Интервью

"Нам удалось сломить общее неверие"

2 ноября 2017 года, более 170 представителей производителей и дистрибьюторов кабельно-проводниковой продукции собрались на одном из ключевых отраслевых мероприятий этого года. Электротехническая ассоциация «Честная позиция», под эгидой проекта «Кабель без опасности» провела крупномасштабную конференцию, посвященную промежуточным итогам и результатам работы проекта, а также планам на будущее. Руководители, технические специалисты и эксперты промышленности представляли на мероприятии интересы 138 отечественных компаний, из которых: 54 – заводы-производители кабельно-проводниковой продукции, 46 – дистрибьюторы КПП. Конференцию посетили представители Росстандарта, Минпромторга и, впервые, Россетей. Журналист портала RusCable.RuАлександр Дементьев побывал на мероприятии, ознакомился с итогами и новыми направлениями работы проекта, а также побеседовал с руководителем и координатором «Кабеля без опасности» — Владимиром Кашкиным.

Владимир, прошло уже полтора года работы проекта. Что, по Вашему мнению, можно считать главным достижением?

— Когда мы только начинали работу по этому проекту, в промышленности ходили общие настроения, что: «ничего не исправить», «все как есть, так все и будет дальше». Но по факту мы получили положительный результат. Люди начали видеть свет в конце тоннеля. Прозрачность и внятность целого ряда механизмов и рычагов, их практическая польза, возымели свое действие. Нам удалось сломить общее неверие.

Сегодня, все предприятия рынка отмечают спад «усеченки». Крупные предприятия стали получать заказы на кабель из ПВХ-исполнения, этот рынок начал к ним возвращаться. Дистрибьюторы «Честной позиции» ввели жесткий входной контроль. Нарушения по ТПЖ снизились.

Проблем в промышленности еще очень много. К примеру, в Южном Федеральном округе ситуация сейчас по-настоящему пугающая. Но в центральной России, в Сибири, на Урале и Северо-Западе количество проблем существенно снизилось.


Пожалуй, одно из самых ключевых событий в работе проекта произошло совсем недавно. Это история с «заводом-призраком». Расскажите поподробнее, как получилось выйти на них и чем это обернулось.

— Эта ситуация до сих пор поражает своей наглостью и криминальным уровнем. Здесь сработала методика «тайный покупатель». Проверялось торговое предприятие (сеть) в Вологде и Череповце. Мы обратили внимание на них из-за несоответствия цены продукции, которая оказалась ниже стоимости материалов. Были произведены закупки кабеля с маркировкой завода «ВеллКаб», образцы переведены на испытания. Весь этот процесс закреплялся представителями региональных торгово-промышленных палат. По итогу, испытания обнаружили критические несоответствия в продукции, нарушения. Результаты испытаний были переданы в отделение Росстандарта по Северо-Западному округу.

Зная рынок, в котором мы работаем, название «ВеллКаб» оказалось нам незнакомым. Мы проверили сертификат и выявили, что он полностью поддельный. Сертификат не зарегистрирован в базе Федеральной службы по аккредитации; орган по сертификации, якобы выдавший этот документ, давно закрыт; ЕГРЮЛ предприятия не пробивается.

Совместно с администрацией Владимирской области и общественными организациями мы определили, что по адресу находится производственное предприятие. Связались с руководством, совместно выехали на адрес. Нам открыли все двери и мы сами убедились, что любые намеки на возможное производство кабеля на территории отсутствуют.
Следует отметить, что предприятие по адресу является режимным и туда просто так не попадешь. Очевидно, организаторы об этом знали и обратили это в свою пользу.

Сейчас мы ведем мониторинг. Ряд дистрибьюторов продолжают активно предлагать продукцию этого «завода», она продолжает циркулировать на рынке. Мы еще не знаем где она была фактически произведена. Какое-то предприятие, под видом левого завода, раскидывает этот контрафакт по рынку и распространяет реально опасную продукцию. Росстандарт сейчас производит проверку торговых точек. С прокуратурой согласована внеплановая проверка торговых сетей, где был обнаружен фальсификат. Они будут разматывать цепочку, выяснять откуда эта продукция поступила.

Планируете ли вы переводить это дело в уголовную плоскость?

— Здесь однозначно просматриваются признаки состава уголовного преступления, как минимум статья 238 УК РФ (производство опасной продукции). Здесь нарушены все мыслимые и немыслимые нормы: фальшивый сертификат, опасная продукция. Дальше оценку дадут компетентные нормы. Мы формируем обращение в органы МВД, сейчас — в отношении продавцов. На них лежит такая же тяжелая ответственность – они предоставили фальшивый сертификат. Планируем дальнейшие действия. Мы предупреждаем потребителей и дистрибьюторов от использования обозначенной продукции. При ее обнаружении — просим сообщать нам в проект, чтобы мы могли разобраться в этом деле до конца.

По Вашему мнению, является ли эта ситуация единичным случаем или подобное может быть распространено на рынке в других регионах?


— У нас имеется ряд обращений от представителей правоохранительных органов, что сейчас на территории России действует завод-производитель кабельной продукции, который, помимо того, что маркирует продукцию собственным названием, выпускает фальсифицированную продукцию с маркировкой 5-7 известных заводов. Мы оказываем содействие органам МВД в изобличении этих деятелей. Надеюсь, что в ближайший месяц какой-то результат мы покажем.

Отвечая на Ваш вопрос, нет, это не носит массовый характер. Но, как показывает наша практика и деятельность, это, к сожалению, имеет место быть. Здесь необходима предельная аккуратность всегда.

Скажите, Владимир, по вопросу взаимодействия проекта с госслужбами и ведомствами – есть ли какие-то крупные сдвиги в этом направлении? Повысилась ли скорость реагирования на ваши запросы?

— Конечно, когда мы только начали свою работу на рынке, алгоритмы взаимодействия либо совсем отсутствовали, либо существовали на минимальном уровне. Нам приходилось практически с нуля выходить на руководителей ведомств.
Если говорить про Росстандарт, то там мы нашли отклик достаточно быстро. В июле проект стартовал, а уже в августе мы заключили соглашение с центральным аппаратом Росстандарта. Оно предусматривает все механизмы взаимодействия, которые мы имеем сейчас. Здесь мы действуем исключительно в рамках правового поля. Понятно, что никто не имеет право что-либо приоритетно продвигать. В целом, внимание ведомств на должном уровне привлечено к нашей работе.

То же самое касается и области сертификации. Я вошел в общественный совет Федеральной службы по аккредитации и, по моей инициативе, мы, впервые в истории, сделали рабочую группу по оценке соответствия кабельной продукции. Привлекли в работу все наши предприятия-производители, наиболее ответственные органы по сертификации.

Все это вместе позволяет ускорять нашу работу. Нас знают, понимают. На сегодняшний день этот механизм еще требует отладки, но, как сегодня было сказано, на 18-ый год мы приняли серьезные решения в части увеличения количества проверок именно по линии Росстандарта. Под это будут выделяться бюджетные средства. Мы активно показываем ведомствам существующие проблемы на рынке, а они достаточно адекватно на это реагируют.

А что касательно работы по сертификатам? Насколько крупные проблемы существуют в этой области?

— Работу по сертификации и аккредитации мы взяли сравнительно недавно. Особенно плотно мы стали работать по этому направлению в 2017 году, когда уже было налажено межведомственное взаимодействие. На первом этапе работы, когда мы брали с рынка продукцию, к нам в руки попадало большое количество сертификатов. После оценки этих сертификатов, мы просто ужаснулись, потому что выяснилось, что порядка 70-80% сертификатов на рынке имеют те или иные нарушения в порядке оформления, несоответствия. Когда мы это поняли, то первым делом вывели это в публичную плоскость, сформировав обновляемый мониторинг сертификатов, аналогичный мониторингу продукции. На основании этого мониторинга, ряд предприятий провел полную ресертификацию своей продукции.

Сегодня на конференции было отдельно сказано, что большое количество импорта поступает в нашу страну при помощи каналов недобросовестной сертификации. Ведь каждая партия продукции, которая поступает по импорту, должна быть сертифицирована. Это требует от предприятий заявиться здесь в России органу по сертификации, специалисты органа должны выехать на предприятие и составить акт оценки производства. Кто это делает? Кто-то ездит у нас в Китай, во Францию, в Корею, в Германию?
Во-вторых, они должны провести полное испытание продукции, что представляет собой большие временные затраты, потому что на каждый вид испытаний есть свой норматив. И, когда мы видим, что один вид испытаний длится неделю, а сертификат на него был выдан за два дня – здесь очевидно нарушение.

На сегодняшний день, мы рассматриваем это направление, как один из методов регулирования: как для защиты нашего рынка, так и для борьбы с недобросовестными заводами. У нас имеется полное понимание с Федеральной службой по аккредитации, мы ведем ежесуточный мониторинг, моментально информируем ведомство при выявлении нарушений. Наша задача – добиться более автоматического режима, создать максимальный дискомфорт для недобросовестных органов по сертификации, а для добросовестных наладить взаимодействия с производителями. Результаты уже достаточно хорошие.

Следующим этапом — мы разрабатываем совместно с Росстандартом и Росаккредитацией общественное требование к заводам: добровольно отказаться от «бракованных» сертификатов, пройти ресертификацию. Если они этого не сделают, то мы будем вынуждены решать это не через методы саморегуляции, а через меры государственного надзора и все равно их к этому приведем.

Филиалы зарубежных компаний тоже подвергаются проверкам?

— Вы имеете ввиду именно продукцию?

— Да, продукцию.

— На данный момент мы не имеем большого опыта проверок импортной продукции, по одной простой причине – те дистрибьюторы, которые работают с нами в проекте, в основном, используют продукцию отечественных производителей. Также, закупка больших заводских поставок напрямую – достаточно тяжелое дело. Зачастую, продукция поступает напрямую по заказам, и мы не имеем возможности ее получить. Но в этой части у нас все же есть опыт.

Мы проверяли большую поставку на один из объектов МО, когда наши сербские коллеги поставили достаточно сложный в техническом исполнении кабель и с ним начались проблемы. Здесь сам заказчик работ, сам потребитель фактической продукции обратился к нашему проекту, и мы оказали ему все необходимое содействие. Провели все испытания, подготовили все юридические обоснования, помогли сформировать претензии. На сегодняшний день они предъявлены заводу изготовителю, идет возврат этой продукции, часть из которой даже была смонтирована. Работу с импортной продукцией мы ведем, обращаясь непосредственно к заказчикам, предлагая проверить то что им привозят неизвестно откуда.

Координационный совет проекта «Кабеля без опасности» состоит из представителей трех промышленных ассоциаций. Будет ли это аналогично для КС по ПВХ-материалам?

— Здесь ситуация будет такая, что те восемь компаний, которые мы собрали на первом этапе, они сформировали рабочую группу, которая фактически войдет составной частью в Координационный совет. Но, как КС в целом, так и эта рабочая группа в частности – они открыты для любых предприятий, это основной принцип работы нашего проекта: открытость и публичность. Поэтому уже имеется большой отклик и проявление интереса среди производителей пластикатов.

Считаете ли Вы что в рамках этого проекта по объединению производителей ПВХ, совместно с другими отраслевыми ассоциациями и союзами, возможно приступить к созданию единого стандарта для пластикатов?

— Ну, на мой взгляд, вопрос этот назрел давно. Понятно, что спустя время после создания последнего ГОСТа многие материалы в своем развитии шагнули далеко вперед. Здесь действительно много проблем. Я искренне надеюсь, что эта работа, помимо наведения порядка на рынке, позволит решить комплексные задачи. В том числе по актуализации ГОСТа. Он нужен, это правда. Но в этом вопросе должен быть особенный подход, который должен учесть интересы всех: и производителей КПП, и производителей материалов. Это большой труд, и он необходим. Надеюсь, что мы будем всеми силами этому способствовать.

Планируется ли в дальнейшем развитии деятельности проекта – работа с кабельным оборудованием, станками, линиями? В частности, их импортом?

— Задача проекта «Кабель без опасности» все-таки направлена чуть уже, на качественный и безопасный кабель на рынке. Честно скажу, так далеко мы не смотрели. Конечно, проблема переизбытка производственных мощностей в промышленности является ключевой. Это один из определяющих факторов, формирующих условия наличия фальсификата и контрафакта на рынке. Поэтому здесь меры регулирования определенно нужны, они тоже назревают, понимание этих задач есть.

Государство, на сегодняшний день, не хочет выступать в качестве регулятора рынка. У нас открытый рынок с достаточно низкой ценой входа в кабельный бизнес. Здесь есть некий дисбаланс. С одной стороны хорошо, что государство не ограничивает рынок. Но при этом должны быть все-таки внятные «правила игры». Здесь должны быть выработаны четкие приоритеты. Просто создать искусственный запрет на ввоз дешевого оборудования, на мой взгляд, слабое решение. Таким образом мы можем ограничить себя в техническом развитии. В случае узконаправленных видов производства, то, по-моему, здесь все же нужны ограничения и регулирование. Если говорить про рынок общего назначения, то методы саморегуляции и государственное регулирование должны быть выстроены таким образом, чтобы он был непривлекателен для людей низкой компетенции, проходимцев по-простому говоря. 

Складывается общее впечатление, что, все же, основная задача проекта уже достигнута – взаимопонимание, единая структура взаимодействия и дальнейших действий.

— Да, сейчас показателем для меня является большой отклик на сегодняшней конференции. Мы стараемся выводить всех в некое позитивное русло решения проблем. Основная задача – построить диалог внутри сообщества, сплотить людей. Это сделать не просто, а в тяжелых экономических условиях и повышенной рыночной конкурентности это втройне трудно. Мы проверяем и членов ассоциации, и членов «Честной позиции» — это открытая история, она специально задумана таким образом, чтобы ее нельзя было использовать для того чтобы кого-то угнетать. Люди видят, что никакого подвоха здесь нет, все публично и прозрачно, они начинают больше доверять. Уже наметился положительный вектор развития.  Даже те, кто год назад угрожал нам судами и физической расправой, сегодня одни из самых активных участников проекта.

Для нас большим показателем является то, что наш значок «Кабеля без опасности» стали использовать в целях маркетинга. Компании, размещая его на своих сайтах, документации и продукции повышают доверие потребителей, используя логотип как некий знак качества и надежности. Для нас важно, чтобы наша деятельность и символика стали неким фактором, который выделяет и выводит на другой уровень отношение к выпускаемой продукции участников нашего проекта.

Будет ли ассоциация в рамках проекта проводить расширенное заседание по итогам двух лет работы в апреле? Или собрания другого уровня?

— У нас планируется мероприятие в январе, обширные заседание Координационного совета регионального уровня в Санкт-Петербурге и в Краснодаре. В рамках региона будут приглашаться ведущие производители и дистрибьюторы субъекта, эксперты и представители. На заседаниях такого типа будет решаться проблематика региона в отдельности. Мы будем по-прежнему плотно работать в областях, в которых мы уже достигли успеха. Но в наступающем 2018 году мы хотим уделить особое внимание Южному федеральный округу, где сконцентрировано большое количество критических проблем.

02.11.2017 г.
Обсудить на форуме

Дополнительная информация


Владимир Викторович Кашкин на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно