Кабельно-проводниковая продукция и аксессуары

Юбилей российской энергетики

Ленэнерго — одна из старейших энергокомпаний России. 16 июля 1886 года император Александр III утвердил Устав «Общества электрического освещения», учреждённый Карлом Сименсом. Этот день принято считать началом «электрической» эры в России. После революции 1917 года национализированные мощности этого предприятия были объединены в единую энергосистему, на базе которой сейчас работает в частности Мосэнерго. Реализация знаменитого плана ГОЭЛРО тоже начиналась на ленинградской земле.
В 1922 году построена первая тепловая электростанция «Уткина заводь». В 1924 году от электростанции № 3 на Фонтанке к жилому дому проложили первый теплопровод, что дало начало теплофикации в стране. 19 декабря 1926 года вошла в строй не только первая, но и самая мощная в те годы гидроэлектростанция страны — Волховская ГЭС. В эти годы в Ленэнерго появляется первая в СССР линия электропередачи 110 кВ. Во многом благодаря подвигу ленинградских энергетиков удалось прорвать блокаду Ленинграда во время Великой Отечественной войны. Ленэнерго восстановило повреждённые Волховские линии 110 и 35 кВ, а по дну Ладожского озера в Ленинград проложили четыре нитки кабеля напряжением 10 кВ. Этот кабель, длиной более 100 километров, собирали вручную. В сентябре 1942 года благодаря этому уникальному техническому решению энергетическая блокада была прорвана. Это позволило Ленинграду выстоять.
Сегодня ОАО «Ленэнерго» обслуживает ёмкий рынок — территорию Санкт-Петербурга и Ленинградской области площадью 86 739 квадратных километров, где проживают 6 млн 213 тыс. 748 человек (4,6% всего населения страны). Общая протяжённость линий электропередачи с учётом кабельных линий — 58 тыс. 41 километр. Установленная трансформаторная мощность — 20 740 МВА.

Если говорить об истории петербургской энергетики, то можно вспомнить бесконечноe множество фактов, опередивших время. «Общество электрического освещения 1886 года», а впоследствии ОАО «Ленэнерго» всегда было новатором, являя стране и миру новые открытия, по праву считаясь катализатором энергетического прогресса. На протяжении 125-летней истории компании находилось немало людей и событий, которых можно назвать гордым словом «первый».

ЛАМПОЧКА ЛОДЫГИНА И ПРОВОРНЫЙ ФРАНЦУЗ

В 1873 году в Петербурге выдающийся русский электротехник Александр Николаевич Лодыгин впервые публично продемонстрировал изобретённую им лампу накаливания на Одесской улице и на лекции в Технологическом институте. Недостатка желающих использовать новинку не было, но всех опередил галантерейщик-француз: первым заведением с электрическим светом в России стал «Магазин дамскаго и мужескаго белья Флорана» на Большой Морской улице.


ПЕРВЫЕ ОГНИ ДВОРЦОВОГО МОСТА

Наплавной Дворцовый мост через Неву был первым мостом в городе, освещённым электричеством. Весной 1879 года на нём опробовали дуговые лампы — «свечи» — изобретение Павла Николаевича Яблочкова. Возможно, современному человеку, глядя на нынешний мост, сияющий по ночам миллионами огней, открытие покажется не столь значительным. Но это далеко не так — в конце XIX века тот «светящийся» Дворцовый произвёл фурор.

СВЕТЛЫЙ НЕВСКИЙ

30 декабря 1883 года долгожданный свет пришёл на Невский проспект. Фонари включались на несколько часов и служили ещё одним объектом для любопытства и внимания гуляющих по главной улице города. Электростанция, питавшая первые электрические уличные фонари, располагалась на воде — на барже недалеко от Полицейского моста.


СТАНЦИИ УЧИЛИСЬ СТРОИТЬ, КАК КОРАБЛИ

В 1897-1898 годах именно в Петербурге появляются первые в России стационарные электростанции «Общества электрического освещения 1886 года»: на Обводном канале, на Новгородской улице и на набережной реки Фонтанки. Пока что отечественные строители только перенимали опыт западных коллег из Германии и Бельгии, подобно Петру Первому с голландцами-корабельщиками. Но уже следующие станции возводились в основном руками русских мастеров.

ПЕРВЫЙ ЗВОН ПЕТЕРБУРГСКОГО ТРАМВАЯ

С появлением электричества на смену конкам пришёл трамвай. Специально для энергоснабжения трамвайных линий в феврале 1907 года введена электростанция «Трамвайная», построенная около Малого Каменного моста на водоотводном канале. Спроектировал и запустил её легендарный Генрих Осипович Графтио.

ГЕРОИЧЕСКАЯ ЖЕНЩИНА

В довоенные годы в ОАО «Ленэнерго» работала первая не только в Советском Союзе, но и в Европе женщина-диспетчер Станислава Давидовна Варлинская. Профессия диспетчера — одна из самых сложных в энергетике. Человек за пультом должен в течение минуты принять единственно правильное решение, что делать в той или иной сложной ситуации. К сожалению, судьба Станиславы Давидовны сложилась трагически: она была репрессирована. Этот период жизни принёс ей утраты родных и сильно сказался на здоровье.

НАЧАЛАСЬ ВОЙНА

Огни Петербурга, Ленинграда... Мы почти не обращаем на них внимания. Трудно, почти невозможно пройти по вечернему Невскому и представить, что проспект может погрузиться в кромешную тьму. Трудно представить километровые по площади цехи — в полном запустении — безлюдными, с мёртвыми станками.
Перед войной ленинградцы смогли ощутить множество благ «электрической цивилизации». В магазинах — кассы, холодильники и даже приборы для проверки куриных яиц. Предприятия работают без сбоев, электричество на них подаётся без ограничений. Планов по развитию энергосистем — множество, вокруг города должны появиться ещё как минимум пять электростанций. К середине ХХ века электричество стало настолько необходимым, что его отсутствие — смертный приговор любому мегаполису. Ленинград выдержал и эту пытку. Победа великого города — победа ленинградских энергетиков!

В ночь с 21 на 22 июня светились все окна большинства городских властных учреждений. Работал штаб округа, Смольный, ответственных сотрудников Ленэнерго по тревоге вызвали на службу.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ВОРОНИНА, ЗАМЕСТИТЕЛЯ УПРАВЛЯЮЩЕГО ЛЕНЭНЕРГО

«В ночь на 22 июня 41-го меня, как заместителя управляющего Ленэнерго, срочно вызвали на работу. Объявлено чрезвычайное положение, начаты учения ПВО. К 8 утра председатель Леноблисполкома Попков сообщил о напряжённом положении в городе и предложил всё привести в готовность. Все встревожены. Над городом — гул самолётов. В 12.15 передают выступление Молотова. Началась война».
Угроза захвата Нижне-Свирской и Волховской ГЭС возникла уже к концу августа 1941 года. Когда сомкнулось кольцо блокады, все загородные электростанции были потеряны. В осаждённом Ленинграде остались только городские ТЭЦ 1 и 5 — они работали на угле и торфе. Топлива не хватало, для заготовки торфа формировали специальные «женские бригады», но наработанные запасы быстро иссякали. Вместе с голодным — «хлебным» — город сел ещё и на «энергопаёк». Хлебозаводы и здания управления фронтом и городом — вот почти весь список потребителей энергии в первый блокадный год. И если распределением продовольствия в городе занимался специальный уполномоченный Ставки ВГК, то лимитами и отпуском энергии ведал лично Жданов — секретарь ЦК. Только он мог решить, отпускать или нет внеплановые киловатты.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ БОРИСА БЫЧЕВСКОГО, НАЧАЛЬНИКА ИНЖЕНЕРНОГО УПРАВЛЕНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА

«Решается вопрос об организации паромной связи с Невским пятачком. Туда нужно переправить тяжёлые танки. Понтоны делают на заводах, но надо обязать Ленэнерго дать хотя бы тысяч пять киловатт энергии для сварочных работ. Жданов листает записную книжку: «Пять тысяч не дадим. Может быть, тысячи три выкроим. И то надо посоветоваться».
5 января 1942 года — самый страшный для Ленэнерго день. В городе работает лишь один генератор. Нагрузка — 300 киловатт. Сегодня обычный утюг в час потребляет 1 киловатт, а тогда на весь город — триста. Встали трамваи, прекратилась подача энергии в жилые дома. Замёрз водопровод. На два дня закрыли хлебозаводы. Электрическое освещение осталось в Смольном, в здании Генерального штаба, в отделениях милиции, на зенитных батареях, Главпочтамте. Три тысячи человек направили на лесозаготовки.
Вышло специальное постановление, подписанное Ждановым, — он разрешил снос всех деревянных построек в черте города — тогда за две недели «на дрова» разобрали 279 строений. Тогда же частично разобрали деревянный саркофаг Медного всадника — на оставшихся досках появилась надпись: «Ему не холодно, а мы согреемся». Пятого января 1942 года первый и последний раз не вышла «Ленинградская Правда» — после отключения энергии замерзла типографская краска.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ АБРАМА МАРИНИНА, ДИРЕКТОРА ГЭС №5

«В 17 часов вместе с Карасём (управляющим Ленэнерго) приехали на пятую ГЭС. Увидели, что паровозы замёрзли и подавать топливо невозможно. Станция полностью остановилась. Всю ночь пробыли на топливном складе. Только к утру удалось одним паровозом сделать нужную подачу топлива, растопить котёл и начать пуск турбогенератора. Далее — 15 февраля — люди продолжают умирать. Наш покойницкий барак заполнен».

Город бомбили ежедневно, главные пункты управления Ленинградом, в том числе и Ленэнерго, на немецких картах были помечены специальными номерами. В здание Ленэнерго на Марсовом поле попал снаряд, а затем — прямое попадание авиабомбы. Она пробила три этажа, разрушила перекрытия технического отдела и кабинета главного инженера, но не взорвалась. Взрыв произошёл, когда сапёры попытались её обезвредить. Здание было сильно повреждено.
Февраль 1942 года. Положение с топливом стало выправляться. 5-я ТЭЦ запущена и вырабатывает 26 февраля 8 тысяч киловатт, а 13 марта — уже 14 тысяч. Бюро обкома партии принимает решение: возобновить движение трамвая. 8 марта — пустить грузовой, 15 апреля — пассажирские маршруты. Десятки километров путей, 500 километров контактной сети, сотни вагонов в короткий срок были приведены в порядок.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЕФРОСИНЬИ АГАПОВОЙ, ВОДИТЕЛЯ ПЕРВОГО ТРАМВАЯ, ПУЩЕННОГО В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ

«Мне говорят: «Садись и поезжай». И вот я в кабине, тронула ручку контроллера. И вдруг вагон ожил. Вывела трамвай из парка. На остановках входят люди, смеются, плачут от радости. Многие спрашивают: «Сколько же теперь будет стоить билет?». А я тоже смеюсь и слёзы вытираю от радости, говорю: «Всё те же 15 копеек, дорогие мои, всё те же 15».

ГАНС ФОЛЬКЕНХОРСТ, ЕФРЕЙТОР, АРТИЛЛЕРИСТ

«К ночи 15-го... стояла сырая апрельская ночь с низкими облаками. Всё, как обычно, но там, над Ленинградом, по тучам бегали какие-то странные голубые вспышки. «Курт, — сказал я, — что это за странная иллюминация, не собираются ли русские применить новое секретное оружие?» — «Чёрт возьми, Фолькенхорст, они пустили трамвай». Они пустили трамвай на седьмом месяце блокады!.. Я задумался: зачем же мы мёрзли здесь всю зиму, зачем мы кричали о неизбежной гибели жителей города, если они пустили трамвай?»

9 марта 1942 года секретарь горкома Кузнецов на партийном активе объявил о возобновлении в городе производства боеприпасов. С 20 марта Ленинград получает уже 550 тысяч киловатт часов электроэнергии. Тогда же уполномоченный ГКО Алексей Косыгин, будущий премьер, предлагает подумать о подаче энергии Волховской ГЭС (восстановленной к тому времени) через Ладожское озеро. Руководителей Ленэнерго вызывают в Смольный. После обсуждений решили проложить подводный кабель. 120 км бронированного кабеля, способного выдержать напряжение в 10 кВт, должен был изготовить завод «Севкабель». На заводе не было ни воды, ни пара, ни электричества, но работы начались. К лету 1942-го работники «Севкабеля» выпустили более 100 километров кабеля — 270 барабанов по 11 тонн каждый.

Осенью предстояло главное — проложить кабель от Волховской ГЭС до Ленинграда. Работами руководил инженер Ленэнерго Сергей Усов. В зону прокладки направлены три строительных батальона, водолазы, связисты. В помощь им мобилизованы рабочие ленинградских предприятий — в основном женщины. Подстанции строились в лесу — для маскировки. Оборудование рассредоточили, аккумуляторные батареи, релейные станции укрыли в блиндажах. Но главное — нужно было проложить кабель по дну Ладоги. Соединять фрагменты кабеля на воде — на платформах — невозможно. Весь участок простреливается. В бухте Морье, вблизи Осиновецкого маяка, на баржу укладывалась вся нитка кабеля — 21,5 километра. Концы кабеля сращивались и были готовы к спуску. За один приём! Для этого буксир должен был тянуть его строго по прямой линии, чтобы уложить пять параллельных ниток с высочайшей точностью — ровно на расстоянии 10—15 метров друг от друга. Вёл баржу капитан-лейтенант гидрограф Пётр Ивановский. За ночь успели уложить 4 линии, осталась пятая — последняя, но из-за шторма её пришлось укладывать днём.

Шторм. Атака «юнкерсов». Попадание в баржу, кабель пробит осколком, 16 человек погибли, 12 ранено. Погиб капитан Ивановский. Но на следующий день кабель был уложен. 23 сентября 1942 года осаждённый город получил ток Волховской ГЭС. Всё было выполнено даже на 11 дней раньше поставленного Военным советом срока.
Блокадный кабель, поднятый со дня Ладоги после войны, служит нам до сих пор: он проложен под тротуаром Невского проспекта, и сейчас по нему бежит ток, зажигая огни на главной улице города.
Зимой 1943 года сотрудники Ленэнерго соорудили другую уникальную линию — «ледовую». Прямо в лёд Ладоги вмораживались столбы с изоляторами. Линия протянулась на 30 километров — с восточного берега до подстанции в Кокорево. Её включили 13 января — на второй день операции «Искра».
Только в апреле 1944 года установили наземную линию, связавшую Волховскую ГЭС и Ленинград.
В январе 1945 года Указом Президиума Верховного Совета Ленинград награждён орденом Ленина. Это была награда и ленинградским энергетикам. Практически ещё до полного снятия блокады город начал возвращение к прежней, нормальной жизни. Открылись научные залы Публичной библиотеки, заработала табачная фабрика им. Клары Цеткин, на Ленфильме запустили сразу три картины. Уже летом 1944 года заняли своё место кони на Аничковом мосту, снята маскировка с золотых шпилей Петропавловки и Адмиралтейства. Совет Народных комиссаров принял постановление о плане развития и восстановления промышленности и городского хозяйства Ленинграда. Одно из первых мест в нём отводится энергетике.

(Продолжение статьи в «КАБЕЛЬ-news» № 3, 2011)

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно