В будущее – без иллюзий
 
Энергетика

В будущее – без иллюзий

За последнее десятилетие мир резко изменился. На первый план вышли такие проблемы, о которых ещё совсем недавно никто и не думал. Многие наши предположения, сформировавшиеся в XX веке, оказались иллюзорными, а амбициозные задачи, которые ведущие мировые державы ставили перед собой, — невыполнимыми.

К сожалению, в XXI век мы пришли с тем же грузом мифов и иллюзий. К ним научный руководитель Института нефтяной геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН Алексей Конторович относит такие постулаты, как «устойчивое развитие» (никакой устойчивости в мире не было и нет), «от глобального соперничества — к глобальному партнёрству» (соперничество продолжается, партнёрства не наступило), «обновление механизмов и принципов системы глобальной экономической безопасности» (военные действия НАТО в Ираке и Ливии полностью уничтожили само понятие «безопасность»).

Таким образом, все ценности, которые декларировались ещё недавно, оказались не жизнеспособными. Поэтому возникает логичный вопрос: а чем их можно заменить? И на что ориентироваться, если в мире нет ориентиров? Если есть только жесточайший государственный эгоизм, который не даёт повернуть в сторону глобальной устойчивости?

— Нам сегодня предлагается такой сценарий глобализации, который никак не может быть принят, — заявил главный аналитик ММЭФ Александр Епишов. — Ему нужно противопоставить что-то более разумное и безопасное. Мы постоянно получаем сигналы в виде экономических кризисов, техногенных катастроф и природных катаклизмов, которые показывают, что человечество движется не в том направлении. Так давайте обсудим, по какому пути идти? Перед нами возникли новые энергетические вызовы, на которые мы обязаны дать адекватный ответ.

Весь ХХ век характеризовался высокими темпами роста энергопотребления. Это связано прежде всего с увеличением численности землян. Как напомнил заместитель председателя правления ОАО «Газпром» Валерий Голубев, в 20-м столетии население нашей планеты увеличилось в 4 раза, экономический потенциал — в 25 раз, энергопотребление — в 23 раза. Именно факторы роста численности населения, потребления и материального достатка стали определяющими для динамичного развития энергетики. По оценкам экспертов, в ближайшие четверть века темпы роста численности населения несколько замедлятся. К 2030 году количество жителей земли увеличится на 1,4 млрд (в предыдущее двадцатилетие рост составил 1,6 млрд человек). Рост мировых доходов от экономики увеличится вдвое, мировое потребление первичной энергии будет расти на 1,7% в год. Это несколько меньше, чем в предыдущий период, тем не менее энергопотребление в ближайшие 20 лет вырастет на 40%. Этот процесс будет происходить на фоне неоднозначных политических и экономических событий, которые напрямую влияют на развитие как глобальной, так и региональной энергетики.

В чём же заключаются главные энергетические вызовы XXI века? Как ответит на них мир в целом и Россия в частности? По международной классификации существует два класса энерговызовов: детерменированные (долгосрочные) и стахостические (труднопредсказуемые). Стахостические во многом зависят от поведения политических элит, и это — тема отдельного разговора. Среди детерменированных следует выделить глобальные и российские вызовы. К глобальным относится ограниченность (конечность) традиционных энергоресурсов. Именно это обстоятельство будет определять дальнейшее развитие мировой энергетики. Не вдаваясь в долгие разъяснения, отметим лишь тот факт, что добыча нефти к 2030 году вырастет незначительно, при этом энергии будет требоваться всё больше. В связи с этим мир вынужден будет перейти от количественного прогноза развития энергетики к качественному.

Второй глобальный вызов — неравномерность потребления энергоресурсов на душу населения (за исходную единицу берётся нефть). Неравномерность потребления — одно из главных противоречий в мире. Оно определяет стабильность в различных регионах планеты, является катализатором социальных взрывов и кровопролитных войн. Между тем 68% населения потребляет менее одной тонны нефти в год, а 19% — 50 тонн в год. Россия в этом пространстве, при том что является ведущей нефтедобывающей державой, стоит ближе к армии неимущих — у нас на душу населения приходится 3 тонны нефти в год.

Третий вызов связан с неравномерностью роста энергопотребления и внутреннего валового продукта (ВВП). Как известно, в конце XX века «проснулась» экономика Азиатско-Тихоокеанского региона. Наблюдается быстрый рост ВВП в Китае, Индии и Южной Корее. По оценкам экспертов, в ближайшее время к ним присоединятся экономики Южной Америки и Африки. В связи с этим изменятся потоки энергоресурсов. Всё меньше первичной энергии будут получать Северная Америка и Европа — темпы роста потребления сырья здесь снизятся, поэтому эти регионы сосредоточатся на дальнейшем повышении эффективности использования энергии и сокращении энергозатрат, необходимых для производства единицы ВВП. Снижение энергоёмкости производства в развитых странах — не что иное, как ответ на происходящие изменения в мировой экономике.

Все эти вызовы и связанные с ними риски необходимо верно оценить при перспективном прогнозировании, говорит генеральный директор ЗАО «ГУ Институт энергетической стратегии» Виталий Бушуев. Кроме того, важно понять, по какому принципу будет конструироваться мировая энергосистема — по глобальному или региональному? Какой она будет через два-три десятка лет — централизованной или децентрализованной? Кто будет определять ситуацию на мировом энергетическом рынке, а кто потеряет свои позиции? Удержится ли Россия в списке великих энергетических держав? Вопросов пока больше, чем ответов.

По мнению В. Бушуева, реалии таковы, что нашей стране отпущен совсем небольшой срок (приблизительно 10 лет), когда она может выгодно продавать первичные энергоресурсы. Очень скоро мир научится получать довольно дешёвую энергию из новых источников. Поэтому и мы должны главный акцент сделать на продаже конечного продукта, в том числе и электрической энергии. Но прежде, чем продавать избытки, нужно полностью обеспечить собственный спрос.

В новых документах важно верно оценить новые риски, появившиеся на электроэнергетическом поле России, подчеркнул генеральный директор Агентства по прогнозированию балансов в энергетике Игорь Кожуховский. А также сосредоточиться на решении проблем, острота которых нарастает с каждым годом. Среди них — рост потребления электроэнергии в РФ, который составляет 2—3% в год. Рост энергопотребления идёт на фоне старения электросетевых и генерирующих объектов. В 2011—2030 гг. объёмы вывода энергообъектов из эксплуатации должны составить 67 ГВт при общей мощности 215 ГВт. Поэтому на первое место выходят строительство и модернизация генерирующих и электросетевых объектов. За последние 10 лет вводилось ежегодно в среднем лишь 1,9 ГВт мощностей. Это очень мало. Сложившаяся ситуация — результат длительного недостаточного финансирования инвестиций в отечественной энергетике. В результате реформирования РАО ЕЭС и либерализации в отрасль, наконец, пошли деньги. В 2006—2010 годах объём инвестиций по сравнению с предыдущей пятилеткой вырос втрое. Но объёмы строительства новых генерирующих мощностей при этом не увеличились. Причина — инерционность инвестиционного процесса. Мы строим медленно и, к сожалению, дорого. Поэтому к новым рискам можно приплюсовать высокую стоимость строительства. Чтобы изменить негативный тренд, необходимо снизить затраты на строительство 1 кВт•ч мощности. Ещё один риск, сопровождающий российскую энергетику на протяжении многих лет, —нестабильность условий для инвестиций. В России много лет ведутся разговоры о создании благоприятного инвестиционного климата. В электроэнергетике пока гарантии для инвесторов обеспечиваются только за счёт договоров на предоставление мощности. Механизм RAB-регулирования для электрических сетей начал внедряться, но пока он несовершенен и требует доработки.

— Считаю, что инвестиции сегодня должны идти в двух направлениях — в отраслевую науку и образование, — заявил генеральный директор компании Enel по России и СНГ Доминик Фаш. — Именно в этих областях заложен потенциал развития электроэнергетики. Именно здесь — гарантия создания и профессионального использования передовых технологий, без которых невозможно развитие современной электроэнергетики. Проблемы, которые переживает Россия, актуальны и для Европы. Главная из них — дефицит кадров. И решить её можно только совместными усилиями. На мой взгляд, у нас не хватает международных энергетических университетов. Поэтому необходимо подумать об учреждении такой структуры, где специалисты смогут проходить обучение с помощью Интернета.

Следующий вызов, который будет оказывать влияние на развитие мировой энергетики — стоимость электричества и тарифы на его передачу. На первый взгляд, тема не новая. Но в новом десятилетии она получает новое звучание. Мы стоим на пороге смены структуры взаимоотношений между производителями и потребителями энергии в сторону диктата потребителя. Это связано с объективным удорожанием энергетики. Как отмечали участники форума, время дешёвой энергии прошло. Меняется география добычи первичных энергоресурсов — нефти и газа: она перемещается в Восточную Сибирь и Якутию, а во второй половине XXI века вектор добычи переместится в Северный Ледовитый океан. Для организации добычи в этих пока ещё не затронутых цивилизацией регионах практически «с нуля» придётся создавать промышленную и социальную инфраструктуру. Затраты непременно отразятся на конечном продукте — на киловатт-часе. Но тарифы не могут расти до бесконечности. Поэтому становится очевидным, что очень скоро потребитель потребует от энергетиков перехода к новому качеству энергоснабжения. Что в ответ могут предложить энергетики? Этот вопрос обсуждали участники международной конференции «Интеллектуальные электрические сети: международный опыт и перспективы России», работавшей в рамках ММЭФ.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно