Материалы RusCable.Ru

Цена против качества: рынком правит фальсификат?

10.06.2022
Рубрика: Материалы RusCable.Ru

Обсуждают на форуме (19)

Информация предоставлена: RusCable.Ru

Время чтения ≈ 42 мин
1797

Каков процент контрафактной и фальсифицированной продукции на российском электротехническом рынке? Если коротко, то катастрофически высокий. Недопустимый. По разным оценкам, здесь обращается около 75% подделок и изделий, не отвечающих требованиям стандартов, к тому же зачастую небезопасных. Кстати, именно они выступают одной из вероятных причин пожара в московском БЦ «Гранд Сетунь Плаза». И это только, что называется, из недавнего. Оценка истинных масштабов бедствия с поиском ответа на извечные русские вопросы «кто виноват?» и «что делать?» – в аналитическом расследовании редакции RusCable.Ru.

Что такое контрафакт и фальсификат?

Странно, но факт: те, кто считает, что контрафакт и фальсификат – примерно из одной оперы, абсолютно правы и совершенно неправы одновременно. Дело в том, что контрафактная продукция практически всегда является еще и фальсифицированной, но не наоборот. Говорим «контрафакт» – подразумеваем «фальсификат», говорим «фальсификат» – не подразумеваем ничего, кроме фальсификата. Сложно? Ничуть, если дать понятные определения обоим терминам.

«Контрафактом называют выпуск продукции под чужим брендом, торговой маркой, то есть подмену имени. В отличие от него фальсификат – подмена параметров, основных технических характеристик. Одно и то же изделие может выступать одновременно и контрафактом, и фальсификатом».

   Александр Гусев

   Генеральный директор ООО «РусКабель»

Кстати, такое единение понятий – чрезвычайно распространенное явление в теневом сегменте рынка. Производители фальсификата стараются минимизировать себестоимость изделия, используя самые дешевые материалы и комплектующие. Ну, а чтобы его покупали, на подделку цепляется шильдик известного бренда, обеспечивая и спрос, и высокую маржу.

«Фальсификат – продукт, не соответствующий заявленным параметрам или техническим характеристикам.  А контрафакт бывает двух видов: подделка конкретного товарного знака и незаконное использование названия завода-производителя или места изготовления».

    Александр Тарасенко

   Учредитель ООО "Калужский кабельный завод"

Здесь, видимо, имеется в виду производство продукции без прямого упоминания чужого бренда, но с указанием, что КПП выпущена на каком-то известном крупном предприятии или в городе, где оно расположено, что не соответствует действительности и вводит потребителей в заблуждение.

«Фальсификат – заведомый выпуск брака под видом качественной продукции, одобренный самим производителем, а контрафакт – преступление».

   Михаил Головин

   Учредитель ООО «Ленкабель»

Ситуация с фальсификатом – своего рода замкнутый круг. Во все времена, особенно в кризис, одним из основных параметров, на который ориентируется потребитель, выступает цена. Она играет ключевую роль и для частных лиц, и для организаций, в т.ч. при госзакупках. Чтобы продукция приносила расчетную прибыль и при этом оставалась конкурентной, производители вынуждены снижать ее себестоимость. В ряде случаев на помощь приходят современные технологии, однако никакие инновации с хайтеком в кабельной отрасли не дадут такого быстрого и мощного эффекта, как замена пластиката на более дешевый аналог, использование менее качественной катанки (меди и алюминия), а также «горячо любимое» изготовителями занижение сечения ТПЖ ради экономии дорогостоящего сырья.

По словам М.О. Головина, если абстрагироваться от сиюминутной финансовой выгоды, то производить фальсификат невыгодно, т.к. изготовитель фактически загоняет себя в ситуацию, при которой ему приходится постоянно снижать цены на свою продукцию. Вместо того, чтобы продавать КПП дорого, он вынужден предлагать ее дешево, и с каждым новым кругом все дешевле. Рано или поздно возникает патовая ситуация. Привычные способы сокращения себестоимости за счет экономии на материалах уже не дают нужного эффекта, в игру вступают различные схемы, вызывающие неприятный интерес со стороны налоговиков, прокуратуры и прочих борцов с экономическими преступлениями. В итоге предприятие закрывается или поглощается более здравомыслящими конкурентами: новейшая история знает много примеров подобного развития событий.

Кстати, а велика ли вышеупомянутая сиюминутная финансовая выгода? Да, вопрос выглядит неуместным, учитывая ранее отмеченную катастрофически высокую долю фальсификата на рынке, и тем не менее.

«Предполагаю, что по сравнению с «гостовским» кабелем экономия при производстве фальсификата составляет не менее 7-10%, – высказывает мнение А.В. Тарасенко. – Финансовая составляющая напрямую зависит от того, насколько занижены параметры выпускаемой продукции. В моей практике были случаи, когда при заявленном сечении ТПЖ, например, 2,5 квадрата оно фактически составляло 1,5 квадрата и даже меньше. Понятно, что прибыль от такой «экономии» на меди доходит до 30-40% по сравнению с качественным кабелем. Если занижение сечения незначительно, предположим, 2,2 квадрата вместо указанных 2,5 (назовем это лайт-фальсификатом), то и выгода становится намного скромнее».

Правда, и вреда от применения такого кабеля будет значительно меньше. В любом случае, фальсификат фальсификату рознь. Нередки случаи, когда продукция признается не соответствующей ГОСТ из-за небольшого занижения толщины изоляции ТПЖ, при этом к сечению самой жилы претензий нет. Да, подобную КПП тоже можно назвать фальсифицированной, однако выгода от такой экономии пластиката измеряется едва ли не долями процента.

«Кабель – низкомаржинальный продукт, 70-80% себестоимости которого составляют затраты на сырье и материалы, в частности, около 72% приходится на медь в ТПЖ. Занижая сечение медной жилы на 10%, получаем экономию 7,2% себестоимости готовой продукции. Реальность такова, что никакие инновационные технологии или, например, эффективные методы производства не смогут показать столь высокой результативности».

   Максим Третьяков

   Президент Ассоциации «Электрокабель», генеральный директор ООО «ЭЛКАТ»

«Судя по объему фальсификата на рынке, выпускать его выгодно, – уверен генеральный директор ГК «Москабельмет» П.В. Моряков.

   Павел Моряков

   Генеральный директор ГК «Москабельмет»

 Однако сказанное верно только для меди. Среди КПП с алюминиевой ТПЖ практически нет фальсификата с точки зрения заниженного сечения жилы, там «играют» с пластикатами. Боюсь, что по мере ухудшения экономической ситуации в стране на рынке появится больше контрафактной и фальсифицированной продукции. И наоборот. Менее категоричен генеральный директор АО «Русские энергетические системы (РЭС)» С.С.  Гулков:

«Точной информации у меня нет. Судя по результатам некоторых тендеров, в которых нам не удалось выиграть, экономия при производстве фальсификата составляет около 20%. Но это лишь версия».

   Сергей Гулков

   Генеральный директор АО «Русские энергетические системы (РЭС)»

С его мнением касательно 20% согласен и А.И. Гусев, считающий, что именно такая достаточно высокая выгода и привела к неуклонному росту доли фальсификата на кабельном рынке. А директор ООО «Сарансккабель» П.В. Цветков считает, что речь идет о 5-10%, не более.

Кстати, одна из актуальных на сегодняшний день схем почти законного выпуска фальсификата, позволяющая экономить до 3-5%, выглядит следующим образом. Как известно, с 1 сентября 2021 года вступили в силу изменения к ГОСТ 31996–2012. Некоторые производители в маркировке кабелей указывают дату выпуска ранее этого числа и, как итог, на вполне официальных основаниях продают КПП, не соответствующую актуальным требованиям указанного стандарта.

Что фальсифицируют и где сбывают?

Ситуация понятна, логична и предсказуема. Больше всего фальсификата встречается среди кабелей низкого напряжения, поставляемых на стройки, где система входного контроля оставляет желать лучшего или вообще отсутствует, главное – хорошая цена и, как говорят артиллеристы, откат нормальный. Почетное второе место – КПП, продаваемая в розницу через строительные гипермаркеты, магазины и рынки: подавляющее большинство конечных потребителей не имеет ни возможностей, ни знаний, чтобы отличить хорошее от плохого. Фальсификат практически отсутствует среди высоковольтных кабелей (220, 330 кВ) ввиду технологической сложности изготовления и ограниченности спроса. При этом уровень заказчиков и мера возможной ответственности за ошибку таковы, что обмануть или «договориться», скорее всего, нереально. Средний вольтаж демонстрирует столь же средний уровень присутствия контрафакта с фальсификатом: они попадаются, но значительно реже, чем в низковольтном сегменте.

«Основная доля контрафактной и фальсифицированной КПП приходится на сегмент общестроительных кабелей, – подтверждает М.О. Головин. – Больше всего такой продукции можно найти там, где ведется наиболее активное строительство. Для сбыта чего-либо нужен большой рынок с высоким спросом. В настоящее время этому условию лучше всего соответствуют московский регион и южные области России».

Если оценивать розничные продажи, то прослеживается вполне предсказуемая прямая зависимость между уровнем жизни в конкретном регионе и объемами реализации фальсификата. Чем депрессивнее экономика, тем сложнее продать дорогостоящий качественный кабель и проще – дешевый некачественный.

«Считается, что в наибольшей степени кабельный фальсификат распространен в южных регионах страны, – не спорит А.И. Гусев. – Следует отдельно упомянуть особую разновидность недобросовестного ведения дел, которую я называю экономическим фальсификатом. На рынке существует ряд очень серьезных теневых схем продажи КПП за наличные без уплаты НДС. Этим грешат многие производители, в т.ч. именитые, громко заявляющие о недопустимости изготовления контрафактных и фальсифицированных изделий и якобы борющиеся с недобросовестными поставщиками».

С мнением о наибольшем распространении фальсифицированной КПП на российском юге согласен и П.В. Моряков.

«Если речь идет о нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, атомной отрасли, организациях с военной приемкой, то в данном случае доля фальсификата повсеместно стремится к нулю независимо от региона. Что касается бытовых и общепромышленных кабелей, то фальсификата среди них много, но я думаю, что он в целом более или менее равномерно распределен по стране, разница укладывается в несколько процентов и каких-то явных «лидеров» среди регионов выделить нельзя», – возражает предыдущим спикерам П.В. Цветков.

   Павел Цветков

   Директор ООО «Сарансккабель»

«Фальсификат сейчас есть везде и в больших количествах. Зайдите на любой рынок, там доля «гостовского» кабеля хорошо если 10%, а может быть, и того меньше», – невесело констатирует А.В. Тарасенко. «Фальсификатом завалена вся европейская часть страны, – соглашается М.В. Третьяков. – Если в регионе существует высокий спрос на кабели, туда приходят поставщики контрафакта и фальсификата, это понятно и логично. Проще сказать, где такой проблемы нет – это Дальний Восток. По причине малых объемов реализации КПП».

Кто выпускает фальсификат?

Рассуждая о производителях фальсификата, эксперты придерживаются порой диаметрально противоположных мнений. Сходятся в одном: названия, имена и локации известны, но толку от этих знаний на сегодняшний день очень мало.

«Самое непосредственное отношение к выпуску фальсифицированной КПП имеют крупные кабельные заводы, хотя никто, разумеется, в этом никогда не признается, – нагнетает интригу А.И. Гусев. – Согласитесь, чем громче имя и серьезнее репутация завода, особенно если он существует давно, еще с советских времен, тем больше у него шансов остаться безнаказанным и даже не понести репутационных потерь, будучи пойманным на поставке фальсификата. Руководители предприятия выразят сожаление и заявят, что имел место единичный случай производственного брака, виновные будут наказаны, партия продукции – отозвана. Хотя КПП с параметрами, отличными от указанных в ГОСТ, вполне могла выпускаться намеренно, например, под ТЗ конкретного заказчика».

Как известно, деньги, особенно полученные в рамках «серых» схем работы, любят тишину. По словам А.И. Гусева, характерная особенность заводов, выпускающих контрафакт и фальсификат, – нежелание «светиться», стремление оставаться в тени:

«На портале RusCable.Ru в разделе «Кабельные заводы» можно найти около 350 предприятий, 200 из которых не известны ни потребителям, ни даже отраслевым специалистам. Я не утверждаю, что они занимаются чем-то незаконным. Однако если кто-то упорно старается минимизировать участие в информационном поле, следует расценивать это как повод для сомнений. И наоборот, чем больше предприятие на слуху, тем ниже шанс нарваться на недоброкачественную или поддельную продукцию».

С мнением о причастности крупных производителей к изготовлению контрафакта и фальсификата не согласен М.В. Третьяков:

«Крупным заводам есть, что терять. Они выпускают большие объемы КПП, представлены в разных регионах, продукцию несложно проверить со всеми вытекающими последствиями».

При этом нужно определиться, какие заводы следует относить к крупным или, наоборот, небольшим. Если ориентироваться на финансовую составляющую, то очень часто предприятия, работающие с относительно простой номенклатурой изделий, имеют существенно более высокую выручку, чем те, которые занимаются кабелями специального назначения.

«Я считаю, что судить следует в первую очередь не по занимаемой площади или объемам выпускаемой КПП, а по ее номенклатуре, – развивает мысль М.В. Третьяков. – Чем примитивнее кабель, тем выше конкуренция и, соответственно, больше шансов, что в борьбе за выживание завод начнет поставлять фальсификат. У меня есть гипотеза, что доля фальсифицированной продукции напрямую зависит от баланса спроса и предложения в отдельной номенклатурной группе. Перекос в сторону предложения провоцирует рост объемов фальсификата».

«Среди известных мне производителей контрафактной и фальсифицированной КПП крупных заводов нет», – уверяет С.С. Гулков.

В свою очередь, А.В. Тарасенко считает, что в сегменте бытовой КПП выпуском фальсификата и контрафакта занимаются какие-то неучтенные цеха, которые нигде не числятся, официально не существуют и, соответственно, не привлекают внимания со стороны надзорных органов. С таким высказыванием согласен и П.В. Цветков:

«Доля мелких и средних предприятий среди производителей фальсификата существенно больше, чем крупных заводов. Все зависит от доступных рынков сбыта. Недавно была озвучена информация, что практически все – и крупные, и средние, и мелкие – российские и белорусские предприятия делают некачественный СИП. И это действительно так». Нейтральной позиции придерживается М.О. Головин: «Выпуск контрафактной и фальсифицированной КПП никак не зависит от масштабов того или иного завода. Подобную продукцию с равным успехом выпускают как на крупных предприятиях, так и на мелких».

Как получают сертификат на фальсификат?

Существуют два способа сертификации, фальсифицированной КПП: условно честный и безусловно нечестный. Мошенническая схема или взятка.

«Законным путем получить сертификат на такую продукцию невозможно, – поясняет М.О. Головин. – Любой серьезный орган по сертификации, испытательная лаборатория ответственно подходят к этому вопросу. Они выезжают на производство, изучают документацию и никогда не выдадут сертификат на некорректно написанные ТУ или образцы, изготовленные с нарушением технологии, действующих нормативных требований».

И что же делать? Имеются два основных варианта развития событий. Первый способ – подлог. Недобросовестный производитель изготавливает некий «золотой» образец, проходящий все проверки и испытания, в итоге абсолютно легально получая сертификат соответствия. Ну и далее под этот честно выданный документ выпускают откровенный фальсификат, качество которого весьма далеко от того самого «золотого» образца.

«Сертификационные испытания проводятся на одном образце, следовательно, достаточно изготовить некий «эталонный» кабель в количестве одной штуки и предоставить его лаборатории, – дополняет П.В. Моряков. – Тесты показывают полное соответствие, причин для отказа в выдаче сертификата нет. Да, эксперты выезжают на производство, проводят инспекцию, но, разумеется, не находят никакого криминала в виде, например, таблички «Цех по производству фальсификата» или «Склад контрафактной продукции».

Все в рамках закона. После этого производитель перестает соблюдать заявленные параметры, начинает занижать, подменять и т.д. Так и рождается фальсификат». Причем никто реально не боится ответственности: контроль значительно ослаблен, а более или менее серьезные штрафы и какие-либо другие меры воздействия к производителям фальсификата не применяются.

Второй метод – банальная покупка.

«В свое время мы выпустили цикл статей, посвященных «работе» лабораторий, специализировавшихся на продаже сертификатов и расположенных в Казахстане и Армении. Эти страны входят в Таможенный союз ЕАЭС, т.е. выданные там документы легитимны на территории России», – оценивает масштаб проблемы А.И. Гусев.

В родном отечестве подобный бизнес тоже, что называется, цвел и пах. Повсеместно можно было найти предложения от различных организаций, готовых по сходной цене сертифицировать что угодно, где угодно и в какие угодно сроки. При этом у них в распоряжении не было ни необходимого оборудования, ни соответствующих специалистов. Впрочем, как говаривал Томас Джозеф Даннинг, «капитал…при 50% [прибыли] положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». А ведь «липовая» сертификация – сверхдоходный бизнес.

«Сертификаты просто покупают, – с сожалением отмечает М.В. Третьяков. – Сертификация проходит формально, нужные испытания не проводятся. Государство и отраслевые союзы борются с этим явлением, недобросовестные лаборатории и центры лишаются аккредитации, чистка рядов продолжается, но, к сожалению, пока мы далеки от полной победы».

Более оптимистичен П.В. Цветков:

«Сегодня еще существуют сертификационные центры, выдающие сертификаты без предоставления образцов продукции, но их стало на порядок меньше и находятся они за пределами России. Я очень надеюсь, что в течение года эта лавочка окончательно прикроется».

В настоящее время подобным псевдо-лабораториям и «липовым» сертификационным центрам здорово прищемили хвосты. Процесс отзыва и признания недействительными сертификатов, выданных непонятно кем и на каких основаниях, принимает довольно массовый характер.

«По моим данным, сейчас получить, вернее, купить «левый» сертификат практически невозможно, – утверждает А.В. Тарасенко. – Ситуация жестко контролируется надзорными органами и общественными организациями. Я думаю, что все сертификаты, которые сегодня предоставляют производители фальсификата, по факту не существуют. Подделанные, просроченные и отретушированные, недействительные – вариантов много. Если заказчик по каким-то причинам не желает всерьез изучать поставщика и его продукцию (главное, что есть все нужные бумажки и цена «вкусная»), то такие схемы вполне жизнеспособны. В противном же случае «липа» обнаруживается довольно легко и быстро».

Как бороться с распространением контрафакта и фальсификата?

К огромному сожалению, опрошенные эксперты отрасли не имеют единого мнения по данному поводу. Более того, некоторые из них считают, что действенных методов борьбы не существует.

«Поставьте себя на место добросовестных производителей, – рассуждает А.В. Тарасенко. – У нас нет ни возможности бороться с фальсификатом, ни специалистов, обладающих необходимыми компетенциями. Мы можем лишь фиксировать случаи поставок фальсифицированной КПП, информировать об этом заинтересованных лиц и компетентные органы. И больше ничего».

«В текущих условиях искоренить фальсификат невозможно, – сожалеет М.В. Третьяков. – Более того, не выдержав конкуренции с поставщиками фальсификата, добросовестные производители просто перестают выпускать данную продукцию. Беда в том, что сейчас ни какое-то отдельное, пусть даже очень крупное предприятие, ни отраслевой союз типа Ассоциации «Электрокабель» не могут воздействовать на фальсификаторов, сломать их бизнес-модель. Заводы, которые не хотят фальсифицировать КПП массового спроса, вынуждены убирать ее из ассортимента своей продукции. Я скептически отношусь к деятельности типа выставления общественных требований недобросовестным поставщикам – тому, чем мы первыми начали заниматься еще в 2016 году, добившись довольно больших успехов. По ряду номенклатурных групп доля фальсификата снизилась на 50%. К сожалению, в последние годы эффективность данного инструмента почти нулевая».

Чтобы в этом убедиться, достаточно просто взглянуть на сложившуюся ситуацию. Особенно после того, как Росстандарт в рамках «регуляторной гильотины» лишился права контролировать соблюдение обязательных требований ТР ТС 004/2011. Отраслевые союзы активно ищут новые способы избавить рынок от фальсификатчиков. Серьезные объединения производителей фактически обречены бороться с фальсификатом. Дело даже не в заботе о потребителях, просто контрафакт и фальсификат убивают саму отрасль или, как минимум, нарушают ее нормальную работу.

«Я не думаю, что фальсификат как явление можно полностью искоренить, но уверен, что его вполне реально загнать в какие-то рамки, где ущерб будет минимальным», – добавляет М.В. Третьяков.

«Затрудняюсь навскидку сказать, что можно было бы делать в рамках такой борьбы, – признается С.С. Гулков. – На рынке существуют ассоциации, которые ставят перед собой подобные цели, и одна из них особенно на слуху, но вопрос непредвзятости и добросовестности ее сотрудников остается открытым».

Необходимо вести разъяснительную работу с потребителями, чтобы те понимали преимущества покупки качественного кабеля. Практика показывает, что его проще монтировать, следовательно, работы идут быстрее, допускается меньше ошибок на этом важном этапе электрификации. Проблема лишь в том, что вышесказанное принимается во внимание, пожалуй, только самими монтажниками, которым предстоит работать с приобретенным кабелем, и конечными заказчиками, желающими эксплуатировать электропроводку долго и безаварийно. То есть речь идет о бытовой сфере применения. В случае с промышленной КПП со стороны заказчика имеются две заинтересованные стороны, абсолютно безразличные к проблемам друг друга: отдел закупок, выбирающий предложения подешевле, и собственно рабочие, не желающие мучаться при укладке низкокачественного кабеля. Но мнение последних никому не интересно.

«Производители не могут бороться с распространением контрафакта и фальсификата, это не входит в их задачу, – обозначает свою позицию М.О. Головин. – Единственный выход – ежедневная просветительская работа, преследующая цель доказать, что приобретение дорогого качественного кабеля со сроком службы 30 лет намного выгоднее, чем покупка дешевого аналога, который придется менять через год или три». Аналогичной точки зрения придерживается и А.И. Гусев: «Серьезные производители выпускают качественную продукцию, активно рекламируют ее и наглядно демонстрируют преимущества, разъясняют потребителям последствия использования фальсификата. В итоге потребитель голосует рублем. Впрочем, на пути любого товара от изготовителя к конечному потребителю возникает промежуточное звено в виде дилеров, оптовых поставщиков, розничных продавцов и т.д. Финальный результат зависит от их добросовестности и квалификации, умения убеждать заказчика, что лучше приобрести именно этот качественный кабель, а не вон тот дешевый и небезопасный».

Другой вопрос – хочет ли заказчик это слушать и понимать, т.к. для многих ключевой фактор – это все-таки цена.

«Я считаю, что бороться с фальсификатом можно только за счет введения системы входного контроля со стороны заказчика, – выдвигает предложение П.В. Цветков. – Других путей нет. Наказание за изготовление фальсификата практически отсутствует, штрафы мизерные, они никого не остановят».

Но если для потребителей ключевой является финансовая сторона дела, то нельзя ли выдавить фальсификатчиков с рынка, предложив более выгодную цену на продукцию?

«Ничего не выйдет, добросовестные производители просто не должны ввязываться в ценовое противостояние, – категоричен М.О. Головин. – Любое производство, вступая в подобную гонку, рано или поздно умирает, вопрос только в том, произойдет ли это за 10 лет или за год. Бороться за свою долю рынка следует с использованием комплекса мер, и цена далеко не всегда выступает решающим фактором. Клиент смотрит и на качество продукции по совокупности факторов, и на оказываемые поставщиком сервисные услуги, и на сопровождение сделки на всех ее этапах, и на применение современных разработок при изготовлении КПП. Нюансов много, и финансовый вопрос – лишь один из них».

Из-за довольно низкой маржинальности КПП добросовестному производителю нечего противопоставить изготовителям фальсификата, занизившим сечение медной ТПЖ на 25%. Никакая конкуренция в таких условиях немыслима. Конкурировать можно лишь добрым именем, репутацией, стабильным качеством продукции. В ассортименте дистрибьюторов и розничных продавцов сегодня можно найти самую разнообразную КПП, начиная от откровенного низкосортного фальсификата непонятного происхождения до по-настоящему качественного кабеля. А далее потребитель сам расставляет приоритеты, голосуя рублем.

Выходом из положения может стать жесткий запрет на выпуск фальсификата и лицензирование. Принятие указанных мер станет очень серьезным шагом на пути к построению рынка без фальсификата. Который, правда, все равно будет присутствовать, но в гораздо меньших объемах и с намного большим риском для поставщика. Напрашивается вопрос: а судьи кто?

«Полноценный контроль над ситуацией должны взять на себя, с одной стороны, какой-то государственный орган, например, профильное министерство, а с другой – профессиональное сообщество в лице наиболее авторитетных представителей, пользующихся безусловным доверием и уважением, но самое главное, являющихся признанными специалистами в данной области, – выражает мнение абсолютного большинства игроков электротехнического рынка А.И. Гусев. – То есть самодостаточные люди или организации, выдающие лицензии и серьезно рискующие, вплоть до уголовной ответственности, если документы окажутся «липовыми».

Сила – в единении?

Рост доли контрафактной и фальсифицированной КПП стал настоящим вызовом всей отрасли. Противостоять подобной экспансии в одиночку сложно, поэтому добросовестные производители возлагают определенные надежды на отраслевые объединения и ассоциации. Насколько же эффективна их деятельность в данном направлении и есть ли успехи?

«Да, некоторых результатов они, несомненно, добились, хотя и неоднократно давали повод задуматься об их реальных целях, – комментирует М.О. Головин. – Но суть не в этом. Борьба с единичными поставщиками контрафакта, фальсификата – воистину сизифов труд, задача, не имеющая конечного решения. На месте ликвидированного общими усилиями производителя образуется новый или даже два новых, зачастую под руководством тех же людей. Основная цель – победить само восприятие контрафактной и фальсифицированной КПП так, чтобы заказчик просто не захотел приобретать некачественное. Основным достижением отраслевых объединений я считаю тот факт, что они достучались до сознания многих производителей с простой мыслью: сиюминутная выгода, даже достаточно большая, не оправдывает потерь репутации, восстановить которую бывает крайне сложно».

По словам М.В. Третьякова, Ассоциации «Электрокабель» удалось взять под контроль ситуацию с занижением сечения ТПЖ:

«Сейчас оно составляет не более 5%, а когда мы только начинали, доходило до 30% и даже больше. С точки зрения полимерных материалов пока похвастаться нечем, процесс только начат, все еще впереди. Но самое важное, что мы привлекли внимание к проблеме, воспитали в своих рядах очень ответственных и сильных руководителей, которые сейчас активно воюют с фальсификатом. То есть наш основной вклад не в достижении каких-то качественных результатов в деле снижения доли фальсификата в отрасли, а в том, что мы сделали эту борьбу популярной, привлекли к ней новых харизматичных игроков».

Рассуждая на указанную тему, А.И. Гусев напомнил, что в настоящее время существует несколько отраслевых ассоциаций, которые, несомненно, вносят свой вклад в борьбу с контрафактом и фальсификатом, но затруднился точно оценить, насколько весомый:

«Если бы они не предпринимали никаких действий, ситуация наверняка стала бы намного хуже, чем она есть. Но тут возникает другой вопрос. Каждый должен заниматься своим делом. Чтобы контролировать работу производителей КПП, нужно досконально разбираться в вопросе, знать технологии изготовления, понимать глубину проблемы, а не топтаться на ее поверхности. Очень плохо, когда надзорные функции берут на себя случайные люди, не имеющие ни профильного образования, ни опыта работы в электротехнической отрасли».

«Многие существующие отраслевые объединения изначально создавались для лоббирования интересов каких-то конкретных игроков рынка, и с этой точки зрения никакой глобальной пользы для всего сообщества они не несут, – выдвигает обвинение А.В. Тарасенко. – И борются не с контрафактом или фальсификатом, а друг с другом за интересы своих учредителей. Здесь необходимо регулирование со стороны государства, возможно, при поддержке действительно авторитетного союза кабельщиков».

Оценив деятельность отраслевых объединений и ассоциаций как «некоторые сдвиги в нужном направлении, безусловно, есть», П.В. Моряков напомнил, что борьба со следствием бесполезна без устранения причины: «Спрос рождает предложение. Пока заказчики в погоне за высокими заработками будут покупать фальсифицированную КПП по заниженной цене, проблема фальсификата никуда не исчезнет, даже при наличии очень жестких законов. Благодатная почва, на которой произрастает фальсификат, на 70% состоит из желания клиента сэкономить или заработать на проекте и на 30% – из стремления какого-то небольшого завода занять свою нишу на рынке, быстро выйти на окупаемость и получить прибыль». Государство уделяет мало внимания кабельной проблематике, т.к. на фоне всех прочих строительных злоупотреблений ее доля весьма незначительна. Процент пожаров из-за некачественной электропроводки тоже невелик. В основном причины возгораний кроются в нестабильной работе электросетей на объекте, некорректном монтаже и некачественных соединениях, неправильных расчетах, непродуманном выборе автоматических выключателей и т.д. К сожалению, ожидать каких-то серьезных позитивных сдвигов в области государственного регулирования кабельной отрасли в обозримой перспективе не приходится.

И что в итоге?

Фальсификат и тесно связанный с ним контрафакт многогранны и многолики. Существуют во множестве вариантов, от случайного производственного брака, практически не влияющего на потребительские характеристики продукции, до откровенного циничного обмана, обогащающего нечистых на руку дельцов и приводящего порой к весьма печальным последствиям для всех остальных. В рамках борьбы с рассматриваемыми явлениями ведущие отраслевые союзы ведут активную работу, направленную на то, чтобы государство вернуло Росстандарту право проверять КПП на соответствие обязательным требованиям ТР ТС 004/2011. Но решит ли это проблему?

В целом поводов для оптимизма негусто. Эксперты ожидают дальнейшего спада в области строительства. Значит, снизится спрос на КПП и, как следствие, доля фальсификата продолжит расти, т.к. производители будут вынуждены экономить буквально на всем. На фоне ослабления контроля со стороны государства ситуация грозит стать катастрофической. Грядут непростые времена, преодолеть которые можно лишь совместными усилиями производителей, дистрибьюторов, общественных организаций, отраслевых СМИ, словом, всех, кто на деле, а не формально выступает за наполнение электротехнического рынка только качественной продукцией.

 

Обсуждают на форуме (19)

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl + Enter

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно