту проблему с точки зрения распространения горения, пожарной опасности. Понятно, что БПИ можно сделать огнестойкой, но вот вопрос – при каких условиях, когда? Все равно она содержит легкогорючий материал, и при повреждении его оболочки во время горения – образуется капающий материал. Даже нестекающий состав при температуре более 100 градусов Цельсия будет капать, появятся горящие капли. Надо эти особенности учесть, оценивать их.

Если мы говорим о прокладке в земле, то почему нет? Здесь это весьма уместная, нормальная конструкция. И все равно, нужно понимать и планировать его дальнейшее обслуживание. На 10 кВ есть вставки, а вот на 110 кВ их найти уже проблема – нужны специальные муфты, которые в России почти не изготавливают.

— В упомянутой мной статье про метрополитен основной вопрос был не столько о том, что лучше или что хуже. Безусловно, в данный момент времени кабель с бумагопропитанной изоляцией зарекомендовал себя десятилетиями надежной работы. Когда вопрос касался метрополитена, это было самым главным условием. Но в статье главный вопрос к поставляемому кабелю (который, насколько мне известно, не имел даже легитимных сертификатов) заключался в отсутствии понимания причин чрезвычайной спешки. Почему принципиально новый продукт, на объект со столь колоссальными требованиями к безопасности, не был должным образом испытан, проверен?

— Для России продукт, может, и принципиально новый. А для всего мира?

— Давайте вернемся к вопросу о получении сертификатов при работе в других странах. Они же не смотрят, как у нас применяется экспортируемый кабель? У них есть свои требования и стандарты, которым надо соответствовать. Поэтому, когда приходит иностранный производитель любого ранга в Россию, то пусть будет любезен соответствовать нашим правилам и нашим стандартам.

— На тот момент, когда начинали прорабатывать этот вопрос, большого рынка кабелей этого исполнения не было. Сегодня уже, конечно, как минимум четыре завода успешно освоили их изготовление. Если пойдем с Запада на Восток, это «Севкабель», «Угличкабель», «Электрокабель», «Камкабель». Как минимум четыре изготовителя есть. Наверное, говорить, что есть какая-то монополия, неправильно. Но мы разговариваем про начало зарождения этого рынка в России, когда открылась эта ниша, в которую все захотели попасть. Сразу начались крики, громкие возгласы. Я не вижу ничего плохого в том, что именно тот кабель применили в метрополитене. Хоть он и был импортным.

— А ведь на тот момент были заявления, что он российский. Хотя локализованного производства именно данной марки кабеля не было по факту.

— Не могу сказать что-то однозначное, так как не знаю подробностей. Производили его здесь или за рубежом. Но изготовление этого кабеля российскими производителями было возможно тогда. Не только одним игроком, который осуществил поставку. Почему этот игрок про данный проект в метрополитене знал, работал над ним? Где были остальные? А главный поставщик для метрополитена производил только кабель из БПИ, и у него все было хорошо, он говорил: «Да никто тут ничего не сделает. Будет «бумага», и ничего нового не пройдет». Наша главная ошибка в России считать себя умнее других: у нас все хорошо, сегодня ведь у нас покупают. А что будет завтра: рост конкуренции, новые решения? В один день не станут нужны нам кабели, будут шинопроводы. А почему нет? Хороший вариант, хорошее решение.

— Когда-нибудь, наверное, к этому придем.

— Еще раз говорю, я не знаю, будет это или нет. Как вариант, на нужно рассмотреть этот риск. Почему бы не рассмотреть еще и другие риски, например, беспроводной передачи электроэнергии? Там же все равно будут электротехнические изделия. Куда это двинется дальше? Наверное, будет какой-то продукт. Сейчас я придумываю на ходу, но все возможно. И любую возможность мы должны рассматривать. Не только то, что будет завтра и есть сегодня. А то, что может быть через 10–20 лет. И когда мы говорим о сроках, то мы должны иметь план действий.

Большой вопрос в том, что мы будем делать с утилизацией тех изделий, которые отработали срок службы. С точки зрения экологии надо задуматься. Помимо того, что мы что-то сделали, надо думать, как эти изделия переработать, во что и как утилизировать их после того, как они себя исчерпают. Либо оставить в земле, пусть лежат. Металл сейчас дорогой, его стараются извлечь и переработать. А что сделать с полимерными материалами? А те вредные компоненты, которые в них есть? В полимерных материалах, которые мы добавили для каких-то свойств, что будет с ними? Это надо еще посмотреть.

Полимеры и кабельщики. Начало большого пути

— Раз затронули тему полимерных материалов, давайте обсудим один из главных трендов. В последние несколько лет наблюдается такая тенденция: некоторые кабельные производства в рамках единого холдинга, структуры, консорциума с одними и теми же бенефициарами делают производство собственных полимерных материалов. Насколько эта тема интересна, оправдана, необходима? Предыстория этого течения очень простая. Кто-то набил оскомину на работе с поставками материалов, которые изначально заявлялись как соответствующие установленным требованиям, а в ходе эксплуатации и производства обнаруживалось обратное. Некоторые из производителей кабеля пошли по этому пути. У некоторых традиционно было какое-то свое производство того же примитивного ПВХ. Но сейчас есть тенденция, что даже безгалогенка, сложные продукты делаются при заводах. Какие риски, плюсы и минусы для производителя кабеля в этом веянии?

— Для производителя такие плюсы: во-первых, это контролируемое качество, а во-вторых, эту композицию конкуренты не смогут взять по той же цене. Не экономика, а техническая защита. Химию никто не знает, с теми свойствами, как ее сделать.

— Тогда я озвучу риск, который очевиден. В последние полгода идет активная работа с полимерщиками на тему поднятия планки качества поставляемых ими материалов в адрес кабельных производителей. В данный момент бытует мнение, что огромный процент многих кабельных изделий не пройдет на дымо-, газовыделение при испытаниях. Если я являюсь производителем материала только для своего кабельного производства, то это один вопрос. Но если мой бизнес снабжает других моих коллег по кабельному цеху, других производителей КПП, то, по сути, я подставляю не только себя, но и тех, кому продал.

— Тут надо ввести требования на материал. Чтобы требования для материала повторялись на кабеле. Пока сходимости такой нет.

— Первичный и конечный продукт?

— Да. Это задача кабельного сообщества, не производителей – разработать такой метод. То есть мы проверяем материал и говорим, что на материале должны быть такие-то параметры, по дымовыделению, газовыделению, нераспространению горения. Именно материал, не изделия кабельные. И метод бы говорил: «При этих параметрах на материале у нас в кабеле получатся такие параметры». Это задача для технических умов в кабельной промышленности. Выдать эти методы.

Второй вопрос. Химики сегодня что делают? Очень часто меняют состав материала. Не контролируя компоненты, из которых они смешивают, где-то меняя. И получается, что у них от партии к партии нет стабильности результатов.

Если изготовители материалов понимают, для чего изготавливают каждую партию, они должны соблюдать соответствующие требования. Почему на каких-то партиях все хорошо проходит, все выдерживается, а на других партиях нет? Наверное, у химиков нет стабильности. А насколько они хотят этой стабильности? Может быть, они исходят из парадигмы: «А вы все равно не проверите». И в этом заключается проблема.

— Что мешает производителям кабеля в директивном порядке требовать дополнительное соглашение к договору, где производитель кабеля будет нести ответственность, если конечный продукт не пройдет испытания?

— Вы знаете, что они отказываются такие вещи подписывать?

— Предполагаю.

— Они понимают, знают, что у них есть проблемы и что эти проблемы могут быть переложены на их плечи.

— Чувствую, в ближайшие 2-3 года большие усилия пойдут на то, чтобы гармонизировать взаимоотношения.

— Здесь какая у нас ситуация? Есть сложившийся рынок. Когда химики работают на низкосортных продуктах, наверное, они могут сделать качественно, но для того, чтобы сохранить себестоимость, какие-то компоненты меняют. Например, что-то не доложить, чтобы цена была меньше. И конкурируют между собой. «Как же, я сейчас сделаю правильный материал, у меня никто не купит. Я два месяца буду стоять».

— Сложный вопрос.

— Здесь вопрос такой, что химики должны перейти на этот «правильный» продукт. Наверное, кто-то должен быть здесь первым. Он должен понимать, что с завтрашнего дня нельзя уже это изготавливать. Я знаю, что в настоящее время у многих кабельных заводов не проходит испытания конечная продукция – то нераспространение горения, то дым не выдерживает. Причем при использовании «правильных» материалов, купленных в «правильных» местах, которые, вроде бы, должны соответствовать требованиям. Изготавливают КПП, и она не выдерживает испытания. Явно, что это проблема материала.

Фактически нужно ловить за руку поставщика материала. Проще будет поменять. Но рынок таков, что мы хотим за 60 рублей хороший материал, когда по факту он стоит 75 рублей. Мы должны понимать, что если нам 65 рублей предлагают материал, заявляя, что он хороший, то этот материал может не соответствовать требованиям.

— Могут и за 75 рублей предложить такой материал.

— Но надо осознавать, что когда тебе предлагают за 65 рублей, это однозначно повод задуматься. Когда закупка происходит по минимальной цене, почему она происходит? Потому что конкуренция, конкурент может купить. Этот замкнутый круг можно порвать. Думаю, вскоре это случится, потому что на теперь кабельные заводы стали хватать за руки и они понимают, что нехорошо, когда их хватают за руки. Стали попадаться заводы, которые производят по-настоящему качественную продукцию, у которой хорошая геометрия и все остальное, но по нераспространению горения или дымо-, газовыделению она не проходят. Вы понимаете ситуацию. И сейчас кабельные заводы химикам говорят: «Ребята, нам нужно, чтобы все соответствовало. Давайте проверять, смотреть». Производители материалов должны для себя осознать, что у кабельщиков есть определенные требования. Да, они не могут проверить на материалах, но проверяют на изделии. И кабельным производителям надо начать предъявлять претензии химикам. Но для этого нужно разработать метод, который позволял бы контролировать качество материалов на стадии производства. А дальше нужно, чтобы изготовители материалов особо не «химичили», как химики.

Сила бренда

— Что ж, давайте перейдем к другим вопросам. Какую роль играет бренд в успешной деятельности предприятия? Насколько он вообще важен?

— Думаю, что очень важен. Люди видят, запоминают, ассоциируют: «О, это хорошая продукция! Мы знаем, что она будет качественной». Зачастую покупатели смотрят даже не на стоимость, а на наименования, марки, бренды.

— Один холдинг проводил исследование того, играет ли главную роль для покупателя цена продукта. После опросов очень большого количества потребителей выяснилось, что цена не стоит на первом месте. Важнее всего бренд, набор факторов, являющихся составляющими понятия бренда: сервис, удобство, качество – и только после этого идет цена.

— Бренд подразумевает определенный уровень сервиса. Он может заключаться в постоянно высоком качестве продукта. Может быть в виде определенной упаковки, консультаций по различным вопросам. Бренд — это не просто логотип, в это понятие очень многое должно быть вложено, а его создание занимает годы. В то время как потерять его высокий статус можно очень быстро.

— Какой кабельный завод приходит в голову первым, когда мы говорим слово «бренд»?

— В свое время, наверное, это «Электрокабель», крупный европейский завод.

— Соглашусь с этим.

— Если вспомнить 90-е годы, когда покупкой и продажей КПП занималось великое множество людей, позиция «Кольчугино» всегда была такой: дорого, но качественно. И на рынке оставалась четкая ассоциация: если «ЭКЗ» – значит, хорошо. Это был эталон. Но и сейчас они сохранили многое от этого, держатся успешно.

— Nexans и Prysmian?

— Я бы про Prysmian больше сказал. Nexans сейчас не видно, не слышно. У Prysmian есть большая история, интересная модель бизнеса.

Другие заводы, которые есть в России, брендированы, так сказать, локально. Исторически, в советское время, сложилось, что кабельные заводы были распределены географически, плюс почти не пересекались по проектам. Обычно закрывали потребности региона, в котором находился каждый завод, старались убрать транспортные плечи. На сегодняшний день конкуренция стала большой, чужая колея всегда ровнее, в соседнем регионе всегда доходность выше. Понятно, например, что в Москве много проектов. И за счет этого сюда многие идут. Как и в другие крупные города России.

Если мы говорим про бытовое напряжение, то это больше локальные продукты, имеющие своих хороших региональных изготовителей. В Северо-Западном регионе, допустим, это «Севкабель» –весьма крупный завод. Когда-то «Электропровод» неплохие провода делал в этом сегменте.

— У них были лучшие провода из кремнийорганической изоляции.

— Да.

— Я там успел поработал технологом второго цеха.

— Тем более. Тоже был сильный завод.

Если развивать эту тему дальше, то раньше все же было распределение. Крупные заводы имели неплохую номенклатуру продукции, неплохие решения. У кого-то был более нишевый продукт. Допустим, кто-то занимался резиной или пластмассой, кто-то больше бумагой, связью и так далее. И это имеющееся распределение ограничивало конкуренцию. Сейчас же каждый волен в выборе и сам себе выбирает направление, в котором ему развиваться. Естественно, самая большая конкуренция – в массовых продуктах, где есть большие объемы.

Почему я назвал те заводы, которые интересны, которые развиваются? Они развиваются в определенных нишах. Берут эту нишу и работают над ней. Успех – это правильно выбрать свою нишу, найти с кем конкурировать, и решать эту проблему. Наверное, это интересно, а при определенных обстоятельствах и прибыльно. Потому что конкуренция небольшая.

А конкуренция в ВВГ или ВВГ-п – утопия. Оборудование простейшее, жилу можно уже готовую купить. Поставил один экструдер, и на одном экструдере ты можешь сделать и изоляцию, и оболочку. То есть даже скручивать не надо. Ну, еще нужна упаковка. Вот уже и мини-производство. Но нельзя говорить, что если у кого-то один экструдер, то он плохо делает. Необязательно. Но надо ставить штампы. Если делает хорошо, то пусть делает. Если он может честно работать и делать хорошо, то это плюс. Попробуй ты также сделать, хорошо и качественно, или сказать: «Он тут не умеет. У него один экструдер. Он такой маленький. Поэтому это плохо. Хорошие только большие холдинговые компании или крупный завод, где больше 500 человек работает. Все остальное – это мелочевка». Нет, это неправильно. Но вопрос в том, что маленькому заводу сложнее работать. Хорошие цены на материалы под такие объемы получить сложнее. Накладные расходы, наверное, будут больше. Но не всегда.

Еще не нужно бояться идти в узкую специализацию. Этого российским заводам не хватает. У нас крупные заводы хотят всё выпускать. Почему всё-то? Специализируйтесь! Выбирайте те ниши, которые интересны. Это сейчас можем хорошо сделать – давайте делать это. Почему еще то и то? Зачем вам столько? Это нерентабельно, тянет вниз. «Нет, я это не пущу, потому что тут есть «Камкабель», который не хочу пустить. А здесь есть «Севкабель», я не хочу его пускать. А здесь «Рыбинсккабель», «Электрокабель»... Не пущу!» У каждого есть неосновные продукты, за которые все равно держатся и боятся с ними расстаться. Наверное, их не так плохо делают. Но зачем конкуренция? Если рынка нет, зачем? Любой рынок должен быть стабилен, с нормальной конкуренцией и нормальной доходностью, позволяющей развитие. Если мы не вкладываем в развитие, то через некоторое время нам придется с вами менять оборудование. Банально через 5–10 лет оно потребует определенного ремонта, а ремонтировать не на что будет. Соответственно, это приведет к снижению качества. У кого будет новее, тот сможет условия рынка поменять. Но это больше вопрос глобального разряда, по развитию промышленности в целом.

У нас сейчас специализация может быть не напрямую, как раньше, когда сверху утверждали. Мы имеем возможность самоопределения: что интересно, что лучше получается, что прибыльнее. Неприбыльное необходимо убрать. Тогда более маленькие предприятия смогут зайти на этот рынок, начнут его осваивать и развивать.

Немного о RusCable.Ru

— Заключительный вопрос. В этом году порталу RusCable исполняется 20 лет. Прошло 20 лет с того момента, когда с помощью клавиши F4 в редакторе была создана первая страница в браузере Netscape Navigator. За эти 20 лет мы прошли совершенно разные этапы развития, но всегда старались соответствовать времени, трендам, а где-то их задавать. Были и плюсы, и минусы. Но в целом, как показали последние события и 10-й юбилейный «Клуб», который прошел совершенно недавно, многое было сделано правильно. Я бы хотел услышать мнение нашего давнего читателя: что хорошо в нас и куда следует стремиться? Что надо доделать? Что закрепить?

— Увеличить объем информации для потребителей, так как основная ее масса все же ориентирована на кабельщиков. Большая часть которых – конкуренты. Люди, работающие в разных организациях. По большей части, портал представляет широкую платформу для общения конкурирующих организаций.

— А какая информация нужна потребителям? Что им интересно?

— Тут, наверное, нужно привлекать проектировщиков. Ведь изготовитель не всегда напрямую работает с потребителем. Есть специалисты, занимающиеся проектированием решений, ответственные за выбор продукции. А мы, кабельщики, делаем по определенным парадигмам и стандартам, не всегда зная, как наш продукт будут использовать. Существуют специализированные форумы проектировщиков, которые занимаются не только кабелем, но и арматурой, электротехническими устройствами, их подключением и так далее. И, как правило, хорошие темы всплывают, когда нужно что-то совместить, соединить. Эта часть интересна. Чтобы потребители начали общаться, от них было больше информации. Тогда мы бы могли создавать те изделия, которые действительно востребованы. Мы с вами видим одну сторону монеты. Мы видим, какие нам нужны материалы. Но наши потребители тоже должны сказать свое слово, задать планку. Конечно, они есть на портале и сейчас, но не так массово, как хотелось бы. Это пожелание для развития на следующие 10 лет.

— Обязательно поработаем над этим. Думаю, что все будет на 12-й «Клуб». Даже раньше, ведь на прошедшем 10-м «Клубе» более 20 % гостей составляли потребители.

— Под словом потребитель я понимаю не «перепродавец».

— Конечно. Не трейдер.

— Да. Потребитель, тренд-юзер. Это энергетики, монтажные организации. Очень часто слышу от потребителей, причем не рядовых, покупающих, к примеру, кабель ВВГ 3х1,5: «Какая-то очень низкая цена. Я задумался». То есть у них нет понимания. А его они могут получить, придя на портал, увидев необходимую информацию, которую мы обсуждаем: про те же материалы, про качество кабеля. Чтобы они понимали и обращали внимание. Тогда, наверное, закупка по минимальной цене не будет основным фактором.

Да и вообще, закупка по минимальной цене: хорошо это или плохо? Хорошо с точки зрения экономики, но не всегда хорошо с точки зрения техники. У нас есть прецеденты, когда заказчик, проигнорировав проектные решения, применял то, что ему хотелось, как ему хотелось, а потом это решение фактически не работало. Ему приходилось все менять. Это же тоже деньги: сделать сейчас быстро и дешево, либо сделать немножко дороже и дольше, но сделать правильно. Это понимание тоже должно прийти к заказчику.

Заказчик должен видеть новинки, которые возникают на рынке, и не бояться их применить. Потому что есть место, где можно пообщаться, поговорить, задать вопросы непосредственно изготовителю, какие-то вопросы прояснить и где-то рискнуть, наверное. Где-то это будет не совсем положительный опыт, а где-то это будет только положительный. Ему понравится какое-то решение, и он его будет тиражировать. А в чем-то, наоборот, он даже сэкономит. То есть более правильное решение в итоге может быть дешевле, чем то, которое он применял.

— Спасибо огромное! Думаю, вышло по-настоящему достойное и интересное интервью. До новых встреч!

— Спасибо!

Обсуждают на форуме (13)

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно