Интервью

К случаю надо быть готовым

– Дмитрий, первым местом Вашей работы после института был «Экспокабель», затем много лет Вы проработали в других организациях и других отраслях. Сейчас снова вернулись в alma-mater. Почему? Разве в одну и ту же реку можно войти дважды?

Еще студентом пятого курса я пришел на «Экспокабель» и проходил практику по рабочей специальности – работал скрутчиком на крутильной машине. Затем после института я пришел уже специалистом в технический отдел завода. Первое место работы, первый опыт, всегда запоминается, как бы кладется в фундамент последующей деятельности. К тому же, это тема для меня очень близкая. Ведь в МЭИ я учился на кабельщика, и проработал по прямой специальности с 1998 по 2004 год – срок порядочный.

С другой стороны, многое в жизни зависит от стечения обстоятельств. До своего возвращения на «Экспокабель» я пять лет проработал на кабельном телевидении и достиг определенного предела, подсознательно появилось желание что-то поменять. И когда на «Экспокабеле» освободилось место технического директора, я предложил свою кандидатуру. После соответствующих процедур, руководство завода на ней и остановилось.

Дмитрий, а почему Вы попали именно на «Экспокабель»?

Тут как раз уже скорее закономерность. Мои родители долгое время работали на этом предприятии.  На самом заводе я побывал еще лет в восемь, мне было интересно видеть какие-то станки, как они вертятся-крутятся. Целенаправленно меня не принуждали идти этим путем, но конечно, определенные вещи «в воздухе витали». В   Подольске в то время было три достаточно крупных кабельных завода. Логично было проходить институтскую практику в родном городе и на профильном предприятии.

Поэтому выбор электромеханического факультета МЭИ был логичным, ведь я с детства слышал слово «кабель», кабельную терминологию, фамилии руководителей кабельных организаций. Хотя колебания были – меня тянуло и на автоматику и немного в компьютерную сторону.

В техническом отделе у меня был замечательный руководитель – Виктор Михайлович Неведомский. Его до сих пор тепло вспоминают на заводе, он сыграл в его развитии большую роль, в том числе потому, что очень здорово натаскивал нас, молодых специалистов, как говорится, делился секретами мастера.

То есть все-таки влияние родителей было определяющим?

Вы понимаете, если говорить о влиянии – то, наверное, оно было существенным, но не было навязывания. В свое время мне говорили, что самый лучший фундамент для понимания жизни, не только для профессиональной карьеры, но именно для составления, что ли, общего представления о жизни – это техническое образование. Родители тоже учились в  МЭИ. Их установка была такая, что качественное техническое образование позволяет потом освоить знания и в других направлениях, оно как бы формирует определенную культуру мышления и навыки в приобретении знаний. Экономика, право, маркетинг и торговля могут гармонично «надстраиваться» на базовое техническое знание, что я, кстати, впоследствии и сделал, получив степень МВА.

В школе я очень любил физику, астрономию, любил историю, как ни странно – не любил химию, хотя вроде бы смежная область. Ну и формирующие  необходимую работоспособность физкультуру и мужские навыки уроки труда.

А в институте, что нравилось больше всего?

То, на чем я  специализировался. А специализировался я на кабельной технике, в дипломе у меня «инженер-электрик по электроизоляционной, кабельной и конденсаторной технике». Руководителем диплома у меня была Ларина Элеонора Тимофеевна. Пожалуй, любимые предметы в институте у меня появились, начиная курса с третьего, когда стал задумываться о работе, когда пошла специализация и общетеоретические предметы остались позади. Стал проявляться конкретный смысл применения получаемых знаний. Кабельная техника, изоляционная техника мне очень нравились, нравилось и тогда только начинавшее появляться компьютерное направление. Оно, конечно, сначала выглядело забавно. Мы писали программы на Фортране-77, наверное, целый семестр, не видя компьютера. И когда нас посадили за компьютер и предложили наши программы воплотить в жизнь, я не знал как компьютер включить. Я общался до этого с более простыми компьютерами, но первый IBM увидел только в институте. Компьютеры меня продолжали притягивать, возможно, поэтому я потом и «завернул» на время в отрасль телекоммуникаций.

Почему вы ушли с «Экспокабеля» в 2004?

Опять же - роль случая. После работы технологом в техотделе «Экспокабеля»,где я имел дело с очень разнообразным и интересным оборудованием, ведь образцы оборудования свозились к нам с крупнейших отраслевых выставок еще с советских времен, это были новинки, инновационные образцы, я перешел в дочернюю структуру завода -  «Теплоскат». Сейчас этой фирмы уже нет, но в свое время она обладала серьезной репутацией в своей области и занималась в большей степени "бытовыми" кабелями, кабелями пожарной сигнализации. Там я уже пользовался широким кругозором, приобретенным в техотделе, и был главным технологом.

С другой стороны, мне хотелось попробовать себя и в других направлениях. Некоторое время я работал в фирме занимавшейся землеустроительными делами, оформлением документации, подготовкой территории к строительству объектов, в основном коммерческой недвижимости, инфраструктурой, взаимодействием с различными организациями – БТИ, СЭС, земельными комитетами. В 2007 году я перешел в компанию "КВАРЦ", которая развивала в Подольске кабельное телевидение. Изначально это было эфирное телевидение местного значения, потом начал развиваться сегмент кабельного телевидения, а дальше пришла эра Интернета, мы стали крупнейшими провайдерами в городе. В Подольске «Кварц» обладал и обладает очень сильной рыночной позицией. Но сейчас «взрывной» характер развитие этого рынка уже не носит, он устоялся, и опять же я почувствовал, что вырисовываются какие-то пределы.

Понятно, Вы любите работать в динамичной среде, как говорится, принимать новые вызовы?

Вы правы, мне нравится решать новые задачи. Кстати, буквально в самое последнее время в «Кварце», накануне перехода в «Экспокабель», я участвовал в проекте по цифровому телевидению, это тоже новая тема, с большим количеством нестандартных задач. Эффект от внедрения цифрового формата пока еще не понятен, но сама работа была очень содержательна. Тем не менее, мне захотелось какой-то принципиальной новизны, а, как говорится, новое – это хорошо забытое старое.

Дмитрий, я заметил, что Вы прошли определенный цикл. В процессе карьеры, начиная с «Экспокабеля», затем в сфере недвижимости,  телекоммуникациях, Интернете, телевидении, Вы становились все время ближе к конечному потребителю, пользователю. Вы как-то ощущали это влияние?

Конечно. Во-первых, конечных потребителей больше чисто количественно. Затем, они ведь порой не профессионалы в технических деталях. Иногда им надо подсказать конкретные, их же собственные потребности в рамках тех общих желаний, которые они излагают. Но это очень ценный опыт, ведь техника, промышленность, бизнес, направлены на конечного потребителя. Общение с ним более стрессовое, чем с профессионалом, зато учит терпению, хотя я по натуре и так довольно уравновешенный.

Дмитрий, начиная с должности главного технолога Вы, наверное, уже руководили коллективами. Как менялся их размер и характер Вашей работы с подчиненными?

По большому счету руководящей работой я занялся в «Кварце» и именно в рамках развития бизнеса по телекоммуникациям и интернету. В достаточно короткий срок количество подчиненных выросло до почти 40 штатных сотрудников плюс порой доходило до 70 человек нештатных, непосредственно подключавших абонентов.

Ваше обучение по программе МВА в университете «Синергия» при РЭУ им. Плеханова связано именно с этими вещами, с необходимостью большего понимания менеджмента? И вообще, когда Вы почувствовали склонность к управлению другими людьми. Не проще ли отвечать только за самого себя?

Конечно, сидеть в углу, выполнять свою работу и думать только за себя, а не за других – гораздо проще, и всегда есть большой соблазн к этому. Но перспектива развития связана все-таки с организацией работы других людей, это более востребовано в бизнесе. Потом – это новая область интересных задач с точки зрение личного роста. Я это понимал еще до того, как получил в подчинение сотрудников. Поэтому Вы не совсем точны: я пошел на МВА не вследствие возникновения новых задач управленческого характера, а решил подготовиться к ним. Это была не реакция, а скорее предвидение. Случай, снова повторю, играет огромную роль в жизни, но ведь к нему надо быть готовым, иметь потенциал воспользоваться шансом. Поэтому я и тратил время и деньги на такую подготовку. И, кстати, как раз к окончанию моей учебы на МВА я и получил предложение заняться руководством коллектива, причем сразу довольно большого.

Дмитрий, есть руководители, считающие себя генераторами идей, есть другие – старающиеся побуждать своих сотрудников генерировать идеи и берущие на себя функцию критического отбора. Вы в этом смысле придерживаетесь какого стиля?

Это зависит от ситуации. С одной стороны, я люблю сам покопаться в оборудовании, влезть в детали, но, с другой стороны, понимаю, что занимаясь сам этой работой, не успею сделать все, что от меня требуется. Поэтому, конечно , передаешь определенную инициативу подчиненным, причем если я вижу, что человек увлекающийся и творческий, то стараюсь руководствоваться принципом медиков «не навреди». Не всегда получается правда - все-таки любознательность страшная вещь, но в любом случае я стараюсь инициативных людей не «бить по рукам». Ведь каждый специалист в своей области разбирается, в принципе, лучше тебя, поэтому важно его потенциал раскрыть и направить в нужное русло. А цель руководителя – составить систему, которая работает до известной степени и сама, обладает своеобразной инерцией движения и организовать синергию от подчиненных.

Дмитрий, те коллективы, которыми Вы руководили, создавались Вами или Вам приходилось входить в уже сложившиеся коллективы, адаптироваться к ним?

В основном мне приходилось скорее вливаться в сложившиеся коллективы. Но и на предыдущей работе и теперь в «Экспокабеле» мне повезло с коллегами.
Это профессионалы, как например, начальник техотдела «Экспокабеля» Долголенко Виктор Тимофеевич, много лет проработавшие и знающие досконально свое дело. Потом часть сотрудников менялась, набирались новые, но «костяк» коллективов не менялся, и мне важно было войти в контакт с ним, чтобы мы дополняли друг друга и были единомышленниками. Основа, на которой держится процесс –  как правило, 3-4 человека.

То есть для руководства несколькими десятками людей «ядра» в 3-4 человека достаточно?

Знаете, над этой проблемой поработали ученые и пришли к выводу, что в коллективах, от пчел, птиц и до людей, 90 % следуют за 10%, если эти 10 %  лидеров согласованно движутся в одном направлении.

Наверняка в тех коллективах, куда Вы входили многие были и старше Вас и с большим опытом работы. Как строились отношения в этом случае?
 Конечно, коллектив тебя тоже «тестирует». Я уже сказал, что, в общем, по характеру - человек уравновешенный. Я всегда стараюсь выслушивать сотрудника, сравнить его позицию с другими, поначалу не навязываю свою точку зрения, в том числе потому что, начиная работать в новой организации, в новом направлении, руководитель недостаточно еще освоил тему, чтобы стукнуть по столу и сказать: «Будет так!». Но постепенно вникаешь в работу и формируешь свою точку зрения, тогда и коллеги уже начинают реагировать по-другому.

То есть Вы использовали стратегию мягкой адаптации и не стремитесь сразу «себя поставить»?

Ну, я вообще не сторонник революций, резких перемен, жестких решений. Каждый вопрос надо изучить, найти оптимальное решение, и потом только проводить его в практику.

Тогда Вы должны предполагать, что сотрудник спорит с Вами не из духа противоречия, не из личных побуждений,  а руководствуясь профессиональной компетенцией, то есть что он честен?

Порой встречаешься и с личным неприятием, и нужно время, чтобы отделить профессиональную позицию от какой-то интриги или каприза. Но, по большей части, люди в самом деле не интриганы, а болеют за свое дело. И нередко, разобравшись в вопросе, я менял свое решение и принимал точку зрения сотрудника, понимая, что она больше соответствует общей цели.

А Вы не боитесь таких ситуаций, не могут ли они поставить под сомнение Вашу репутацию?

Нет, не боюсь. Тут критерием может быть только конечный результат.  Если конечный результат в итоге положителен, то перемена мнения, наоборот, укрепляет репутацию. А среди тех людей, с кем я работаю, есть понимание, что перемена решения сложнее даже чем принятие решения. Но, наверное, слишком частить с такими поворотами нельзя.

Дмитрий, проблема омоложения состава технических специалистов – не секрет. Причем во всех отраслях. Ваш личный пример в этом плане - положительный. Как Вы видите данную проблему, есть ли у Вас возможность привлекать молодежь?

Да, такая проблема есть. Проработав в разных отраслях,  могу сказать, что многое зависит от моды. В телекоммуникациях у меня был довольно молодой коллектив, и молодежь выдвигала много новых идей. В кабельной индустрии ситуация иная – многие люди со стажем, проработали десятки лет, хотя и много специалистов среднего возраста, а вот со студенческой скамьи, конечно, людей маловато. Потом есть еще проблема текучести кадров. Подготовка хорошего специалиста – процесс многолетний, и в институте и на производстве затрачивается много сил и времени, чтобы человек освоился в своем деле. Часто, только-только сложившийся профессионал высокого уровня, как говорится, «оперившись», покидает тебя, и надо искать нового, снова вкладываться в него, а это непросто.

Вы ведь отчасти тоже из этой категории?

Вы правы, с той немаловажной разницей, что, поработав в других организациях и отраслях, я вернулся на родной завод и теперь могу принести свой немалый опыт на его пользу. Но и сам завод, конечно, преобразился, и не в последнюю очередь это преображение сыграло роль в моем решении. Завод вошел в финскую группу «Река», получил технологический и организационный импульс от новых партнеров, и так сказать, обрел новое дыхание.

Это было для Вас приятной неожиданностью?

Очень приятной. Я уходил из «Экспокабеля» когда компанию еще нельзя было назвать рыночно-ориентированной. Она была как-то замкнута, закостенела, хотя технический потенциал всегда был на высоком уровне. Не хватало какой-то энергетики, что ли. Это было в большей степени научное учреждение, нацеленное на экспериментирование. А сейчас это - часть  международного холдинга, куда входят еще три финских завода. Направления их работы с нашими не пересекаются, но все-таки мы в постоянной взаимосвязи с финским руководством.

Дмитрий, скажите, что Вы думаете о вступлении в ВТО?

Тяжело предсказуемый процесс для всей страны в целом. Для кабельной отрасли это большой риск, многие заводы могут потерять свои позиции. «Экспокабель» уже через холдинг интегрирован в международный рынок. Для холдинга это, конечно, позитивный момент, но с точки зрения завода я, честно говоря, оптимизма не испытываю – на внутреннем рынке конкуренция, безусловно, усилится. Что же до наших экспортных возможностей, то они пока ограничены, хотя, например, по кабелям для атомных станций, или термостойким проводам есть интересные проекты. Плюс от вступления в ВТО, конечно, в перспективе более стабильной среды, законодательства, большей определенности в планировании, устойчивости таможенных правил, например.

Общались ли Вы уже со своими финскими коллегами, в чем отличие «Экспокабеля» от финских заводов группы «Река»?

Да, я уже побывал в Финляндии. Финские заводы холдинга более специализированы и ориентированы на поточное производство высоковольтных, силовых кабелей. Мы же уникальны тем, что можем очень гибко переналаживать производственный процесс, изготовлять продукцию не километрами, а метрами, адаптироваться к конкретным потребностям клиента. Наша номенклатура – порядка 2000 позиций, хотя  есть тенденция к ее сужению.
Мы стараемся все время искать новые направления и входить в них первыми, чтобы приобретать конкурентное преимущество. В свое время это были термоэлектродные провода, мы первыми начали выпускать эту продукцию, и определенный период она составляла значительную долю нашего производства. Сейчас мы акцентированы на взрывобезопасности, кабелях для нефтехимии, металлургии. У нас есть и своеобразный «загашник», который я не могу раскрывать, но скоро будут новые виды кабелей.

Сфера Вашего общения сейчас больше внутри завода или с внешними партнерами Вы тоже общаетесь?

Пока я больше сориентирван на внутренние коммуникации – вхожу в курс дела, подробности и детали. Но я придаю важное значение общению с клиентами. Конечно, есть маркетинговый отдел, в задачи которого входит улавливание новых потребностей клиентов. Но технические службы, которыми я руковожу, должны не только определить реальность воплощения сигналов от маркетологов – они могут предложить клиенту иногда и больше того, что он сам просит.
Думаю, что плотнее буду контактировать и с общеотраслевыми организациями, ВНИИКП, ассоциацией «Электрокабель», медиахолдингом «РусКабель». Это важные общеотраслевые площадки для профессионального обсуждения.

Ну, уж с «Русским кабелем» куда плотнее? Я ведь интервьюирую Вас в их офисе…

Это замечательная «нейтральная территория», где могут общаться люди из конкурирующих организаций. Причем, не только кабельщики, но и потребители отрасли – энергетики, например. Конечно, секреты тут не раскрывают, точнее они не уходят дальше, но совместное размышление над общими тенденциями рынка очень полезно.

Между прочим, с основателем холдинга Александром Гусевым мы в институте сидели за одной партой, и помнится, иногда «передирали» друг у друга решения задач. Я рад, вернувшись на «Экспокабель», вновь получить повод для общения со своими однокашниками . Вот видите на стене фото с «Рускэйблклаб», там много знакомых мне лиц. И я, конечно, присоединюсь к этому мероприятию обязательно. Это будет хорошим дополнением к нашим ежегодным встречам в первую субботу сентября с институтской группой, которые я отчасти и организую.  К слову сказать, процентов 50 нашей группы пошло в кабельное дело – это довольно высокий процент. Вообще кабельщик – профессия уникальная и, безусловно, подготовка кадров для отрасли прежде всего – заслуга МЭИ. Я собираюсь опираться на родной институт при омоложении коллектива – такая задача уже встает. А через «Экспокабель» тоже прошли многие видные деятели отрасли, так что завод исторически – не только инкубатор технологий, но и людей.

Дмитрий, у Вас есть хобби или любимый способ отдыха?

Я такой спортоориентированный человек. Занимался, наверное, десятком видов спорта – и плаванием, и лыжами, и единоборствами, пейнтболом, прыгал с парашютом, и на дельтоплане летал. С лыжами у меня вообще профессиональное общение, со всеми видами – беговые и горные зимой, водные – летом. То же самое с пейнтболом – одно время я в команде участвовал в «боях» областного значения. Частенько со своими друзьями в последнее время сажусь на квадроцикл, в разные уголки страны выезжаем.

У Вас двое сыновей, старшего уже водили на завод?

Еще нет, но мысль такая есть. Ему идет 11 год и я думаю, что ему будет интересно. Он конечно, ребенок комьютерной эпохи и увлекается и компьютерами. Да в планшет уже тычет в поисках мультиков на Ютубе и младший – двух с половиной лет. Неплохо для родителей – можно часа на 2 его одного оставить.

Что касается старшего, то как и меня, надеюсь, его уже привлекут, а не напугают большие крутящиеся машины, которые вроде бы «из ничего» выдают изделие, полезное людям. Тут я иду  по стопам своих родителей, и хочу раскрыть базовое значение технических знаний. Тем более, что, в отличие, например, от интернет-бизнеса, где стоят в комнате десяток шкафов, мигают лампочками, но что внутри происходит, ребенку непонятно, процессы на заводе очень наглядны – можно их пощупать руками, посмотреть глазами.

В то же время, как и мой отец, я не хочу оказывать какое-то давление. Просто привить правильную, на мой взгляд, иерархию вещей. Если потом этот момент окажется определяющим – я буду рад, но и не расстроюсь, если сын пойдет своими путями. Он сам разберется.

Дмитрий, Вы уже делаете какие-то изменения в планах работы завода?
Пока я воплощаю те наработки, которые были сделаны до меня. Я пришел на довольно хорошую почву, но конечно, продумываю свое понимание и свои предложения на будущее. Мы сильны своим внедренческим потенциалом, и в плане людей и в плане оборудования, можем сделать эксклюзив, даже настроены на это. Потребитель может прийти к нам просто со своей идеей, весьма сырой, которую мы можем обкатать и внедрить. И мы очень жестко контролируем качество, ведь мы выполняем заказы для атомщиков, для военных. Завод вошел в систему ISO, где недавно мы подтвердили свою аттестацию.

Дмитрий, а может ли Ваше возвращение на «Экспокабель», уже в новом качестве, оказаться ключевым событием в жизни, как оказались экскурсии с отцом на завод?

Заглянуть в будущее не дано никому, но очень даже может. Тем более, что вернулся то я не просто на «Экспокабель», а уже в международный холдинг. Так что, вновь возвращаясь к Вашему первому вопросу – «можно ли войти дважды в одну реку?», я бы сказал, что, видимо – нет. Но я то ушел с «Экспокабеля», а вернулся – в «Реку».

Беседовал Александр Гловели

17.09.2012 г.
144 просмотра
Обсуждение на форуме (8)

Дополнительная информация


Компания Экспокабель на RusCable.Ru
 
Дмитрий Вячеславович Веселов на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно