Энергетика

ЗаRABотала!

— Юрий Николаевич, на какой стадии в настоящее время находится процесс перехода на RAB? Все ли компании холдинга перешли?

— Сегодня мы уже можем говорить, что переход Холдинга МРСК на метод тарифного регулирования RAB состоялся. На RAB уже перешли 85% наших дочерних компаний. Осталось только 10 субъектов Федерации, в которых данный метод пока не внедрён. Позади довольно большой путь, начиная от подготовки предложений по изменению законодательства, которые мы разработали по поручению Правительства РФ, обкатка новой методики в 8 субъектах РФ, выбранных в качестве «пилотных площадок», и далее поэтапное внедрение RAB в других регионах.

— Когда ожидается полная «RABотизация» компаний распределительного сетевого комплекса?

— Как я уже сказал, 10 субъектов ещё не перешли на RAB и прогнозировать, когда состоится их переход, пока затруднительно. Дело в том, что мы являемся естественной монополией, действие которой жёстко регулируется действующим законодательством. А в постановлении Правительства РФ чётко прописано, что выбор метода регулирования остаётся за региональным регулирующим органом, который является органом исполнительной власти субъекта РФ. Вместе с тем Законом «Об электроэнергетике» определено, что все сетевые компании с 2011 года должны регулироваться исключительно на долгосрочной основе.

Если регулятор по каким-то причинам пока не желает связываться с методикой RAB, он может воспользоваться методом индексации, принцип которого также заключается в долгосрочности, но в нём есть ограничения по инвестициям — не более 12% от выручки. Таким образом, данный метод больше применим в компаниях с небольшим объёмом инвестиций. В настоящий момент все компании, которые применяют этот метод, перешли на трёхлетнее регулирование тарифов.

Мы считаем, что все субъекты, которые могли, хотели и до которых мы смогли донести преимущества данного метода, уже перешли на RAB. Остались только регионы, которые либо не видят веских причин, либо не понимают, либо по каким-то причинам просто не хотят этого. Холдинг предоставит им благоприятную законодательную базу для внедрения нового метода и будет вести дальнейшую разъяснительную работу. Возможно, когда регионы на примере соседей увидят преимущества новой методики, они пересмотрят свои взгляды в пользу более прогрессивной модели регулирования тарифов, какой несомненно является RAB.

— В чём заключаются основные преимущества RAB перед традиционными методами регулирования тарифов?

— Пожалуй, одним из главных преимуществ RAB-регулирования является возможность растянуть возврат инвестированных средств на долгое время. Это позволяет уже сегодня вложить в развитие сетей значительные инвестиционные средства и при этом удержать рост тарифов на приемлемом уровне.

В этом смысле в методике RAB есть некое сходство с ипотекой. К примеру, я могу сразу купить хорошую квартиру, не имея полной суммы на её приобретение. Для этого мне достаточно взять кредит, жить в нормальной квартире и выплачивать за неё относительно небольшими и, главное, посильными для меня частями в течение длительного времени. Да, в итоге квартира обойдётся мне дороже, но ведь иначе я не смог бы купить её. Также и в этом случае — потребителю не нужно оплачивать всю инвестпрограмму сразу, ему даётся возможность делать это в течение многих лет небольшими частями, пользуясь при этом электроэнергией на протяжении всего времени. То есть мы осуществляем строительство в кредит, предоставляя потребителю инвестиционные объёмы сразу.

Что касается преимуществ в новой системе тарифного регулирования для Холдинга МРСК, то это в первую очередь гарантированный государством процент доходности (11—12%) на инвестированный капитал. Мы понимаем, что вложенные в инвестиционную программу средства нам вернутся. Соответственно, привлекаются кредиты, строятся объекты и в тарифе формируется источник на покрытие этого кредита и процентов за него. Доход же мы можем направить на дальнейшее развитие сетей. А учитывая то, что тариф устанавливается на 5 лет, имеется возможность прогнозировать свои расходы и доходы на весь этот период.

Если сравнивать механизм RAB-регулирования с системой тарифообразования «Затраты+», действовавшей ранее, положительные стороны новой методики становятся достаточно очевидны. В затратной схеме источником финансирования инвестпрограмм является тариф, в котором содержатся инвестиционная составляющая и учитываются затраты на амортизацию. То есть ту сумму, которую мы получаем по тарифу, в полном объёме инвестируем в течение года в развитие своих сетей. При RAB-регулировании источником финансирования инвестпрограмм являются уже в большей мере заёмные средства. Деньги же, полученные в тарифе на передачу электрической энергии, не направляются прямо на инвестиции, а идут на обслуживание этих заёмных средств. Например, получили мы за год через тариф 100 рублей на инвестиционные цели. Но нам необходимо в текущем году 300 рублей на инвестиции. Мы берём кредит на 300 рублей, а полученные 100 рублей используем для того, чтобы гасить этот и ранее взятые кредиты в течение года. Кредит в 300 рублей сразу позволяет осуществить масштабное строительство. Ещё одним несомненным плюсом в новом методе регулирования является стимулирование компании к снижению операционных расходов. Сэкономленные средства остаются в компании в качестве прибыли на весь период регулирования — 5 лет, и могут быть направлены на дополнительные инвестиции. При старой системе тарифного регулирования этого бонуса не существовало. Снижение издержек было больше неким номенклатурным действием, которое в итоге не приносило компании никакой пользы.

— В своё время было выбрано несколько регионов в качестве «пилотных площадок» для апробирования RAB-методики. Какой опыт тогда был получен холдингом, и какие поправки внесены в методику при переходе к процессу массового внедрения?

— Действительно, для апробирования новой методики было выбрано 8 регионов России. Однако время оказалось не совсем удачным. Это был 2009 год, и первая неожиданность, которая застала нас врасплох — мировой финансовый кризис. На тот момент уже были предварительные договорённости с рядом крупнейших банков, которые согласились кредитовать ДЗО Холдинга необходимыми для нашей инвестпрограммы средствами под вполне приемлемые проценты. Все финансовые модели показывали, что все хорошо. Но потом проценты по кредитам с 6—8 подскочили до 20! Естественно, пришлось отказаться от этих кредитов, потому что мы прекрасно понимали, что просто не сможем их отдать.

К тому же на этапе согласования инвестиционных программ регионы намеревались строить достаточно энергоёмкие объекты, для присоединения которых сетевыми компаниями были предусмотрены значительные средства. В кризис все проекты были заморожены, а инвесторы выводили деньги из России. Инвестиционная деятельность на какой-то период была снижена, и не было чёткого понимания, когда все нормализуется. Ведь не будем же мы строить сети в пустом поле, это нецелесообразно и неэффективно. Поэтому со всеми регионами были проведены работы по сокращению этих инвестиционных программ. Однако при формировании нормативной базы RAB-регулирования данная ситуация не была предусмотрена, в результате чего первый эффект, который мы получили от введения пилотных проектов, это изменение законодательства, направленное на ужесточение ответственности компаний за неисполнение инвестиционных обязательств без соответствующих причин. То есть, если мы что-то не построили, средства изымаются у нас в следующем расчётном периоде регулирования. И ряд регионов этим уже воспользовался. Это был, скажем так, негативный опыт.

Положительный момент — это то, что мы, обкатав методику, смогли выявить погрешности в ней и устранить их. Изменения в методику вносились и в прошлом, и в этом году.

Также несомненным плюсом я считаю, что компании, которые перешли на RAB, автоматически стали более открытыми. Нашим инвесторам мы более подробно рассказываем о результатах деятельности ДЗО Холдинга, показываем нашу фактическую доходность, публикуем её в открытом доступе. И на вопросы наших миноритарных акционеров можем дать конкретные чёткие ответы, что с нами произошло в кризис.

— Модель возврата заёмных средств в системе RAB часто сравнивают с ипотекой. Вы уже тоже это упоминали. Но в случае с ипотекой есть риск потери имущества или его части, если заёмщик не в состоянии рассчитаться по кредиту. Существуют ли подобные риски в RAB-методике?

— Я повторюсь — сходство с ипотекой тут действительно есть. Но заключается оно прежде всего в длительности срока кредитования. На самом деле механизм тут немного другой. Возвратная часть в соответствии с законодательством уже заложена в тариф, поэтому риска невозможности рассчитаться по кредиту не существует. Инвестиционная и финансовая стратегии компании контролируются менеджментом и сформированы таким образом, чтобы минимизировать различные факторы риска. В конечном итоге, если инвестиции потрачены на целевые нужды, они вернутся, что позволит погасить кредит. В противном случае компания понесёт убытки, что, разумеется, недопустимо.

— Последние изменения в нормативных актах по организации процесса технологического присоединения предусматривают уменьшение тарифных ставок за счёт исключения из расчётов работ по реконструкции существующих объектов сети. Связано ли это с переходом на систему RAB-регулирования?

— Когда мы начали понимать, как будут окупаться наши инвестиционные программы в системе тарифного регулирования RAB, их увеличение стало возможно. Они вырастут в 2—3 раза. И это действительно делается для того, чтобы организовать электросетевой комплекс на территории региона таким образом, чтобы каждый потребитель мог подключиться к нашим уже функционирующим сетям, достроив свою платную часть, которая сейчас осталась у него. Я не могу сказать, что это произойдёт за месяц, полгода, год. В каких-то регионах для этого придётся провести длительную работу, где-то это станет возможным уже в ближайшее время. Если говорить о «пилотных» регионах, то, например, в Астраханской и Белгородской областях при введении метода RAB тариф на присоединение для всех потребителей — 1000 руб./кВА. То есть он существенно снизился. И это стало возможно именно благодаря переходу на RAB.

— Юрий Николаевич, как, по Вашему мнению, должна измениться система инвестиционного и бизнес-планирования для того, чтобы соответствовать новым правилам тарифообразования?


— Она уже меняется. Хотя бы в том, что мы теперь формируем наши инвестиционные программы на 5 лет. Это позволяет довольно точно понимать перспективу. При методе регулирования «Затраты+», когда мы совершенно не знали, какая инвестиционная программа у нас будет в следующем году, мы не могли себе этого позволить. Пятилетняя же программа даёт гораздо больше возможностей. Теперь можно заявлять о наших инвестиционных планах публично, говорить, например, о том, что нам нужно будет 1000 трансформаторов. И уже завод, выпускающий трансформаторы, знает, что ему не надо будет сокращать штат, потому что на его продукцию будет гарантированный спрос. И он может вводить дополнительные мощности для производства большего количества трансформаторов.

В своё время, ещё перед кризисом, мы говорили о том, что каждый рубль вложенных инвестиций будет приносить порядка двух рублей дополнительного валового продукта в стране. Потому что активное строительство объектов электроэнергетики требует адекватной работы поставщиков энергооборудования, производителей металла и т.д. Получается такая длинная цепочка потребления продукции. И чем более длительный прогноз спроса на эту продукцию, тем активнее инвестиционная деятельность в целом по стране. Это что касается инвестиционного планирования. То же самое и с бизнес-планированием. Мы разрабатываем планы снижения собственных издержек для достижения того результата, о котором я уже говорил в начале. Более того, мы надеемся сэкономить гораздо больше 2%, установленных государством, чтобы повысить эффективность деятельности компании.

— В ОАО «Холдинг МРСК» разработана программа реновации основных производственных фондов общим объёмом более 2,5 трлн руб. Позволит ли RAB-методика привлечь такой большой объём инвестиционных средств для её реализации?

— Только за счёт методики RAB 2,5 трлн рублей, конечно, привлечь не сможем. Это слишком большой объём средств. Программа реновации основных фондов направлена на модернизацию изношенных сетей, процент которых в большинстве компаний холдинга выше 60. Инвестиционная же программа сегодня больше направлена на то, чтобы сохранить надёжность электроснабжения существующих потребителей и осуществить подключение новых.

И нужно понимать, что тариф на основе RAB является лишь одним из источников финансирования, которого недостаточно для решения всех проблем. Но его значимость сегодня тем более высока по сравнению, например, с прошлым годом по той причине, что технологическое присоединение как источник финансирования практически прекратил своё существование. Утверждённая плата за технологическое присоединение полностью не покрывает затраты на присоединение потребителя. Я не говорю, что мы работаем себе в убыток, просто эти средства собираются со всех остальных потребителей.

Поэтому, что касается финансирования программы реновации, то тут мы рассчитываем на помощь государства.

— Как долго, по Вашим оценкам, может продолжаться рост объёмов инвестиционных программ? Когда наступит переломный период и МРСК будут вынуждены снижать объёмы инвестиционных программ для обеспечения условий возврата кредитов?

— Сегодня трудно определённо ответить на этот вопрос по той простой причине, что сейчас делаются прогнозы на 2016 год и пока снижение не планируется. В стратегии развития электроэнергетики до 2020 года прогнозируется большой рост строительства объектов генерации. До этих новых объектов тоже нужно будет тянуть сети, что, вероятнее всего, также будет выполнять холдинг. То есть высокий объём будет до того момента, пока он нужен.

— Методика RAB предполагает возврат заёмных средств в течение 30—40 лет. Это очень большой срок. Имеется ли уже практика привлечения долгосрочных кредитов под RAB-методику? На какой срок сейчас реально получить инвестиционный кредит?

— Действительно, идеально срок кредита при методике RAB-регулирования должен составлять 35 лет. Пока же рекордный срок — кредит на 15 лет в МРСК Центра, что сейчас, в посткризисный период, является хорошим показателем. Разумеется, мы работаем над тем, чтобы кредиты увеличили свой срок, и я уверен, что скоро к этому придём, потому что в принципе для Европы 30-летние кредиты — это нормально.

Кстати, в той же Европе существует интересная практика, когда свои средства в сети вкладывают пенсионные фонды. Им это интересно тем, что хотя доход и небольшой, но стабильный, гарантированный государством. Если государство пообещало, что за 35 лет все средства будут возвращены с прибылью, пенсионному фонду уже интересно вложить туда средства, потому что он заинтересован не в быстрых заработках, а именно в стабильности, а 35 лет — это хороший срок.

— И последний, но самый животрепещущий вопрос — ожидается ли в обозримом будущем снижение тарифов на передачу электрической энергии? Подтолкнёт ли к этому внедрение новой методики тарифообразования?

— Снижение тарифа при увеличении инвестиций в отрасль является одним из основных принципов методики RAB-регулирования. Конечно, не стоит ожидать, что тарифы сразу станут копеечными. Напротив, вначале они вырастут. Но если смотреть на перспективу, то через несколько лет тарифы будут расти ниже инфляции, а во втором-третьем долгосрочном периоде должны начать снижаться. Именно так произошло в других странах, которые достигли этого благодаря введению методики RAB.


Беседовала Екатерина Гусева

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно