Интервью

Инновации и команда – залог успеха в бизнесе!

В новом материале портала RusCable.Ru, генеральный директор издания Александр Гусев побеседовал с Андреем Писанным, исполнительным директором АО «УК «УНКОМТЕХ». Компания «УНКОМТЕХ» широко известна в электротехнической отрасли, как в России, так и за ее пределами, а заводы, входящие в ее состав, «Иркутсккабель» и «Кирскабель» являются флагманами кабельной промышленности. Продукция тандема предприятий высоко востребована в более чем 9 отраслях: энергетике, нефтегазовом секторе, машиностроении, оборонном комплексе, строительстве и многих других. Среди клиентов компании можно перечислить таких гигантов как «Газпром», «Лукойл», «Транснефть», «Северсталь», «ФСК ЕЭС», Холдинг «МРСК», «Росатом» и «РЖД».

В 2019 году ТД «УНКОМТЕХ» отмечает 26 лет со дня основания. За эти годы компания прошла период стремительного развития, постоянно подкрепляемого новыми разработками, внедрением передовых технологий производства, расширением номенклатурного ряда, а также представительств и региональных филиалов по всей России. Сегодня, более 20 отделений компании реализуют более 100 000 маркоразмеров кабелей и проводов различного назначения: кабели силовые в БПИ и ПВХ изоляции, с изоляцией из СПЭ на среднее и высокое напряжение, контрольные кабели, монтажные кабели, провода для воздушных линий электропередач, кабели с этиленпропиленовой изоляцией и другие.

В эксклюзивном интервью, Андрей Валерьевич рассказал о многих подробностях, сложностях, вызовах, успехах и достижениях в работе компании и ее заводов, а также в кабельной промышленности в целом.

 

— Андрей Валерьевич, давайте начнем интервью с Вашей истории. Наш портал и компанию «УНКОМТЕХ» уже многие годы связывают узы не просто эффективного сотрудничества, а настоящей дружбы. В отрасли о компании «УНКОМТЕХ» и именитых, передовых заводах, входящих в ее состав: «Иркутсккабель» и «Кирскабель» – знают все. Так же, как и многие не понаслышке знают Вас и о тех достижениях, успехах, которые принесла Ваша профессиональная деятельность, предлагаю начать наш разговор с самых истоков. Расскажите, как Вы стали работать в кабельной промышленности?

— Здесь необходимо будет вернуться назад, еще в 1990-е годы. Тогда мы – студенты, вошли в этот бизнес, начав торговлю кабельной, электротехнической продукцией на основе коммерческой структуры. Тогда я как раз получал инженерное образование физика-экспериментатора в Московском физико-техническом институте (МФТИ).

— Сколько эта деятельность продлилась?

— Она длится до сих пор. Правда, уже давно переросла в область производственно-коммерческой.

— Тогда вы посмотрели в сторону собственного производства. И каким именно оно было?

— «Иркутсккабель», «Кирскабель». Работа с этими заводами была определена нами сразу.

— У вас получилось еще на ранних порах определить вектор развития и успешно его реализовать, сегодня заводы и холдинговая компания являются ведущими представителями кабельной промышленности России.

Мы узнали с чего все начиналось, а теперь давайте обратимся к тому – к чему удалось прийти. Недавно произошло очень значимое событие: 21 марта было официально объявлено широкой публике о том, что кабельная система 500 кВ с кабелем с изоляцией из СПЭ производства «Кирскабель» прошла предквалификационные испытания по требованиям ГОСТ 620067-2011. Какое влияние это событие может оказать на российский рынок в целом? Можно ли назвать это открытием новой вехи в нашей истории? И самое главное – есть ли потребитель на российском рынке на сегодняшний день?

— Для начала скажу, что, несмотря на все сложности, рынок для этой продукции в России мы видим, он есть здесь и сейчас. Понятно, что на данный момент он занят импортом. Но, несмотря на это, на различные заявления наших коллег-конкурентов касательно успешности их проектов сверхвысоковольтного кабеля 500 кВ, мы продвинулись гораздо дальше. Мы провели испытания и уже готовы выйти с этим кабелем на рынок.

Считаю, что если подходить к этому вопросу с учетом всех прокламаций государственного аппарата относительно громкого проекта импортозамещения, с учетом инвестиций в инфраструктуру – то этого рынка хватит не только нам. А в будущем он станет еще интереснее.

— Какие сложности у данного направления есть в данный момент?

— Я бы не назвал это сложностью, скорее серьезным вызовом. Нужно понимать, что с кабелем на 500 кВ  рынок немного другой, специфический, со своими определенными рисками. Он требует особого подхода к клиенту. Это не просто поставка кабеля, это поставка электроэнергии –кабельной системы в целом. Что означает, что мы должны быть готовы к инженерному продвижению.

— Очень надеюсь, что наши отечественные потребители в первую очередь обратят внимание на российский продукт, соответствующий всем критериям качества мировых стандартов.

Мы заговорили о рабочей кабельной системе в целом, то мы не можем не спросить о муфтах на такой ответственный продукт. С кем вы сотрудничали по данному вопросу?

— Испытания проходили c муфтами производства компаний Pfisterer и NKT, наших западных коллег.

— Когда Pfisterer открыл локализованное производство в России в Казани, предполагалось, что со временем они начнут производить в том числе и этот продукт – муфты на 500 кВ. Однако, сегодня мы видим, что Pfisterer Rus ушел из России, и сама организация находится в данный момент времени в состоянии банкрота. Сразу возникает вопрос: как это повлияло на ваше сотрудничество, есть ли у вас предложения от других компаний?

— Мы были бы рады услышать подобные предложения со стороны русских производителей муфт. Но увы. Вообще, изначально мы не создавали проект с четкой ассоциацией по сотрудничеству с определенным производителем муфт. Хотя бы потому, что серьезных предложений по этому вопросу мы не получали. Ситуация с Pfisterer Rus нас волнует не очень сильно, так как мы сотрудничали напрямую с европейскими коллегами и муфты производились именно там. Тем не менее, мы с энтузиазмом ждем появления российского производителя в этом сегменте.

— Насколько мне известно, работы в этом направлении уже ведутся.

— Ведутся. Но кабельная система на 500 кВ – это очень серьезный продукт, высокотехнологичный.  Мы будем наблюдать за развитием этого производства в России и если увидим то, что будет нас удовлетворять, сотрудничество возможно.

— Впервые о разработке и начале организации производства высоковольтного кабеля нового поколения публика услышала еще в 2016 году, когда стало известно о том, что завод «Кирскабель» совместно с Минпромторгом приступил к реализации проекта «Разработка и организация серийного производства нового поколения высоковольтных кабелей на напряжение до 550 кВ». Это событие показало интерес государства к отечественной кабельной продукции данного сегмента, возможно даже его готовность к продвижению продукции в рамках импортозамещения и обеспечение ее рынком. Какая помощь была получена вами и оказалась ли она по настоящему полезной?

— В данном проекте мы воспользовались государственной субсидией. С моей точки зрения это был очень серьезный, очень смелый шаг с нашей стороны. Ведь взаимодействие с государством по финансовым вопросам – это очень непростой процесс. Государство в подобном сотрудничестве имеет определенные контрольные функции, требует отчетность. К этому должны быть подготовлены все, менеджеры должны быть готовы отвечать на все вопросы и предоставлять всю необходимую информацию быстро и четко.

Не каждый завод к этому подготовлен. Это подтверждает высокий профессионализм вашей команды в целом.

— Мы провели большую работу, поэтому и пошли на это. Сотрудничество, на данный момент, нас вполне удовлетворяет. Конечно, можно сказать, что государство должно поддерживать импортозамещение и оказывать более ощутимые меры поддержки. Но, с другой стороны, надо понимать, что декларации декларациями, а реальность немного другая. Поэтому, несмотря на все это, я думаю, что когда наш потребитель увидит, что получает абсолютно конкурентоспособный продукт, то и без всякой помощи государства мы сможем его успешно продавать. Но да, хотелось бы увидеть более активную роль государства в этом процессе.

— Возьмем глобальнее, отходя от конкретного продукта. Ваши предприятия, по сути градообразующие, являются частью экономики на разных уровнях государства, как на региональном, так и федеральном. Вы несете огромную социальную ответственность, обеспечивая работой сотни людей. Как Вы считаете, какой реальной, ощутимой поддержки не хватает? Может быть более активное участие государства в вопросах экспорта?

— Государство выполняет свои функции, частный бизнес - свои. Для нас самое важное со стороны государства – это ясность и неизменность правил. Периодически государство действительно декларирует и пытается продвигать какие-то формы поддержки. Это бывает на разных уровнях: областном, региональном, федеральном. На федеральном мы интересовались возможностью поддержки экспорта, это ведь замечательная инициатива. Но здесь хочу сказать только одно. Когда я не понимаю, получим мы эту субсидию или не получим, очень тяжело строить долгосрочную стратегию. Считаю, что субсидия имеет смысл только тогда, когда она закладывается в экономику конкретного экспортного продукта, чтобы занять определенные рынки.

Мы находимся очень далеко от границы, у нас достаточно большие транспортные плечи, поэтому, если мы говорим про субсидии по транспорту, то это нам может помочь. Но нам нужны неизменные правила игры. Либо нам выделяют эту субсидию, либо не выделяют, и я строю свой бизнес на четких основаниях. А в ситуации неопределенности очень сложно что-либо просчитывать и продавать продукт на внешних рынках.

— А успешные экспортные проекты в вашем портфеле были реализованы исключительно силами сотрудников компании, которые прорабатывают все эти вопросы с разными странами?

— Да.

— Работаете ли вы с торговыми представительствами?

— К сожалению, здесь мы не видим активной работы со стороны государства, тех же торговых представительств. Давай посмотрим правде в глаза, что экспорт кабеля – это не совсем обычная история. Это как хлеб. Мы знаем, что зерно экспортируется, а хлеб не экспортируется, он делается на месте. И только эксклюзивные сорта хлеба – может быть, в «Азбуке вкуса» какая-нибудь чиабатта завозится из-за границы. И то вряд ли, скорее она выпекается прямо в магазинах.

То же самое касается и кабеля. Очень эксклюзивные марки, уникальные нишевые продукты еще могут хорошо экспортироваться, но их успехи краткосрочны. Медь и алюминий экспортируются, пластикаты экспортируются. А вот кабель – в очень небольших объемах. Нам, как низкомаржинальному бизнесу продвигать наш товар на внешних рынках принципиально тяжело, иногда просто невозможно – ведь нужно вкладывать очень крупные ресурсы. Конечно, было бы хорошо увидеть более ощутимую работу торговых представительств. Но пока что, мы ее не видим.

— Вернемся к внутреннему рынку и вопросам производства. На мой взгляд, «УНКОМТЕХ» является очень высокотехнологичной компанией и славится своей продукцией в этих областях. Планируется ли вами расширение номенклатуры по специальным видам кабеля? Больше всего интересует вопрос арктического кабеля, ввиду общеизвестного тренда.

— Расширение конечно же планируется. Для Арктики у нас имеются линейки кабеля со специальными параметрами морозоустойчивости до -80 °C. Это конечно замечательно. Но касательно Арктики есть ряд вопросов, которые я хочу задать: где можно увидеть программу развития, государственного заказчика, в конце концов, где рынок?

— Пока его нет.

— Вот поэтому, когда мы увидим, что рынок есть, что есть адекватные сроки окупаемости, то конечно же мы выйдем на него. Нам, как частному бизнесу, интересно наличие спроса.

— В свое время, я тоже проработал технологом на одном из кабельных производств, и помню, что некоторые цеха на нашем предприятии были дотационными, а некоторые приносили основную прибыль. Знаю, что у вас есть производство в нескольких, почти эксклюзивных сегментах. Усредняете ли вы?

— Мы ничего не усредняем. Мы смотрим на маржинальность всех продуктов, которая, естественно  везде положительная. Бо́льшую маржинальность приносит высокотехнологичная продукция, меньшую – менее технологичная. Все достаточно просто.  

Конечно, мы видим, что в последние несколько лет отдельные секторы энергетики находятся в стагнации. Среднее напряжение, СИП – все это в целом низкомаржинально, но приносящее маржу нам, поэтому мы в этих секторах работаем тоже.

— Вы один из крупнейших, если не крупнейший, игрок на рынке СИП в России. У многих потребителей уже возникла ассоциация, если говорим «СИП», имеем ввиду «УНКОМТЕХ». Это сложилось в силу многих причин. Насколько высока конкуренция на этом рынке?

— Я не буду драматизировать. Определенная конкуренция, проблемы есть, но они не столь критичны. И повторюсь, при всем уважении к рынку СИП, наша стратегия – это высокотехнологичные виды продукции. Там, где есть маржа, где есть нишевые продукты, где есть серьезная работа с проектировщиками. Для СИП важны объемы, их у нас получается продавать, имея агрегированную маржу.

— Какой сегмент кабельного рынка вы считаете наиболее интересным?

— У нас хорошие отношения с атомной отраслью, мы производим в этом секторе интересную инновационную продукцию и видим перспективы.

В свое время, на слуху у всех была тема кабеля постоянного тока. Вы одни из тех, кто в этом активно участвовали. Что с ней случилось?

— Она утихла, скажем так. Вопрос рынка, вопрос заказчика. Вы в курсе, что происходит сейчас по линии «ФСК ЕЭС». Мы ждем каких-то подвижек.

— Учитывая, что вы, Андрей Валерьевич, являетесь стратегом, а также осуществляете практически операционное управление всей деятельностью компании «УНКОМТЕХ», участвуя во многих процессах, хочу спросить: существует ли разница в управлении двумя заводами: «Кирскабель» или «Иркутсккабель»? Есть ли определенная специфика в управлении двумя производствами, либо у вас существует единая система?

— Специфика конечно есть, потому что исторически заводы разные. Есть сложившиеся технологические нюансы, разное оборудование, разные подходы со стороны инженеров. Мы разрабатываем единую IT-систему, которая показывает нам, что происходит на заводах,  помогает сравнивать один завод с другим, находить лучшие практики и применять их на одном или на другом производстве, повышать общую эффективность.

Сейчас у нас функционирует единая информационная система, которая позволяет нам смотреть на работу заводов под одним углом. А мы стремимся к унификации. Мы имеем единые справочники, подходы к менеджменту, HR, мотивации персонала. Но необходимо прорабатывать нюансы. Отмечу, что это не более чем нюансы.

— Мы косвенно затронули тему ERP-системы. Насколько я в курсе, «УНКОМТЕХ» – холдинг, который почти внедрил систему 4.0, в полном понимании этого термина.

— Я бы не стал так громко заявлять, уточню, что скорее элементы 4.0. Но они у нас действительно внедрены, и я могу с гордостью сказать, что это да, это так. Что такое цифровизация, как сейчас модно выражаться? Что такое система ERP для меня? Это полная прозрачность всех процессов. То есть, фактически каждый день и каждый час со своего рабочего места я могу наблюдать, что происходит с продуктом, с оборудованием, вплоть до отдельных машин. Я вижу необходимость ремонтов, понимаю, что сегодня делает та или иная машина, что происходит с персоналом, эксплуатирующим оборудование. И самое главное - мои менеджеры знают, что в любой момент времени я могу с них спросить. Необходимо иметь полную прозрачность и понимание всех процессов от начала до конца. Считаю это очень важным для оптимизации производственных процессов, что в свою очередь приносит увеличение прибыли. Естественно, наша информационная система охватывает всю  цепочку поставок - от материалов через производство до потребителя.

— Очень интересно будет увидеть, как заработает концепция Индустрии 4.0 в полную силу. А пока перейдем к другим вопросам. Скажите, 2018 год был успешным для кабельной промышленности? В сравнении с 2017 годом.

— Кабельный бизнес- есть функция  экономики. Существующая стагнации влияет на всех, в том числе и на нашу промышленность. И не надо забывать, что мы растем чуть быстрее, чем ВВП, падаем тоже чуть быстрее, чем ВВП. Если мы вспомним, какой у нас ВВП сейчас, то увидим что он не высокий. Есть почти трагичная ситуация по голым проводам. Данные Ассоциации показывают, что где-то ситуация чуть лучше, где-то чуть хуже. Но могу сказать, что спасают нишевые продукты.

— Можете озвучить примерные цифры по переработке меди, алюминия в 2018 году?

— Мне не нравится любовь кабельщиков к цифрам по переработке меди и алюминия. Вы можете посмотреть их в открытых источниках. Меня же интересуют цифры прибыли. В первую очередь.

— Не могу не задать вопрос про инновационный алюминиевый сплав восьмой серии. Насколько вы внедрили его в производство? Какие у вас впечатления по работе с ним, результаты?

— Здесь все очень просто, опять всё упирается в одну вещь – рынок, спрос, и кто этот спрос будет образовывать. Это то, что мы обсуждаем с нашими  друзьями-алюминщиками. Давайте вспомним, как мы внедряли СИПы, вплоть до монтажного инструмента, объясняли монтажникам все детали и нюансы. Я уже не говорю про аксессуары, технологические карты всего этого. Кто пойдет и продаст квартиру, начинённую проводами из сплава и всеми соответствующими аксессуарами? Кто это сделает? Когда мы получим ответ на этот вопрос, тогда произойдёт какая-то подвижка.

— Некоторые строительные компании уже полностью оснащают свои дома. Уже есть несколько домов с проводкой из алюминиевого сплава.

—  Несколько домов это уже целый рынок (смеется).

— А вам интересен бытовой рынок? Ведь там наметилась определенная динамика в связи с реновацией.

— Я вам скажу честно, смотря на реновацию с точки зрения рынка, надо понимать, что для нас в общем объеме реновация – это небольшой драйвер московского рынка. Чтобы это стало драйвером для кабельной промышленности, реновацию надо делать в масштабах страны. Тогда мы увидим с вами что-то интересное. Московское общегражданское строительство  — это конечно рынок, но рынок низкомаржинальной продукции. Да и в сравнении со всем кабельным рынком там очень небольшие объемы.

— Да уж. К сожалению, можно отметить уже то, что один кабельный производитель, гигант мирового уровня, имеет валовую выручку больше, чем вся наша кабельная промышленность вместе взятая.

— Гораздо больше, если мы говорим про Prysmian. С учетом General Cable они имеют больше 10 млрд.

— Ну, не будем о грустном. Хотя следующий вопрос тоже не будет особо радужным. Учитывая высокое качество продукции холдинга «УНКОМТЕХ», вы ставите высокие требования на поставляемые материалы. Как часто вы сталкивались с тем, что заявленные характеристики не совпадают с реальными?

— Проблема заключается в том, что в России нет стабильности по качеству в принципе, нет малотоннажного производства полимеров. Сейчас мы знаем, что если хотим получить качественный пластикат для высоковольтного кабеля, то должны идти к Dow, Borealis. Для того чтобы производить подобное на похожем уровне – нужно иметь серьезную культуру производства, большой опыт работы. И это ведь тоже может быть, только опять – нужен стабильный рынок. Только потому, что у определённого количества кабельщиков есть такие пожелания не значит, что производитель мирового класса может появиться в России из ниоткуда. Сначала он должен получить этот рынок и пройти долгий путь развития.

— Кстати говоря про спрос. Совсем недавно ведь был проведен тот самый энергомост с китайским кабелем. Это было неожиданное событие для рынка. Ведь уже были поставщики, с которыми существовали определенные договоренности, но которые вдруг отказались ввиду разных причин. В стратегически важном для страны проекте мы оказались в зависимости от зарубежных поставщиков. Каково ваше мнение, должна ли иметь Россия собственное производство подводного кабеля подобного назначения?

— А какие стратегические проекты у нас намечаются? И намечаются ли? Что мы собираемся осваивать, как? Что мы хотим? Либо у нас будет рынок, либо мы будем закрываться китайскими производителями. Мы изучали ситуацию по шланговым кабелям и вставал всегда вопрос – кто будет заказчиком, генеральным конструктором платформ, кто может ответить нам – что будет необходимо и сколько? По 500 кВ мы видим рынок, он есть. Поэтому мы пошли по нему, непростым и сложным путем, но пошли и добились результатов.

— «УНКОМТЕХ» принимает активное участие в работе общественных организаций, которые занимаются борьбой с контрафактной и фальсифицированной продукцией. Вы когда-нибудь сталкивались с подделкой своей продукции?

— Нет. Уточню, что контрафакт – это классическая подделка, counterfeit. Мы сталкиваемся с фальсификацией – когда параметры продукта не соответствуют оригинальным. Это является проблемой, да.

— Прошло уже несколько лет с момента начала активной борьбы, по крайней мере на уровне бытового кабеля, а сейчас уже переходит в более серьёзный сегмент. Разница чувствуется? Сказывается ли она на продажах?

— Да, разница чувствуется и ощущается на уровне продаж. Не сказать, что всё расцвело, но я могу сказать одну очень принципиальную, с моей точки зрения, вещь, что все-таки выгодоприобретатель этого процесса – это прежде всего крупные заводы, которые реально рискуют своим брендом.

— В разные времена, еще задолго до появления «Кабеля без опасности», часто бывали случаи, когда достаточно крупные, серьезные и именитые производители кабельной продукции серьезно грешили, занижали геометрию продукции. Занимаются ли этим сейчас?

— На самом деле ситуация очень простая – людям надо выживать. Проблема в том, что кабельное производство низкомаржинальное. Исторически это зрелый бизнес (mature business). Иногда производителю надо отдавать кредиты, они покупают оборудование, просчитывают какие-то вещи. И начинается гонка, которую мы постоянно наблюдали. Я не хочу сказать, что я кого-то понимаю. Но стратегия такая, что самое важное - это работать с производителем с точки зрения независимого контроля. Одновременно работать и с потребителем, которому нужно объяснять все риски и проблемы, разговаривать с инженерами и прорабами.

— А кому это надо разговаривать? Вы имеете ввиду государство? Или наш рынок должен сам организовываться?

— Здесь важно взаимодействие бизнеса и государства. Если мы посмотрим, что происходит в европейской практике сейчас (что я очень советую сделать), то увидим новые системы контроля, сертификации. Там государство задает определенные тренды, позиции. Оно следит. Контролирует и исполняет наказания. Потому что фальсифицированная продукция подвергает опасности людей. И люди должны это понимать – знать сколько пожаров произошло из-за кабеля. Надо работать с потребителем, производителем, проводить независимый контроль. Глаза боятся, но руки делают. Надо просто делать.

— В марте 2018 года, представители «УНКОМТЕХ» приняли участие в техническом семинаре энергетиков в Ханое, Вьетнам. По итогам мероприятия было рассказано о наличии хороших перспектив для группы компаний, как в атомной энергетике Вьетнама, так и в электроэнергетическом комплексе страны в целом. Считается ли целесообразным использование государства в таких локальных проектах экспорта, как Вьетнам, Индия?

— Для нас, без участия государства — это практически невозможно, потому что мы низкомаржинальные. Мне даже людей отправить в командировку – а это далеко в Ханой, – это тоже стоит денег, с абсолютно непонятными мне перспективами, с серьёзнейшей конкуренцией. Потому что рядом, если мы посмотрим, заводы Prysmian, Nexans.

— То есть, по сути, вы рискуете за свой счет для того, чтобы продвинуть отечественный продукт?

— Да. И это очень тяжело. Фактически это невозможно в рамках наших локальных бизнесов. Мы не построили ни одного глобального бизнеса, хотя были попытки, но у нас так и не получилось. Поэтому мы не питаем иллюзий.

— В октябре 2018 года, вы принимали участие в одном из крупнейших мировых событий в кабельной промышленности – 28 ежегодном конгрессе Международной федерации производителей кабеля. В рамках мероприятия было официально объявлено о Вашем избрании в члены Совета федерации от России. Расскажите, какие возможности представляет ваша позиция для интересов российских кабельщиков и для вас в целом?

На самом деле я представляю интересы не только России, но и коллег - участников федерации из Украины и Белоруссии. В свое время, когда мы начинали, то использовали эту площадку для контактов с General Cable, с Prysmian,Furukawa.  Это, пожалуй, единственная возможность общения с  CEO крупнейших кабельных компаний мира.

 Также для нас важно понимать тренды мирового кабельного рынка и насколько эти тенденции актуальны для России. Причем ситуация меняется достаточно быстро. Несколько лет актуальной  темой среди кабельщиков были Smart Grids.  Но оказалось, что вопросы экономики и вопросы безопасности являются естественным тормозом для развития подобных сетей.

Последние два года дискуссии разворачиваются вокруг двух трендов. Первый - это автомобили с электрическим и гибридным двигателем. Развитие автомобильной отрасли в этом направлении становится  драйвером для производства медных проводов для такого типа автомобилей. Вторая тенденция - это Интернет вещей, ставший абсолютной реальностью, умные города, Big Data, беспилотные автомобили. Для всего этого нужны сети пятого поколения. Именно на этих тенденциях кабельщики пытаются заработать деньги сегодня.

— Если говорить об этих структурах по образу и подобию СИГРЭ, куда приходят специалисты, рассказывают о новых продуктах, тенденциях. Как часто за вашу рабочую практику это удавалось внедрить?

— Надо понимать, что инновации иногда витают в воздухе. Это может быть и оттуда, и отсюда. И здесь главное – создать у себя в мозгу это инновационное пространство, послушав, поняв, применив это к текущему рынку, уловив тренды на этом рынке.

— То есть, по сути, вы сами создаете для себя работу? Вы смотрите сначала, придумываете, адаптируете, и пытаетесь это уже продвинуть?

— Да, естественно. Вся суть в том, что надо заработать. А это значит уделять особое внимание нишевым продуктам, вопрос того, куда движется мир, что он делает. Много было разговоров про подводный кабель, шланговые кабели.

— Есть мнение, что в российском кабельном бизнесе, после того как он стал свободным в 1990-х, когда перестали существовать госзаказы и распределение по регионам, сложилась тенденция, в которой один придумывает, а остальные за этим бегают, пытаясь копировать, освоить.

— Это нормально. Почему только кабельный рынок? Это везде. Так обстоит дело в бизнесе. Иногда лучше быть вторым, чем первым, потому что первым быть сложнее, риски больше. Можно вторым запрыгнуть. Но это везде так. Всегда есть жизненный цикл продукта. Люди видят успех, маржу, значит они тоже идут туда. Они идут в банк, получают деньги, покупают оборудование и делают. Вспомним все наши знаменитые пузыри по оптике. Это же абсолютно классическая история, когда люди увидели, что есть бум, и решили вложиться. Люди видят, что есть успех и очевидная прибыль, что в это уже можно заходить, вторым, третьим. Они все пытаются идти в это направление. Поэтому, мы стараемся идти туда, куда идет далеко не каждый. Это очень сложно.

— Мы подходим к завершению нашего интервью. Я бы хотел задать вопрос относительно людей. Это молодое поколение. Обновление кадров, новые люди, которые вчера еще были детьми, потом студентами, потом приходят в нашу отрасль. Что бы вы могли посоветовать им, чтобы они не повторяли наших ошибок, знали, как им правильно развиваться, на что делать акценты, и чем заниматься, и стоит ли вообще этим заниматься?

Что я могу сказать? Кабельная отрасль видится, наверное, со стороны местом, где зарабатывать сложно, с одной стороны. С другой стороны, и с моей точки зрения, если мы говорим о конкуренции здесь для умных молодых людей, для способного коммерсанта она не столь высока, как в других, возможно, высокомаржинальных бизнесах. Поэтому, как ни странно, «УНКОМТЕХ» – доказательство того, что здесь можно сделать очень неплохую карьеру и зарабатывать достаточно хорошие деньги, закончив Московский энергетический институт.

— У вас очень небольшая текучка.

— Да. Все мы вышли из «семейных» компаний. В этом наш плюс и наш минус. Поэтому мы стараемся, с одной стороны, все-таки быть большой компанией с правильными стандартами, с другой стороны, сохранить какие-то семейные вещи. Мы говорим всегда открыто. Я абсолютно доступен для любого человека в компании. Ко мне попасть несложно. Это большое преимущество в этом бизнесе. «УНКОМТЕХ» – это место, где можно построить карьеру, где можно заработать деньги. Не гигантские, но нормальные, хорошие деньги для молодого человека. Потому что здесь небольшая конкуренция. Потому что мы даем возможность.

— И заключительный вопрос, какой вы видите роль, которую портал RusCable.Ru играет в жизни кабельного сообщества?

— На самом деле, скажу честно, я RusCable.Ru открываю каждый день. Это площадка для обсуждения, это площадка для обмена мнениями, это площадка информационная. И она на самом деле единственная, у нас нет никаких альтернатив. Я вижу, что команда старается, идет по верному вектору развития, поднимает серьезные вопросы, влияет на самосознание потребителей и производителей. Желаю только того, чтобы на самом портале почаще поднимались, зарождались и решались вопросы разных категорий, прирастала публика разных секторов промышленности, не только производители и сбыт, но и потребители.

— Спасибо. Будем стараться! Большое спасибо вам за интервью.

— Спасибо! Было очень интересно пообщаться. Удачи Вам!

 

29.04.2019 г.
1261 просмотр
Обсуждение на форуме (5)

Дополнительная информация


Компания ТД "УНКОМТЕХ" Москва на RusCable.Ru
 
Андрей Валерьевич Писанный на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно