Почему реализация Закона «Об энергосбережении…» топчется на месте?
 
Энергетика

Почему реализация Закона «Об энергосбережении…» топчется на месте?

Почему реализация Закона «Об энергосбережении…» топчется на месте?


После принятия долгожданного Закона № 261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» прошло больше года. Однако страна так и не сдвинулась со стартовой линии. Время потеряно впустую, заметных результатов нет. Почему? Как изменить ситуацию? На эти и другие вопросы пытались ответить участники расширенного заседания подкомитета РСПП по энергоэффективности и возобновляемой энергетике и рабочей группы Общественной палаты РФ (ОПРФ) по вопросам энергообеспечения, энергоэффективности и энергосбережения, прошедшего в рамках II Форума регионов России в Москве.

— Чтобы дело сдвинулось с «мёртвой точки», необходимо решить ряд фундаментальных задач, — заявил председатель заседания, глава рабочей группы по энергоэффективности ОПРФ Анатолий Либет. — Они касаются как финансирования энергосбережения, так и создания соответствующей нормативно-правовой базы. А также проведения серьёзной организационной работы, поскольку Закон затрагивает большое количество участников — потребителей, муниципальные органы, поставляющие компании и прочих.

Опыт западных стран показывает, что локомотивом в реализации Закона должно стать государство. У нас этого пока нет. Государственная программа энергосбережения откладывает решение целого ряда вопросов, без которых невозможно двигаться вперед. В результате мы имеем то, что имеем: несколько пилотных проектов в нескольких регионах — и все. Но для масштабов России недостаточно построить энергоэффективный дом в Казани и энергоэффективный квартал в Тюмени. Нужна реальная массовая работа. Необходимо организовать массовый платежеспособный спрос на энергосбережение. Но как быть, если в регионах нет денег? Их нет даже на реализацию первого этапа Закона — проведение энергоаудита. При том, что к концу 2011 года в масштабах страны необходимо провести энергоаудит более чем в половине субъектов энергорынка, эта работа даже не начата.

Реализация любого закона начинается с разработки соответствующих региональных и муниципальных программ. Так вот, в 46% муниципальных образований к разработке таких программ даже не приступили. А в ряде регионов программы энергосбережения не выдерживают никакой критики, поскольку составлены без учёта состояния и потребностей субъекта в энергии.

— У нас программа энергосбережения не была принята из-за низкого качества документа, — рассказал начальник управления инвестиций, инноваций и частно-муниципального партнерства мэрии г. Ульяновска Андрей Климовский. — Сейчас мы сделали заказ на разработку новой программы профильному институту. Поставили условие: учесть состояние городского хозяйства, проанализировать потенциал города. В последнее время в Ульяновске активно занимались ремонтом жилых домов и зданий, что по идее должно было снизить расход тепла, воды, электроэнергии. Однако ремонт проводился без применения энергосберегающих технологий и материалов. В результате все затраты пошли коту под хвост. Этот опыт показал, что на государственном уровне необходимо решить две проблемы: разработать для подрядчиков, занимающихся ремонтом зданий, требования по энергоэффективности к применяемым технологиям и материалам; а также переформатировать сознание собственников жилья. Мы в Ульяновске сейчас этим занимаемся на уровне муниципальных образований. Решили так: старший по дому будет ответственен перед главой муниципального района за состояние дома. Надеемся, что в ближайшие 4,5 года мы сможем кардинально изменить ситуацию в сфере энергосбережения.

Несмотря на отдельные порывы регионов изменить ситуацию в сфере энергосбережения, страна топчется на месте. А тарифы тем временем растут и уже достигли среднеевропейских показателей — 10 центов за киловатт-час. Если учесть, что уровень доходов россиян значительно ниже, чем в США и Европе, то мы своим бездействием в энергосберегающей сфере провоцируем приближение социального взрыва. Таким образом, времени на раскачку нет.

Нынешняя энергосистема страны характеризуется недостаточной устойчивостью, эффективностью и надёжностью, подчеркнул генеральный директор Агентства по прогнозированию балансов в энергетике Игорь Кожуховский (ЗАО «АПБЭ»). Ледяной дождь, прошедший в декабре в ряде регионов Поволжья и Подмосковья, в результате которого многие населённые пункты остались без света, лишний раз показал, что сама система энергообеспечения городов и деревень нуждается в кардинальной перестройке. В частности, гораздо большее внимание необходимо уделить развитию распределённой энергетики. В мире малая распределённая энергетика становится важным трендом развития и в России малая генерация по темпам роста даже существенно опережает большую: ежегодно в стране продаётся более 4 ГВт мощностей установок малой генерации и только 1,5 ГВт — крупной.

Многие энергокомпании, как производящие, так и транспортирующие энергию, не дожидаясь выхода Закона №261, разработали свои инновационные программы, нацеленные на сбережение электроэнергии на различных этапах её доставки потребителю.

Министерство энергетики РФ разработало концепции четырех технологических платформ. Это интеллектуальная энергетическая система России, современные технологии в гидроэнергетике и возобновляемые источники энергии, экологически чистая тепловая энергетика высокой эффективности и малая распределённая энергетика. Суть платформ сводится к тому, что изменится целевой уклад системы энергоснабжения. Малая распределённая энергетика будет дополнять централизованную энергосистему. Предусматривается развитие систем когенерации на базе высокоэффективных ПГУ-ТЭЦ, более широкое использование возобновляемых источников энергии с учётом наличия возобновляемых энергоресурсов в регионах, внедрение элементов «Смарт грид» в рамках модернизации сетевого хозяйства и постепенный переход к «умным сетям», — отметил И. Кожуховский.

Все эти базовые элементы должны быть так или иначе отражены в региональных программах энергосбережения и повышения энергоэффективности. В госпрограмме энергосбережения предусмотрен принцип софинансирования реализации местных программ. Государство планирует выделять на эти цели 70 млрд руб. в год, или 2,3 млрд долларов. Плюс привлечение частных инвестиций. По данным Всемирного банка, чтобы получить ощутимый эффект, в программы энергосбережения необходимо вложить порядка 320 млрд долларов (государственных и частных). Это много, но данные инвестиции приведут к экономии 80 млрд долларов в год и окупятся в течение четырех лет. А если учесть мультипликативный эффект в экономике, то ежегодная экономия от вложений может составлять 120—140 млрд долларов в год, в результате окупаемость вложений составит не более двух-трех лет.

Программы энергоэффективности должны стать основой для формирования новых региональных тарифов на электроэнергию, воду, тепло, позволят приступить к модернизации энергетики.

Однако все пока упирается в очередной барьер: до сих пор не утверждена методика распределения субсидий регионам, приступившим к реализации энергосберегающих проектов, — отметил И. Кожуховский.

— Необходимо как можно скорее задействовать финансовый механизм энергосбережения, — считает вице-президент Ассоциации рационального использования энергоресурсов «Межотраслевая ассоциация энергоэффективности и нормирования» (АРИЭР «МАЭН») Анатолий Гордукалов. — А также реализовать Постановление правительства РФ №823 от 17.10.2009 г. «О схемах и программах перспективного размещения электроэнергетики».

В этом постановлении определены правила разработки генеральных схем и программ размещения и развития генерации и сетевых объектов с учётом долгосрочного прогнозного спроса потребителей на электроэнергию. Данный механизм позволяет своевременно вводить и ликвидировать энергообъекты на основании перспективного социально-экономического развития территорий.

В аналитическом докладе Минэнерго РФ отмечается, что энергоёмкость российской экономики в 2—3 раза превышает аналогичный показатель развитых стран. Даже в Канаде, близкой нам по климатическим условиям и плотности населения, энергоёмкость в 1,7 раз ниже, чем у нас. Это говорит о том, что в России чрезвычайно высок потенциал энергосбережения. На сегодняшний день он превышает 421,16 млн тонн условного топлива (т у.т.) в год. Внедрение энергоэффективных технологий — дело не только хлопотное, но и исключительно выгодное. Если на добычу 1 тонны условного топлива требуется 4—6 тыс. долл., то на энергосбережение — всего 200—1000 долл. То есть у нас до сих пор не задействован крупнейший резерв экономии затрат.

Отдельной проработки требует также вопрос установки приборов учёта, отметили участники заседания. Но прежде необходимо навести порядок в сетевом хозяйстве, иначе позитивных результатов достичь будет проблематично.

Ещё одна проблема, о которой говорилось выше — проведение энергоаудита, без которого невозможно реализовывать энергосберегающие проекты. Но в сфере энергоаудита существует масса вопросов и недоразумений. Непонимание у региональщиков вызывает стоимость проведения энергоаудита.

— Откуда берутся цифры? — возмущались участники заседания. — Кто устанавливал цену на энергоаудит? Почему в Брянской области цена энергоаудита составляет 50 тысяч на квадратный метр, а в Костромской — 25 тысяч? Это же абсурд!

— Такой невыверенный разнобой приводит к тому, что на рынке есть спрос на некачественный аудит, он дешевле квалифицированного, — заметил главный инженер Российской программы финансирования устойчивой энергетики Сергей Кищенко.

— А куда собственники и компании отнесут затраты на аудит? В стоимость продукции? — поинтересовался заместитель генерального директора по маркетингу завода «ЛИТ» Владимир Цыганков. — А если окупаемость энергоаудита составит 10—15 лет, кто на него пойдёт?

В. Цыганков сообщил, что его завод занимается производством новых материалов, которые сохраняют энергию, препятствуя её утечке. Именно на этом предприятии был изобретён пенофол, у которого впоследствии появилось множество клонов. Именно здесь производят отражающие плёнки, которые позволяют повысить эффективность на 30—40%. То есть технологии, которым могут позавидовать ведущие энергоэффективные государства, в России есть. Проблема в том, что внедрять их некому. Специалисты, так или иначе связанные с внедрением инновационных технологий, не знают, что такое аэрогели, не владеют физикой процесса, то есть не могут на деле применить достижения нашей промышленности. И здесь проблема переходит в новую плоскость — подготовки кадров для электроэнергетики. Этот вопрос требует особого внимания как со стороны высших и средних заведений, так и со стороны компаний, заинтересованных в привлечении квалифицированных сотрудников.

Участники II Форума регионов заключили: в сфере реализации важнейшего для страны Закона предстоит ещё многое сделать. Все составляющие мозаики, необходимые для создания новой, высокоэффективной энергетики, у нас есть. Но какой будет целостная картина — зависит от усилий всех участников рынка.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно