Кабельно-проводниковая продукция и аксессуары

Власть и созидание, опала и память

Профессор Валерия Алексеевна Голубцова, директор Московского энергетического института в 1943—1952 гг., была, несомненно, одним из самых блестящих в плеяде ректоров МЭИ, сыгравших ключевую роль в сохранении, восстановлении и развитии этого крупнейшего вуза страны в военные и послевоенные годы. В.А. Голубцова являлась одной из самых видных и красивых женщин, максимально приближенных к реальной власти в СССР, потому что была женой, другом и ближайшим советчиком Георгия Максимилиановича Маленкова (1902—1988 гг.), Секретаря ЦК ВКП(б) и правой руки Сталина в аппарате партии, ставшего первым после смерти вождя его преемником на посту Председателя Совета Министров СССР (1953— 1954 гг.). Но В.А. Голубцова была вместе с тем самостоятельной, сильной личностью и умным профессионалом с огромным потенциалом организатора и созидателя.

Родилась В.А. Голубцова 15 мая 1901 г. в Нижнем Новгороде в семье учителя словесности классической гимназии. Ее мать О.П. Невзорова принадлежала к старинному дворянскому роду, была, кстати, сестрой З.П. Невзоровой, жены Г.М. Кржижановского. Брат Валерии Алексеевны, член-корреспондент АН СССР В.А. Голубцов, участвовал в разработке плана ГОЭЛРО, строил Днепрогэс, Челябинскую ГРЭС. В.А. получила классическое образование, окончив гимназию в 1917 г., знала французский и немецкий языки, окончила библиотечные курсы и поступила на работу в городскую библиотеку. Во время Гражданской войны она работала библиотекарем в агитпоезде на Туркестанском фронте. С 1920 г. поступила в канцелярию Туркестанского военного округа, вступила в РКП(б). Здесь она познакомилась с Г.М. Маленковым, комиссаром кавалерийской бригады. Он был юношей также дворянского происхождения, выходцем из Македонии (его прадед был генералом, но тогда это скрывалось). Маленков окончил гимназию с золотой медалью, затем поступил и окончил электротехнический факультет МВТУ (с обязательством, что после окончания учебы он как бывший политкомиссар перейдет на партийную работу в МВТУ). Так Маленков стал секретарем институтской парторганизации. Он два года был аспирантом у профессора К.А. Круга, но партийная работа не позволила ему завершить диссертацию, а использовать свое служебное положение принципиально не желал. (Не случайно, что после первой отставки в 1955 г. с поста премьера Маленкова назначили министром электростанций СССР.) В 20-х годах Маленков был переведен на работу в Оргбюро ЦК РКП(б). В 1924 г. у них с В.А. родилась дочь Воля, ставшая потом профессором архитектуры.

Интересно, что брак В.А. Голубцовой и Г.М. Маленкова не был зарегистрирован до конца их жизни (как сообщает их сын Андрей). Но в те годы так бывало нередко: церковные браки в городах почти не заключались, а чаще молодые «записывались» в ЗАГСе, но и этим нередко пренебрегали как буржуазным предрассудком. (Поясним. Та же ситуация была у Н.С. Хрущева и его супруги, а также, по-видимому, у Сталина с Н.С. Аллилуевой. При обеспечении жилплощадью жену прописывали на основании заявления и анкеты, предоставляемой мужем. После войны этот порядок был изменен, но «старые» пары часто не задумывались над оформлением своего статуса, и позже у многих возникали проблемы при получении наследства.)

В.А. Голубцова, следуя семейной традиции, поступила в МЭИ (1930—1934 гг.), по его окончании работала на заводе «Динамо» (до 1936 г.). Там она дважды сильно отравилась — ртутью и бензолом, из-за чего тяжело болел родившийся вскоре первый сын Андрей. В.А. поступила в аспирантуру МЭИ (1936— 1938 гг.), однако рождение сыновей: Андрея (1937 г., профессора-биофизика) и Георгия (1938 г., профессора кристаллографии и геохимии), прервало учебу. Так что В.А. заслуживает полного уважения уже за то, что воспитала троих детей, ставших замечательными учеными и людьми (еще учась в МГУ, автор данного очерка слышал только хорошее об их человеческих и профессиональных качествах). Несомненно, В.А. была личностью авторитарного типа, с абсолютной верой в коммунистические идеалы, что на практике выражалось в ее исчерпывающей личной трудоотдаче. Ее также характеризовала абсолютная преданность мужу, опальную судьбу которого в 50—60-е годы она разделила, последовав за ним в ссылку, как декабристка.

В 1938 г. В.А. возобновляет работу в МЭИ ассистентом на кафедре кабельной техники. В начале войны она эвакуируется с детьми в Куйбышев, тогда как Маленков остается со Сталиным в осажденной Москве. В Куйбышеве В.А. становится инструктором обкома партии, ответственным за авиационную и электротехническую промышленность. Тогда это означало обеспечивать круглосуточно прием и разгрузку составов с эвакуируемыми заводами, подготовку для них площадок и энергоснабжение, авральный монтаж и пуск предприятий, выдачу плана любой ценой. За эту работу Валерия Алексеевна была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

В начале 1943 г. МЭИ возвращают в Москву из эвакуации (из г. Лениногорска), и 3 июня В.А. Голубцову назначают его директором. Необходимо было заново разместить институт, обеспечить питанием студентов и персонал. Тогда на рабочую карточку студента давали 700 граммов хлеба в день, что было почти счастьем, но их выдавали далеко не каждому. Быстро налаживалась работа лабораторий и служб, были перестроены учебные программы, обеспечен прием в вуз новых студентов, среди них множество фронтовиков после ранений, было немало инвалидов. Всех инвалидов МЭИ В.А. знала лично и опекала. МЭИ передали здания № 13 и 14 по Красноказарменной улице. В 1943—1951 гг. по инициативе В.А. были созданы новые факультеты — энергомашиностроительный, гидроэнергетический, электрофизический, электрификации промышленности и транспорта, а также СпецОКБ МЭИ по ракетно-космической технике. В.А. лично курирует отдел научно-исследовательских работ, управление капитального строительства, студенческий городок, учебное управление. Конечно, она использует свое влияние как жена Секретаря ЦК — отбирает у наркомов, по ее словам, «нахватавших в Германии трофейного оборудования», то, что нужно для оснащения МЭИ. В результате построены студенческие общежития, дома для преподавателей, выделена земля для подсобного хозяйства, дома отдыха в Крыму и под Москвой. Однажды на парткоме МЭИ она так ответила на вопрос о помощи ей со стороны мужа: «Я не посвящаю Георгия Максимилиановича в свои трудности, и, следовательно, он мне не помогает. Обращаясь к руководящим лицам, я называю свою фамилию и должность. И не моя вина, что они, зная, кто мой муж, иногда хотят услужить. Что же, я должна отказываться? Наверное, это будет не в интересах института».

Вспоминая В.А., люди восторженно пишут о том, как она помогла им в тяжелые моменты жизни: для многих «выбила» рабочие карточки, путевки в санаторий, находила возможности приработков, а нескольких студентов даже спасла от суда за бунт против директора столовой МЭИ, пойманного на воровстве продуктов. Так, будущего крупнейшего ракетчика академика Б.Е. Чертока не отчислила из МЭИ за задолженность, а будущего радиофизика академика В.А. Котельникова она прикрыла от давления на него со стороны министра госбезопасности В.С. Абакумова. Среди личных выдвиженцев В.А. Голубцовой выдающиеся выпускники МЭИ — академики В.А. Котельников, Б.Е. Черток, В.А. Кириллин, А.Е. Шейндлин, А.Ф. Богомолов, десятки профессоров.

А.Е. Шейндлин пишет: «Это была статная, привлекательная, очень властная и умная женщина, которая <…> играла определяюще важную роль в семье такого крупнейшего аппаратчика, каким являлся Г.М. Маленков. <…> В.А. Голубцова, несмотря на ее почти диктаторское руководство МЭИ, несомненно, способствовала становлению МЭИ как первоклассного вуза мирового уровня».

Б.Е. Черток отмечает: «МЭИ повезло. Бог щедро наделил ее организаторским талантом. <…> солидная профессура МЭИ поддерживала директора во всех ее деяниях».

Голубцова одевалась скромно, но со вкусом, держалась властно, но без чванства, обладала чувством юмора и находчивостью. К примеру, такой штрих. Как-то она решила снять с должности одного сотрудника, который явно «не тянул». Объявила ему это и тут же протянула конфету, сказав: «Не обижайтесь, так надо для дела, да и Вам будет легче». В 1948 г. В.А. защитила кандидатскую, а в 1955 г. — докторскую диссертацию по электроизоляционным материалам. За восстановление МЭИ В.А. Голубцова была награждена орденом Красной Звезды. Перейдя в 1953 г. из МЭИ в Институт истории естествознания и техники на должность заместителя директора, В.А. выдвигает идею издания и становится главным редактором двухтомной «Истории энергетической техники в СССР» (1957 г.).

В 1957 г., после разгрома Н.С. Хрущевым и Г.К. Жуковым «антипартийной группы» Г.М. Маленкова, В.М. Молотова и Л.М. Кагановича, повсюду прошли партсобрания, на которых полагалось осуждать последних. В те дни в МЭИ В.А. Голубцова сидела в президиуме собрания, сохраняя спокойствие. Участник собрания ракетчик П.Ж. Крисс пишет, что большинство ей сочувствовало. Нашелся всего один «активист», который потребовал от нее покаяния. По залу прошел гул негодования, председательствующий попробовал не заметить этого выступления, но его автор дерзко настаивал на своем. И тогда из первых рядов встал полковник Давид Эммануилович Брускин и мощным командирским голосом, перекрывая шум, произнес: «Вношу предложение снять этот вопрос и прошу голосовать немедленно!» Я запомнил чувство гордости в этот момент за коллектив родного института», — вспоминал Крисс.

Маленкова отправляют в ссылку директором Усть-Каменогорской ГЭС. Через несколько месяцев ГЭС неожиданно для всех становится передовой в отрасли. Но вскоре к Маленкову домой приходят «уполномоченные товарищи» и дают всего несколько часов на сборы. Его с женой перевозят в пыльный степной поселок Экибастуз, где назначают директором местной ТЭЦ, «по статистике, самой плохой в стране». Дочь Воля пишет: «Зрелище из фильма ужасов: кругом грандиозная свалка металлолома и мусора, территория залита мазутом, так что пройти можно по сломанным дощечкам, из 4 агрегатов работает один». Маленков с Голубцовой экстренно переводят ТЭЦ на местный уголь, поднимают коллектив на ликвидацию свалок и грязи, сажают деревья, разводят огороды и теплицы. Через год ТЭЦ становится образцовой. И тогда Маленкова исключают из партии «за утерю партбилета», скорее всего, похищенного у него. Исключение происходит на уровне райкома, так как парторганизация ТЭЦ отказывается голосовать за такое решение. Историк Р.А. Медведев замечает: «Без поддержки своей жены Валерии Алексеевны, которая оказалась сильнее и умнее своего мужа, Маленкову было бы совсем трудно».

В 1968 г. Маленков получил разрешение вернуться в Москву, где в которой у них была отобрана квартира. Первое время они жили в Подмосковье, в пос. Удельная, в домике его матери, директора кардиосанатория. Затем купили квартиру на 2-й Синичкиной улице, в ЖСК МЭИ. Вступить в ЖСК помог И.С. Наяшков, бывший студент Голубцовой, ставший Председателем Госкомитета по изобретениям и открытиям, он не побоялся открыто поддержать опальную семью. Но многие боялись: В 1971 г. адрес к 70-летию В.А. отказались подписать некоторые известные ученые, хорошо ее знавшие. Тем не менее в пос. Удельная к В.А. поехали ее поздравлять 15 человек из МЭИ. Увидев несколько машин с гостями и продуктами для стола, В.А. была потрясена, не скрывала слез радости.

В 1975 г. МЭИ отмечал свое 70-летие. Ректор М.Г. Чиликин, выдвиженец В.А. Голубцовой, ее бывший заместитель по учебной части, послал ей приглашение на торжественное заседание Ученого совета и общественности. В зале — министры, высокие чины из ЦК КПСС. Ректорат, поколебавшись, решился включить Голубцову в список тех, кому предлагалось занять места в президиуме заседания. Происходит рутинное оглашение их имен, и под одобрительные хлопки так называемые представители элиты выходят из глубины зала и занимают места в президиуме. Раздаются дежурные хлопки. Но вот называют Голубцову, и в зале взрывается гром аплодисментов. В.А. встала, поклонилась, прошла в президиум и села на задний ряд. Но овация не прекращается. Проходит несколько минут, и вот, наконец, ректор просит Валерию Алексеевну пересесть на первый ряд. Высшему начальству приходится подвинуться, чтобы уступить ей место. Это были последние звездные минуты в жизни великой женщины.

В.А. Голубцова и Г.М. Маленков прожили в счастливом браке 67 лет. Они умерли почти одновременно: она — 1 октября 1987 г., он — 14 января 1988 г. На Кунцевском кладбище в Москве стоят два серых гранитных креста, поставленных по эскизу дочери и внука.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно