Интервью

Игорь Шайнога: "У нас как в оборонке, должно быть все свое"

Новое интервью из серии бесед на Cabex 2018 опубликовано на YouTube-канале медиахолдинга «РусКабель». В кресле студии RusCable.Ru – Игорь Степанович Шайнога, Генеральный директор АО «Управляющая Компания «УНКОМТЕХ».

В разговоре с Александром Гусевым, Игорь Степанович рассказал о кабеле на сверхвысокое напряжение 550 кВ – на каком этапе сейчас находится разработка компании, о ее сертификации, испытаниях, о том: кому же принадлежит «пальма первенства» в производстве этого нового для России вида КПП.

Поговорили и об арматуре для высоковольтного кабеля, а также о производителях в этой отрасли. Игорь Степанович рассказал о том, что после аварийной ситуации с линией ЛАЭС-Пулковская-Южная требования к кабельным системам значительно ужесточились. Однако, «УНКОМТЕХ» уже имеет планы по сотрудничеству в данном направлении.

В своем интервью, Шайнога затронул множество тем и обозначил по ним свою точку зрения: отстает ли кабельная промышленность России от остального мира? Если да, то каковы причины этого глубинного отставания? Извечный спор о кабельной изоляции: СПЭ или БПИ?

Обсудили большой блок вопросов относительно импортозамещения в кабелях из СПЭ. Как известно, в России нет собственного производства полиэтилена для оболочки международного уровня. Игорь Степанович рассказал о планах строительства в Иркутской области завода по полиолефинам. Его строительство необходимо нефтянникам, и, задача сегодняшнего дня, убедить их в необходимости производства полиэтиленов и для кабельной промышленности.

Большая часть беседы отведена вопросам нефтяной и газовой сферы, ведь именно она является основным потребителем высокотехнологичной кабельной продукции. По мнению Игоря Степановича, для своих нефтяных разработок, особенно в Арктике, Балтике, Каспии – кабель должен быть отечественным и мы не должны быть зависимы от Запада, на который, по историческим причинам, были ориентированы многие годы. Сегодня именно санкции заставляют менять эту, не совсем выгодную для нас, устоявшуюся систему. Нефтяная и газовая отрасль должна быть также обеспечена отечественной продукцией как и оборонная промышленность.

В завершении большого интервью, Игорь Степанович понадеялся, что вопросы качества в кабельной промышленности в ближайшее время будут закрыты и производители переключатся на поставку за рубеж. Именно экспортная политика заставит производителей делать качество, ведь сертификация по европейской системе это серьезный шаг, который пора сделать, чтобы стать ближе к цивилизованному рынку.

Мы подготовили стенограмму интервью, подробно передающую ход беседы в текстовом варианте. Видео-версию интервью вы можете посмотреть на официальном YouTube-канале портала или внизу страницы! Желаем вам приятного чтения.

— Сегодня у нас в гостях Игорь Степанович Шайнога, Генеральный директор управляющей компании «Ункомтех». Здравствуйте, Игорь Степанович! Год назад мы также сидели друг напротив друга, и вы рассказывали очень много интересных вещей. Мне бы хотелось узнать у вас, какова на сегодняшний день судьба кабеля на 500кВ, который вы изготовили? Я сам лично видел на «Кирскабеле», это не просто образец, а уже достаточно внушительный готовый продукт.

— Кабель 500кВ – особенный кабель, требующий большого количества испытаний. После того, как мы его сделали, прошли типовые испытания. А сейчас наш кабель стоит во ВНИИКП на годовых испытаниях. Затем необходимо будет провести большую работу с НТЦ ФСК ЕЭС, чтобы получить сертификацию ФСК и «Россетей». Только после этого мы сможем продавать свой кабель на рынке России. Поэтому там сразу очень много вопросов, как к кабелю, так и к муфтам. Сейчас позиция «Россетей» очень ужесточилась, и получить сертификат стало очень тяжело. Мы находимся где-то в середине пути. То есть оборудование мы поставили, кабель мы сделали, и сейчас он на испытаниях. И еще решаем вопрос об установке оборудования, чтобы делать кабель сечением не только 1600, но и 2000, и даже 2500 квадратов.

— Раз уж мы заговорили об этой серьёзной продукции, то вы получаетесь, по сути, новатор. Есть еще один производитель - это «Таткабель», который декларировал изготовление этого кабеля на 500кВ. И мы, спустя многие годы, будем вспоминать, кто же на самом деле первый его сделал. Вы только что рассказали, что в вашем представлении является законченным продуктом. И это правильно, потому что, только получив на руки все документы можно судить и говорить о том, что это делается серийно. Но у меня вопрос о другом: если в России рынок сбыта, рынок этого кабеля начнет расти, то вы, наверное, столкнетесь с таким вопросом – с кем именно выходить на проект, с каким производителем арматуры? У вас есть какие-то предпочтения в этой области?

— Предпочтения уже сделаны. Потому что когда проходят типовые испытания, то им подвергается не сам кабель, а система: кабель вместе с муфтой. Поэтому наш кабель сейчас идет с муфтами PFISTERER и НКТ. С этими компаниями мы и собираемся сотрудничать. Плюс «Ункомтех» в союзе с предприятием «Изолятор» пробует наладить производство российских муфт. Сейчас есть серьезная проблема у МОЭСК – это они хотят муфты сделать - переход с маслонаполненных кабелей на сшитый полиэтилен. Было даже большое совещание в «Россетях». Мы, «Изолятор» и всё кабельное сообщество считаем, что может быть лучше просто поменять маслонаполненные кабели на кабели из сшитого полиэтилена, 110, 220. Мощности есть. А кто был первым – это не вопрос. Я с глубоким уважением отношусь к заводу «Таткабель», к его акционерам, директорскому и инженерному корпусу. Там есть нюансы, но я не хочу на них останавливаться.  Но, по-моему, это не их вина, что так произошло. Но после этого резко произошло усиление, ограничение по получению сертификатов ФСК.

— Это ужесточение произошло после ЛАЭС?

— Именно так. Сейчас НТЦ ФСК предъявляет очень много требований, то есть разбирается все по косточкам. Мы заняли позицию: что нужно – мы даем, но объяснить это западным производителям муфт очень тяжело. Они говорят: «Зачем столько вопросов? Мы же проходим испытания у себя, у нас нет столько вопросов.»

— Игорь Степанович, хотелось бы узнать ваше мнение о трендах развития кабельной промышленности. В техническом плане, в плане новых видов продукции. В свое время все мы были на бумагопропитанной изоляции. Потом появился сшитый полиэтилен. Через некоторое время появляется кабель с этилен-пропиленовой изоляцией резины. И сейчас такой интересный тренд, который пытаются возродить некоторые наши отечественные производители – это опять бумага. Но не в том виде, в котором мы привыкли, а усовершенствованная в силу улучшенного пропитанного состава. Как вы считаете, есть ли будущее у кабеля с бумагопропитанной изоляцией, либо это уже позапрошлый век и надо идти дальше?

— Я бы не занимал жесткую позицию. Как говорят в Китае: пусть расцветают все цветы. Есть кабель с бумажной изоляцией, и он имеет преимущество в плане цены. Сшитый полиэтилен по цене чуть-чуть выше. Да, у него выше качество, но людям нужно каждому свое. Время жизни сшитого полиэтилена – 30-50 лет. Время жизни бумаги 20 лет. Может кому-то и не нужно 50 лет и платить за это больше кому-то не целесообразно. Потом, есть много линий, которые проложены, их необходимо ремонтировать. Но есть ли смысл переходить на сшитый полиэтилен? Это все равно, что у вас есть «Жигули», и вы вдруг решили ее оттюнинговать: руль я поставлю от Ferrari. Но это все равно будут «Жигули». Так же и с кабелем - если у вас есть линия, она стоит бумажная, что-то с ней случилось, повредили или она пробилась, то вам, наверное, проще на это место поставить более дешевую бумагу, чем ставить вставку из хорошего сшитого полиэтилена с большим сроком годности.

— А как же вопрос импортозамещения? Мы говорим о том, что кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена, особенно высокого напряжения, это в большей степени западный продукт. А бумага – это отечественная тема.

— Сшитый полиэтилен сложнее, потому что даже на то производство, которое у нас есть, мы всё равно покупаем полиэтилен за границей. Так же, как и добавки

— Об этом и речь.

— Честь и хвала людям в Саранске, что они научились это все смешать и обеспечить достойное качество.

— Вы сейчас говорите про «Лидер-Компаунд»?

— Да, про «Лидер-Компаунд». Но необходимо, чтобы кто-то создал производство первичного полиэтилена. Сейчас, например, есть «Иркутская нефтяная компания». Они хотят построить в Иркутской области завод по полиолефинам.

— Это же огромные инвестиции!

— Нефтяники на это способны - у них все на больших инвестициях. И они могут сделать то, что нам нужно. Сейчас мы думаем, как их заинтересовать, чтобы эти полиолефины, полиэтилен они делали и для кабельщиков в том числе.

— Игорь Степанович, как вы считаете, необходим ли диалог между кабельщиками и государством? Есть ли у вас направление, которое активно работает именно в этой сфере – взаимодействием с так называемым GR-сектором? Ведь вы не только руководитель своего предприятия, но и достаточно серьезный тяжеловес в политической сфере кабельной промышленности.

— Вопрос, конечно, серьезный, и требует особого подхода. Есть решение министра, которое говорит, что министерство будет работать только с отраслевыми ассоциациями и с большими организациями, которые представляют эти ассоциации. В настоящее время есть «Электрокабель», есть «РусКабель», с рядом заводов активно работает, с государством. Я думаю, что этого вполне достаточно. Но когда случается ЧП, как было в 2014 году с обрушением рынков нефти и общим падением цены и спроса, вот тогда государство способно очень быстро выдергивать большие кабельные заводы на разговор. Чтобы можно было быстро принять решение. Но проблема заключается в том, что мы должны сами между собой еще как-то уметь договориться. Предприятия кабельной отрасли, даже из ассоциации «Электрокабель», занимают пассивную позицию. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы мы как-то совместно с государством регулировали наболевшие вопросы. К примеру, до сих пор не решен вопрос кабеля Submarine Cable и кабельных шлангов. То есть разговоры были, прошел даже первый тендер, но потом его отменили. В результате, где у нас кабель? Когда случилась ситуация в Крыму, мы должны были покупать, а Китай наплевал на санкции и поставил. Я не буду говорить хороший или плохой этот кабель.

— Анализируя ваши ответы, хотел бы задать интересный, может быть, для сообщества вопрос. Вот вы говорите про специализированные подводные кабели, шланговые кабели. Имеется в виду высокий вольтаж – 500кВ, а то и 750кВ, который в мире есть, но используется мало. Мы говорим про какие-то новые виды кабельной продукции, новизна которых основана, наверное, на химии. То есть это и новые  полимеры для кабельной промышленности. И мы постоянно упоминаем нас в роли «догоняющих» наших западных партнёров. Человек более взрослого поколения сказал бы: вот при Советском Союзе у нас это все было! В чем же причина такого отставания? Даже учитывая высокий уровень подготовки кабельных кадров.

— Исторически нефтегаз ориентировался на зарубежные технологии. Мы трубы покупали в Германии. Нам объясняли, что это глобализм и что это международное разделение труда - мы должны добывать нефть, они должны совершенствоваться в своей сфере. Но видимо та технология должна быть сосредоточена на фирмах Schlumberger, Halliburton и других. Такая позиция была у руководителей нашей нефтяной и газовой промышленности. Говорили даже: «А зачем? У вас может получиться, может не получиться. А мы сейчас возьмем, купим норвежского производителя, он построит нам 20 добывающих станций, 20 добывающих платформ в Карском море. И все у нас будет хорошо». Но как оказалось, эта позиция имеет некое ограничение. И мне кажется, что нельзя было для отрасли, которая является становым хребтом нашего российского бюджета, это делать.
Посмотрите на Германию: производство солнечных батарей, производство ветряков дает энергии гораздо дороже, чем получается из газа, но они все равно идут на эту большую стоимость энергии. Ради чего? Ради того, чтобы загрузить свои мощности, дать работу своим людям. Чтобы они зарабатывали в Германии, платили налоги, развивались, жили. Они говорят: «Да, у нас есть желание полностью уйти от нефти, газа и угля, который добывается в России, у арабов, чтобы не платить им деньги.» Они считают, что это нормально. А нам рассказывают, что мы – часть мировой глобальной системы. Я надеюсь, что руководство страны примет правильное решение совместно с руководителями нефтяных компаний. И будет достроен завод «Звезда», там поменяли очередную компанию-подрядчика, и Россия сможет делать большие платформы, большие корабли. В конце концов нельзя же просто так отдавать свое, это же наша корова, мы сами должны ее доить!

— Говоря про нашу корову, мы подразумеваем в данном сегменте энергомост. Это история, в которой все делали ставки, кто же будет реально поставщиком этого подводного кабеля. По понятным причинам тогда некоторые западные компании отказались от этого. Я бы хотел задать вопрос касательно этого энергомоста. Там в итоге был проложен кабель китайского производителя. Большой серьезный проект, купили, проложили. Вы до сих пор считаете, что России необходимо иметь свои производства подобного кабеля?

— Безусловно! Особенно если мы собираемся осваивать Арктику, если мы собираемся добывать нефть в Балтийском море, в Каспийском, в Черном море. Американцы сейчас отказались добывать нефть совместно. И хорошо, что есть Submarine Cable, шланговый кабель. Их особенность – это кабели длинные.

— Большая строительная длина.

— Да, большая строительная длина, это особый вид завода. И если вы собираетесь застраивать Сибирь, вы можете просто проложить кабель по дну реки, закопав его, и не мучиться с башнями с неизолированным проводом.

— Может быть, мы сможем достучаться до наших крупнейших потребителей, чтобы они изменили свою политику относительно подобного вида продукции?

— Я думаю, что они уже изменили позицию.  Санкции уже заставляют их что-то делать. Надеюсь, что Россия освоит производство необходимого оборудования. Но ведь кабель – это только часть. А сама платформа - это сложнейшая вещь. Она как подводная лодка по сложности. А мы сейчас говорим: «Давайте верхнее строение по добыче отдадим корейцам, нижнее отдадим французам.» А сами будем делать только станину. Это не деньги, нужно делать всё! Нужно брать все позиции, даже по оптике. Нефтяная газовая отрасль должна быть также обеспечена, как и наша оборонка.

— Хотелось бы спросить - за последний год вы увидели какие-то позитивные течения относительно нашей отрасли, что изменилось в лучшую сторону, может быть, что-то стало хуже? Скажите свое мнение, что произошло за год?

— Если откровенно, то меня начинает смущать череда банкротств, которая приводит к смене контрольного пакета, к смене людей. Я не хотел бы сейчас называть заводы, но это крупные игроки отрасли. Завод «Амуркабель», который, с моей точки зрения, уже поднять нельзя. Поэтому, естественно, эти процессы вызывают определённые опасения. Но нужно верить в лучшее! Если посмотреть на первую часть доклада Владимира Владимировича Федеральному собранию, то там очень много тоже вопросов выделялось по всей стране, что мы все-таки должны начать строить. Сибирь мы будем осваивать или будем сказки рассказывать – я не знаю. То, что ее не будут осваивать китайцы, мне абсолютно понятно. Если будем осваивать, то только мы – собственными деньгами и своими силами.

— А если взять второе полугодие 2017 года по сравнению с предыдущим периодом – легче стало жить кабельным заводам?

— Понимаете, это все зависит от многих факторов. Особенность кабельной отрасли в том, что она работает на всю страну. Кто-то на оборонку, кто-то на стройкомплекс, кто-то на большую энергетику. Вот, к примеру, в большой энергетике проводов в этом году будет меньше. Строительство – мы рассчитываем, должно возродиться, потому что так плохо, как там было в прошлом и позапрошлом году быть не может. Есть мнение, что мы будем продолжать строить и объекты энергетики, возможно будет запущена вторая часть реформы теплоэнергетики, будут меняться старые генераторы на новые. Тоже ведь обидно: потратились на первую фазу, ввели 10% мощностей, сотрудничая с Siemens и General Electric. Вопрос: а русские? Рыбинск где? Я понимаю, что там есть детские болезни, но мы же самолеты в конце концов запускаем. Не все сразу гладко идет, где-то что-то не работает, но это все решается только если есть задел, есть спрос. А если спроса нет, то это, конечно, не правильно. Поэтому я надеюсь, что скоро должно начаться возрождение российской энергетики, производство генераторов.

— Вернёмся к нашей кабельной отрасли. Что бы вы хотели пожелать именно нам, участникам отрасли, участникам промышленности? Что на ваш взгляд нам не хватает, и как нам стоит развиваться?

— Главное -  завершить последний бой по качеству и открыть возможность поставлять наш кабель за рубеж. У нас идут серьёзные дебаты, не все кабельщики меня поддерживают, но я предлагаю внедрить системы качества, которые сейчас существуют в Европе.

— То, чем говорил ваш коллега Писанный Андрей?

— Да, о чем он говорил на последнем совещании. Смысл следующий -  каждый кабель, каждая муфта, которая произведена, 10 лет лежит в базе данных завода. И если завод что-то «накосячил», что-то пошло не так, то любой потребитель, зайдя в интернет, способен найти и посмотреть, действительно ли этот завод выпускал, действительно ли такое качество, посмотреть всю номенклатуру. Мы должны понимать, что Европа уже перешла на подобные регламенты работы. Если мы хотим что-то экспортировать за рубеж, то мы либо это делаем и мы на рынке, либо мы это не делаем, но тогда наша участь незавидна.

И еще одно – хотел бы вам задать вопрос: как вы думаете, какая отрасль номер два в машиностроении Китая? Подскажу, номер один – это автомобилестроение.

— Я думаю станкостроение, нет?

— Номер два – это кабельная промышленность.

— Это круто!

— Это 44 миллиарда, это люди, которые действительно занимаются инфраструктурой. Наша отрасль не убогая, не маленькая, она большая и способна на многое. Другой вопрос, что мы от многих факторов зависим.  А должны быть инкорпорированы в структуры, в цепочки, которые делают оборудование для добычи меди, в цепочки, которые обеспечивают инфраструктуру, оборонку. Чем больше нас будет законченных цепочках, тем лучше будет для всей отрасли. И тогда мы тоже сможем сказать: у нас кабельная промышленность вторая после автомобилестроения.

— Будем надеяться, что это вопрос времени.

 

 

С 20 по 22 марта в Сокольниках проходила единственная в России выставка кабельно-проводниковой продукции — Cabex. На стенде генерального информационного партнера, портала RusCable.Ru, была организована мини-студия для съемок интервью с представителями отрасли. В этом году портал отошел от предыдущего формата коротких опросов с компаниями-участниками выставки, а беседы состоялись в более расширенном формате – каждому мы задали непростые вопросы, обсудили острые темы, касающиеся отдельно взятой компании. Мы спросили о том, о чем все хотят знать. Мы ценим ваше время, поэтому готовим исключительно полезную информацию в самом удобном формате.

03.04.2018 г.
395 просмотров
Обсуждение на форуме (9)

Дополнительная информация


Компания ТД "УНКОМТЕХ" Москва на RusCable.Ru
 
Игорь Степанович Шайнога на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно