Глас Народа

Работает ли импортозамещение в России?

13.11.2018
Рубрика: Глас Народа

Обсуждают на форуме (30)

5908 просмотров

«Не пытаясь сделать что-то новое, опыта не получить»

Сегодня мы представляем вам совсем необычный материал, выходящий за рамки привычных форматов портала RusCable.Ru. Его рождение было неожиданным даже для нашей редакции, а его начало произрастает из деловой, но дружественной встречи в легкой атмосфере, сглаживающей углы непростого диалога. Беседа Александра Гусева, генерального директора медиахолдинга «РусКабель» переросла в интервью с одним из ключевых лиц известного российского производителя кабельно-проводниковой продукции (КПП). Для сохранения объективности личного мнения эксперта наш собеседник попросил остаться не названым.

Несмотря на то, что  непростых и интересных тем в диалоге было более чем достаточно, одна из них особенно заняла обе стороны, став основным направлением обсуждений — импортозамещение в кабельной промышленности.

Преамбула

Уже многое  было сказано на тему производства отечественной продукции, которая достойно заменит импортный продукт на самом высоком уровне, руководителями профильных министерств опубликовано множество программ, даны поручения, приказы, распоряжений. Что  происходит на практике?

В XXI веке российские заводы активно вкладывались в техническое перевооружение, кто-то – продуктивней и масштабней, кто-то делал это вдумчиво и осмотрительно. Но по факту к 2014 году большинство российских заводов не уступали в оснащении своим коллегам из-за рубежа. Чем больше заводов осваивало новые технологии, тем более конкурентным становился рынок КПП в России. Импорт составлял существенную долю на рынке, причем зачастую без всяких на то оснований – сказывалась вера в качество зарубежной продукции. Несмотря на скандалы с качеством импортной КПП – от бытовых проводов до Сколковского проекта на напряжение 500 кВ – доля импорта длительный период была практически неизменной.

После «санкционных» событий 2014 года стало очевидным то, что ранее было только ощущениями – началась «новая экономическая война». Можно называть происходящее по-разному и относиться к этому как угодно, но если оперировать фактами, то вывод однозначный – грядут потрясения на мировых рынках, и правил, которые работали в прошлом, уже нет. Право сильного – это единственное правило.

Что мы имеем сегодня?

Есть достаточно современные кабельные производства, кадры, опыт и компетенции. Есть достаточно большой внутренний рынок, подразумевающий стабильный спрос на КПП на долгие годы: принимая во внимание изношенность сетей, работы для кабельной промышленности – на десятилетия.

А по факту – наши заводы в большинстве своем прозябают. Так в чем же причина? На взгляд нашего собеседника, их несколько:

1.    Низкая рентабельность производства, обусловленная, с одной стороны, высокими издержками (привет из прошлого) в виде применения импортных технологий и материалов и т.д., а с другой стороны – влияние импорта как ограничителя роста цен на КПП.

2.    Нежелание и/или невозможность организации в России производства всех материалов для кабельной промышленности.

3.    Недоработки маркетинговых служб заводов в части информирования профильных специалистов, в первую очередь проектных организаций, о новых разработках, внедряемых на предприятиях. К сожалению, качество проектов снижается на протяжении последних 20 лет. Большинство проектов выполняется по принципу «скопировал и вставил».

4.    Профильный институт кабельной промышленности не в полной мере использует свой потенциал в продвижении продукции отечественных заводов, и разрыв отношений с некоторыми заводами подтверждает: ситуация требует новых подходов к взаимодействию.

5.    Необъяснимая вера в непогрешимость импортных производителей и слепое недоверие к продукции отечественного производителя. Факты же упрямо говорят о том, что массовое производство в любой точке мира имеет одинаковые сложности, и нет безгрешных.

6.    И самая большая проблема – взаимодействие с государственными и близкими к государству организациями. Принятые программы импортозамещения при ближайшем рассмотрении оказываются неэффективны. Почему же так?

Инкогнито:

– Для простоты понимания приведу несколько примеров. При строительстве кабельной линии 330 кВ было принято, на мой взгляд, абсолютно правильное решение о применении отечественного кабеля 330 кВ. Да, импортный производитель имел колоссальное преимущество с точки зрения опыта, но не давая шанса своим, мы так и будем зависеть от зарубежного опыта. Да, проект оказался не без проблем, но линия включена в работу, а это значит, что чему-то мы все научились. Ошибки учтем на будущее, и следующие проекты будут реализованы гораздо меньшей «кровью». Так и набираются опыта и создают себе имя, в том числе умением решать проблемы.

Александр Гусев:

– Ты серьезно считаешь, что это был правильный выбор?

– Да. Стратегически решение было абсолютно верным. Исполнение, конечно, подкачало, но тому были свои причины.

К сожалению, проект энергомоста в Крым был реализован с привлечением завода из Поднебесной. Что в этом решении главное: политика или недоверие к нашим заводам – не знаю. При наличии политической воли освоить производство подводного кабеля в России было вполне возможно, учитывая административные и финансовые ресурсы. В результате мы бы имели свое производство подводных кабелей и, самое главное, опыт. Но момент был упущен. Жаль. В современных условиях осваивать масштабные проекты по организации производства подобного кабеля, особенно без гарантированных закупок со стороны отечественных потребителей, никто в здравом уме не будет.

– А разве были варианты производства такого кабеля в России?

– В истории множество примеров того, как решались такие задачи – кабель по дну Ладожского озера нам не КНР проложила. Есть примеры организации кабельных производств за месяцы в условиях войны и т.д. Нужно искать решение, а не аргументы, почему это невозможно.

У нас есть примеры, когда освоение производства нового кабеля сверхвысокого напряжения (550 кВ), выполненное при господдержке, не находит понимания со стороны компаний, контролируемых государством. Если государство в лице профильного министерства не в состоянии пролоббировать применение кабельной продукции, производимой по его же программам импортозамещения и энергобезопасности, то кто будет рисковать, вкладываясь в долгосрочные проекты техперевооружения в кабельной промышленности? А компании с госучастием, вместо преференций для своих производителей, продвигают интересы зарубежных производителей, фактически не допуская заводы РФ к конкурсам. Получается, с трибуны говорим одно, делаем другое, а думаем третье?

– Это пример общего плана?

– Это частный пример общей проблемы. Мне кажется, что в текущей ситуации мы можем оказаться в положении бесконечного отставания в освоении нового и перспективного. Для вывода на рынок нового кабельного изделия сегодня требуется столько финансовых и временных затрат, что, оценивая экономический эффект от внедрения, делаешь неутешительный вывод – окупаемость не наступит никогда.

– Что ты думаешь о проблеме производства кабельной арматуры высокого и сверхвысокого напряжения?

– Имеющееся производство кабельной арматуры 110–220 кВ частично решает проблему, но отсутствие муфт 330–550 кВ серьезно осложняет вывод на рынок кабельной системы свыше 220 кВ. Кабель 550 кВ в России уже делают, а вот с арматурой проблема. Один из последних репортажей портала RusCable.Ru частично раскрыл ситуацию с одним из производителей. Надеюсь, что найдется ответственный производитель кабельной арматуры на сверхвысокое напряжение в России и в сотрудничестве с кабельными заводами реализует то, что не удалось другим.

Выход, на мой взгляд, есть – строительство тех производств, которые нужны, инвестирование в которые, с точки зрения бизнеса, неэффективно, но требуется с позиции энергобезопасности.

Это касается и организации производства современных материалов для кабельной промышленности, и не имеющих аналогов в России кабельных производств. А государственные структуры должны следить за тем, чтобы приоритет был отдан российским заводам.

Многие пробовали пробиться на рынок Европы – и? Результаты плачевны, потому что свой рынок нужно защищать, и европейские государства защищают своего производителя. Налоги в бюджет России платят российские заводы, а зарубежные заводы платят налоги в своих странах.

– Во всем мире кабельную арматуру на такие классы напряжения выпускают кабельные заводы. Как ты считаешь, нам нужен такой же опыт?

– Мне кажется, что момент для этого упущен. Наши заводы никогда не имели подобного опыта, а в нынешних условиях приобрести его практически нереально. При наличии импорта и независимых производителей кабельной арматуры на среднее напряжение фактически свободным остается только производство кабельной арматуры высокого и сверхвысокого напряжения. А здесь правят бал иностранные производители. Объем рынка пока слишком мал для окупаемости инвестиций в этот бизнес. А вкладывать средства в развитие этого направления заводы не имеют возможности. Весь наш рынок кабельной арматуры свыше 110 кВ – это меньше рентабельной загрузки одного производителя кабельной арматуры. При условии конкуренции между заводами эти вложения не окупятся никогда. Соответственно, только неэкономические методы могут привести к созданию кабельной арматуры самими заводами.

– Как ты считаешь, правильно ли был определен перечень продукции, вошедший в Приказ Минпромторга России от 31.03.2015 N 653, на момент его подписания?

– Достаточно сложно ответить на этот вопрос. Если рассматривать это как первый шаг, то направление как минимум верное. Я считаю, что по мере реализации программы крайне необходимы дальнейшие шаги: программа не должна быть неизменной, она должна быть живым организмом, реагирующим на изменяющиеся внешние факторы.

– А как бы ты оценил работу Межведомственной рабочей группы по кабельной промышленности и материалам при Минпромторге РФ? Правильные ли направления были определены?

– На мой взгляд, деятельность рабочей группы может быть более динамичной. Но это мой грех – я считаю, все нужно делать оперативней. Главный же минус – недостаточное информирование о положительных результатах. Мы все разучились хвалить себя и других за позитивное, но с удовольствием обсуждаем провалы. Нужно больше позитива – мысли материальны.

– Какие продукты ты мог бы предложить как необходимые для импортозамещения в первой линии?

– Материалы в кабельной промышленности – это залог успеха или провала. Наука в части материалов у нас исторически сильна, но путь до серийного производства настолько тернист и непредсказуем, что чаще всего быстрее он приходит из-за рубежа в виде готовой технологии. И это печально. Причина, на мой взгляд, в том, что у нас нет венчурного финансирования. Сложности с финансированием и, что более важно, с отчетностью по результатам, особенно неудачным.

– Как ты считаешь, кто вносит больший вклад в импортозамещение: государство, заводы или потребители кабельной продукции?

– На словах больший вклад вносит государство, а по факту – заводы. К сожалению, вклад потребителей отсутствует, да его и не должно быть. Просто в том случае, когда есть отечественный аналог импортной продукции, потребитель должен быть проинформирован об этом. Заставить потребителя невозможно, но можно простимулировать. Кроме того, при проектировании или на этапе согласования проектов должно быть меньше преград для пересогласования продукции на отечественную.

– Что ты можешь сказать про ГИСП (Государственная информационная система промышленности)? Она вносит свои плоды в импортозамещение?

– Идея ГИСП в целом позитивна, но она эффективна при всестороннем применении. А сейчас, я думаю, большинство ваших читателей не знакомы с этим вопросом. В наше время огромного потока информации очень сложно найти нужную.

– Давай поговорим о материалах. Как ты считаешь, если сшитый полиэтилен попадет под санкции – к примеру, под идею двойного применения, что будет с кабельной промышленностью?

– На какое-то время наступит коллапс. Что касается среднего напряжения – ситуация имеет решение, есть производители, но их производство полностью зависит от импортных ингредиентов. Если же говорить о высоком напряжении, то вариантов нет никаких. Необходимо либо срочно развивать свое химпроизводство, но в этом случае без «человека с ружьем» не обойтись, либо, как во времена КОКОМ поступал СССР, закупать эту продукцию через третьи страны.

– Может быть, низкая рентабельность также вызвана действием 94 и 223 ФЗ о закупках, где основное требование – «дешевле, чем у другого»?

– Это достаточно непростой вопрос. У меня несколько иное мнение по вопросу экономии государственных средств. Я считаю, что зачастую экономия ведет к проблемам. Все страны с сильной экономикой стимулируют свои экономики за счет масштабных инфраструктурных проектов. К примеру, возобновляемая электроэнергетика – во всем мире дотируемая сфера, и с экономической точки зрения не должна существовать в принципе. А что касается нашей ситуации, то важно учитывать не только цену поставщиков, но другие критерии. Формально это учитывается в коэффициентах, но на практике почти не оказывает влияния на результат.

– А как же 15% преференции по 223 ФЗ, которые вступили в силу с 1 января 2017 года? Они работают?

– Как показывает опыт, практически не работают. В качестве основных аргументов выносятся те требования, которые перевешивают все остальные, и в итоге побеждает нужный претендент. Достаточно написать в требованиях: необходим 5-летний опыт поставок инновационного кабеля сверхвысокого напряжения, и все – откуда такой опыт у завода, который выполнил программу реконструкции по рекомендации государственных органов? Мы так и не получим опыт и будем продолжать привлекать для строительства знаковых объектов западные компании, а то и компании из Азии. Мы способны сделать что угодно, но на это должна быть политическая воля на всех уровнях принятия решений.

– Какие драйверы кабельной промышленности нужны, чтобы дать резкий разворот от того, что имеем, к более радужным перспективам?

– Я думаю, общее оживление в экономике страны способно дать необходимый импульс развитию. Важны также наведение порядка с качеством кабельной продукции, борьба с производством некачественной и потенциально опасной продукции. Возможно увеличение экспорта, но без поддержки госорганов это очень сложно сделать. Экспорт кабельной продукции есть и сейчас, но он мизерный, в основном из-за бюрократических ограничений, как за рубежом, так и внутри страны. Система возврата НДС при экспорте построена крайне неэффективно для экспортера и максимально эффективно для бюджета.

– Необъяснимая наша вера в импортную продукцию, наверное, вызвана наличием опыта у зарубежных коллег? Никто ведь не хочет быть полигоном для испытаний.

– Не пытаясь сделать что-то новое, опыта не получить. Разве мы не были полигоном для зарубежных компаний? Я помню большие проблемы с СПЭ кабелем в исполнении нг-LS производства компании мирового уровня, проблемы с кабелем сверхвысокого напряжения общеизвестного европейского производителя и многое другое. У меня есть анализ европейского рынка по кабелям до 1 кВ, и ситуация там интересная. Качество продукции на достаточно средненьком уровне. При отсутствии законодательных ограничений, введенных ЕЭС с целью ограждения своих производителей от импорта, продукция наших заводов вполне способна конкурировать с ними. Так что опыт – это дело наживное.

– Ты считаешь, что и в кабельной промышленности не может быть побед без поражений?

– У кого свой мост не падал? А если серьезно, то никто не думает о поражении, принимая решение о создании чего-то нового. И это правильно. Иначе все попытки заканчивались бы не начавшись. Что такое поражение? Это сигнал о необходимости внести необходимые изменения и исправить ситуацию. Никто не будет делиться с нами своим опытом. Даже когда заводу продавали комплекс оборудования и даже технологию, то всегда «за кадром» оставались якобы мелочи, которые оказывали существенное влияние на итоговый результат.

– А какие отечественные заводы, на твой взгляд, могли бы стать площадкой для освоения кабеля для подводной прокладки?

– Учитывая технологию производства таких кабелей, единственной площадкой мог бы быть Севкабель, но кроме наличия выхода к воде у него ничего нет. Нужно ли создание такого завода? Не знаю. Без гарантий о закупках этого кабеля со стороны отечественных потребителей никто не будет вкладывать очень значительные средства в его строительство. Остальные заводы слишком далеко от выхода к воде.

– Ты считаешь, что если в России есть производство какого-либо продукта, то на конкурс не должны допускаться зарубежные производители?

– Почему же так кардинально? Допускаться должны все, но должны быть реально действующие преференции для отечественных заводов. Я имел опыт в части поставок кабеля высокого напряжения в Европу и могу сделать кое-какие выводы: нас там не ждут и нам там не рады. Им своих нужно загружать заказами. Мы все читаем новости о крупных стройках в Европе – я воспринимаю большинство подобных проектов не более чем загрузкой своего производителя работой, так как экономически часть проектов вообще не имеет смысла. Когда строились сочинские объекты, большинство было уверено, что наши кабельные заводы не справятся, но по факту все получилось. Не без сложностей, конечно, но все же.

– Во многих странах мира импортозамещение понимается как инструмент для проведения политики экспортоориентированности. У нас должно быть также?

– Мы уже сейчас имеем огромный экспортный потенциал, но он крайне неэффективно используется. У нас президент делает для экспорта продукции российской промышленности больше, чем все профильные ведомства, но дальше нефти и газа дело пока не продвигается. Для меня загадка – чем занимаются наши торговые представительства за рубежом? Хотя экспорт позволяет дополнительно загрузить производственные мощности и сгладить сезонные колебания. Те, кто хотя бы раз экспортировали продукцию за рубеж, меня поймут. Все делается не благодаря, а вопреки.

– То есть, если получил господдержку по освоению новой продукции, будь добр поставлять и на экспорт?

– Все только рады были бы поставлять на экспорт, но для этого необходима, помимо желания, помощь и государства в том числе. А пока, кроме красивых слов с трибун, никакой поддержки экспорту нет. К сожалению.

 

Обсуждают на форуме (30)

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно