Интервью

Продукция компании «Квин»

В гостях у Эхо Москвы.Пермь сегодня, 26 апреля 2013 года, представители компании «Квин». Они смело утверждают, что любому застройщику вне зависимости от грандиозности планов, стоит посетить сайт компании, изучить ее продукцию, цены. У меня в студии Александр Щербина, представляющий подразделение компании, Пермский завод профнастила.

Александр Щербина: Добрый день.

Михаил Захаров, Кабельный сервисный центр.

Михаил Захаров: Здравствуйте.

Антон Козунин, руководитель металлоцентра компании «Квин».

Антон Козунин: Добрый день.

Друзья, у нас в регионе не так много предприятий, которые могут сказать, что являются предприятиями с 20-летней историей. Бурными были эти 20 лет. Тем не менее, компания «Квин» сама о себе заявляет: «Нам 20 лет!» Так я прочитал на сайте, что в 1993 году вы начали деятельность. Кто может кратко, буквально в минутку историю рассказать?

Александр Щербина: Еще раз поблагодарю, что вы пригласили нашу компанию к себе в гости. Если рассказывать о нашей компании, то стоит все-таки вспомнить прошлое, что было 20 лет назад. 20 лет назад наша компания – это всего одна комната, трое сотрудников и огромное желание достичь каких-то результатов. А сейчас компания «Квин» - это и крупнейший производитель профнастила, и один из крупнейших российских поставщиков кабельной продукции, и крупный металлотрейдер. Если резюмировать, то по итогам 2012 года все наши направления достигли отметки в 5,5 миллиардов рублей. Все-таки, по нашему мнению, это большая сумма. На сегодняшний день в компании трудятся больше 400 сотрудников, и их число с каждым днем растет.

По количеству сотрудников, я не знаю, сколько налогов платили те трое, которые занимали одну комнату, но количество сотрудников – в 100 раз есть рост. Я так понимаю, Саша, вы руководите направлением, которое вызывает наибольшее уважение, это собственное производство. Не так много сейчас предприятий заявляет – я производитель, я произвожу, более того, делаю это здесь, у нас, в Пермском крае. Одно из наших направлений – Пермский завод профнастила. Опять же кратко, по сути вашего производства и паре отличительных моментов.

Александр Щербина: Можно сказать, что нашему производству 8 лет. Когда мы начинали, у нас был всего один стан, сейчас их более 10. Так шутим, вспоминаем историю, что 8 лет мы назывались Пермский завод профнастила и как-то не были готовы к этому названию. А сейчас мы гордо заявляем, что действительно, мы завод, у нас столько станов, такие объемы, мы занимаем более половины рынка профнастила, изготавливаем профнастил, металлочерепицу. Думаю, многие слушатели или их знакомые приобретали у нас. Если пройтись по нашим плюсам – качество, качество и еще раз качество. Только импортное оборудование, только хорошее сырье. Никакого Китая, который, к сожалению, в наши дни заполонил рынки.

Даже яйца китайские появились, говорят, что уж говорить о профнастиле. А все-таки, когда выбираешь, смотришь… Понятно, если ты впервые сталкиваешься с профнастилом, выбирая себе будущий кровельный материал, ты будешь смотреть, не знаю, на стоимость квадратного метра. Может быть, кто-то отдельно посмотрит на толщину листа. На что надо обращать внимание?

Александр Щербина: В первую очередь обращайтесь в компании, которым вы доверяете.

Окей, 20 лет истории – здесь, допустим, аргумент, соглашусь.

Александр Щербина: Нет, еще есть какие-то подноготные моменты, когда некоторые компании не указывают толщину в накладных. При этом на словах говорят – у нас 0,7 толщина. Приходит профнастил, толщины нет, написано – «профнастил, 20 квадратных метров». Ничего им не скажешь, ничего нельзя доказать. 

То, что тебе в телефон сказали…

Александр Щербина: Да, что там будет отличная толщина. Затем обращайте внимание на оборудование, еще раз подчеркиваю, которым обладают, и на профессионализм менеджеров. В частности, мы, например, можем предложить бесплатный компьютерный расчет кровель, минимизировать издержки любого обратившегося к нам. Конечно, изготовление в размер – это самое главное, обладать не только складом, но и изготавливать. Тем самым порядка 20% экономия любому гарантирована.

Это вы имеете в виду, когда понимаешь, что тебе нужно не 6 метров длины…

Александр Щербина: А 5,7 или 5,4. Любая длина до 12 метров у нас выполнима.

Чем ее вывозить, только крупным панелевозом?

Александр Щербина: Да.

Мы говорим – начало строительного сезона. Он уже, ведь по-честному, начался. Миллион квадратных метров жилья потребовал Виктор Басаргин от застройщиков сдать. Виктор Суетин у нас в эфире, другие руководители крупных компаний в других СМИ, аналитики говорят, что все, приступили так или иначе застройщики собирать все свои мощности, может быть, земельные участки. Если они все сейчас кинутся все строить, а мне надо перекрыть крышу на даче, насколько важно здесь заранее планировать? Насколько вы можете быть гибкими к увеличившемуся заказу? Весь зеленый профнастил куплен, а мне нужен кровь из носу зеленый.

Александр Щербина: Бояться этого не нужно. Да, конечно, лето, начало сезона, июль-август-сентябрь, конечно, пики. Но мы, в частности, работаем и грузим круглосуточно, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю наша фирма открыта.

24 на 7 – обычно пишут сейчас в связи с законом об алкоголе. Алкогольных магазинов не осталось, строительные компании у нас работают 24 на 7.

Александр Щербина: Да, если говорить об объемах, то до 3 тысяч тонн в месяц переработка только листового металла. Если перевести это на бытовой язык, то порядка 150 домов ежедневно у нас люди комплектуют.

150 крыш домов.

Александр Щербина: Да, закрывается ежедневно именно нашим материалом. Мы горды этим.

150 крыш – это вами так посчитано, потому что кто-то берет профнастил на заборы, возможно…

Александр Щербина: Да, 150 объектов ежедневно комплектуется нашими…

Отлично. Я позволю себе ввести в диалог других коллег. Михаил, Кабельный сервисный центр. Здесь, в отличие от Александра Щербины, вы сами не производите кабеля, дилеры в чистом виде. «Квин» - это дилер кабеля. Вы говорите «мы очень крупные, мощные, не только на Пермский край работаем», но вы их не делаете. В России несколько десятков заводов. Если мне нужен кабель, ведь неважно, что я делаю, лодочный гараж или 10-этажный дом, мне называют толщину, сопротивление, длину. Я взял, зашел на сайт завода, купил. Вы мне зачем нужны и интересны?

Михаил Захаров: Да, вы абсолютно правы. Мы крупный российский трейдер, 20 лет компании, она начиналась именно с нашего направления. Сегодня мы выросли в достаточно серьезное подразделение. Мы очень крупный российский трейдер, работаем по всей России. Отвечая на ваш вопрос…

Это мы сейчас Виктору Суетину сказали, а также руководителям условной «Камской долины» и все остальное. Отвечая на мой вопрос, дополните обязательно, кто вы для меня, если я лодочный гараж подключаю?

Михаил Захаров: Пермский край вообще является для нас приоритетным целевым рынком. Мы здесь работаем и поставляем наш кабель.

Почему вы нужны, если есть заводы?

Михаил Захаров: Не так-то просто на самом деле на заводе купить кабель. Это, может быть, обывателю, который ни разу не сталкивался с этой проблемой, кажется, что позвонил, получил счет и получил кабель. Наступает строительный сезон, все заводы загружаются, сроки производства практически на всех кабельных заводах сегодня становятся все больше и в пик доходят до 2-3 месяцев. Это первый момент. Второй момент – мы дилеры нескольких крупных российских кабельных предприятий. Мы заказываем кабель очень большими объемами, имеем большие скидки, работаем на обороте. Клиентам можем предложить очень выгодные условия.

Понятно, что это дороже на самом заводе, поскольку вы все равно посредники.

Михаил Захаров: Это не всегда дороже, чем на заводе. Еще раз повторяю, мы заказываем на заводе очень большие объемы и имеем максимальные скидки.

И все-таки, есть ли какой-то смысл в вас как специалистах, экспертах по кабелю? Сколько у нас всего этих кабельных заводов?

Михаил Захаров: Всего кабельных заводов на самом деле очень много. Есть Ассоциация «Электрокабель», которая объединяет крупнейшие кабельные заводы, куда входят 60 крупных кабельных предприятий. Кстати, компания «Квин» два года назад как крупный трейдер, причем первый из трейдеров вступила в эту Ассоциацию.

То есть в этой хорошей кабельной банде есть и производители, и продавцы.

Михаил Захаров: Продавцов немного. В основном  туда входят крупные кабельные предприятия и производители материалов для кабельного производства.

Когда мы говорим о кабеле, есть смысл… Мы с Сашей поговорили, что для профнастила толщина важна. Вы говорите, у вас на профнастиле только иностранное оборудование. Я догадываюсь, слово «иностранное» здесь обозначает качество, точность и так далее – то, что я могу на своем лодочном гараже не смочь померить в миллиметрах. Когда мы кабель выбираем, есть разница между тем, это Усть-Бардымский и Усть-Катавский какой-нибудь завод кабельной продукции? Там может быть потеря качества? Бомжи собирают медь, плохую медь насобирали, ее переплавили, из нее сделали плохой кабель – такое бывает?

Михаил Захаров: К сожалению, контрафакт на кабельном рынке тоже встречается.

Китайцы?

Михаил Захаров: Китайцев мало, в основном это недобросовестные российские производители.

Алюминий подмешивают?

Михаил Захаров: Или алюминий подмешивают, или используют некачественную медную катанку, или занижают параметр кабеля.

Саша, то же самое, что с профнастилом? Ты же не померишь, глядя на сайте и даже стоя в магазине. Что ты там померишь…

Александр Щербина: Конечно, это глобальная проблема.

А еще при предоплате деньги отправишь, а это все стоит, я не знаю… Сколько стоит 100 метров кабеля, которым подсоединяют 9-этажную свечку? Какое там нужно сечение? Сантиметра полтора?

Михаил Захаров: Сечение 120-150 медного кабеля. Стоит он порядка двух миллионов километр.

Допустим, надо 2-3 жилы протянуть… Когда ты это покупаешь, ты рискуешь вот такими деньгами.

Михаил Захаров: В крупном кабеле контрафакт, к счастью, встречается не так часто. В основном этим грешат производители кабеля мелкого сечения.

Ну, попасть же может точно так же застройщик, который его протягивает по внутридомовым уже разводкам. Пожары, соответственно, перепады напряжения…

Михаил Захаров: Именно они и попадают. В конечном итоге потребитель, конечно. Предвидя ваш вопрос, мы работаем с заводами, которые дают сертификат, обеспечивают постоянное качество и гарантируют качество своей продукции.

А чем вы можете помочь в том смысле, когда мы выходим на пик сезона? Вы говорите, заводы перезагружены. Они ведь и без вас перезагружены. Хорошо, с вами или без вас, вы поможете мне мою бобину как-то выбить побыстрее. Но если у завода заказов уйма, тьма, что, вы будете… Вы-то ладно, вы ночью работаете, сказали, 24 на 7.

Михаил Захаров: Мы тоже готовимся к сезону, в основном наши продажи осуществляются со склада. Мы поддерживаем товарный запас, на сегодняшний день это 500 миллионов рублей и порядка 1500 маркоразмеров продукции. То есть обратившись к нам, а не на завод, вы получаете быстро и качественно.

Я думаю, когда мимо ваших складов бомжи ходят, для них это как… Представляете, они там отодрали в дачном поселке от какой-нибудь стиральной машины проводок и счастливы. А тут они идут, смотрят – склад фирмы «Квин».

Михаил Захаров: Охрана у нас серьезная.

Александр Щербина: Нам могут позавидовать, наверное, не только бомжи, но и некоторые производители кабеля.

Михаил Захаров: Да, такой товарный запас даже по российским меркам очень большой.

А почему он большой. Вы торгуете в Перми, не так активно строительная отрасль развивается, почему, собственно, Виктор Басаргин и критикует – мало строят, мало. А у вас самый большой склад, вам могут позавидовать остальные регионы. Зачем копите?

Михаил Захаров: Я уже говорил, что Пермский край для нас является стратегическим, потому что мы здесь живем. Но, помимо Пермского края, география поставок у нас очень большая. Целевые регионы – это Центральный, Уральский, наш родной Приволжский федеральный округ. Кроме того, мы отгруужааем в ЮБелоруссию, Казахстан.

Напомню, фирма «Квин», 20 лет этой околожелезной компании. Родилась она с кабельного направления, затем появился профнастил, собственно, их марка, подразделение. Александр Щербина его представляет. Отдельным направлением является металлоцентр, направление которого представляет Антон Козунин. Почему-то вы не вмешиваетесь друг в друга. Я думал, что сейчас мужики устроят тут полемику, и слушателям будет трудно воспринимать четыре мужских голоса разом.

Михаил Захаров: Мы одна компания, занимаемся одним общим делом.

Итак, Антон, металлоцентр – это куча всяких железяк, без которых на стройке нельзя, если совсем уж просто?

Антон Козунин: Я думаю, да, потому что металл используется во многих строительных конструкциях, для фундамента, возведения стен и так далее. Мы для наших строителей предлагаем арматурный, фасонный, листовой прокат…

Нас сейчас слушают не только строители. Чтобы просто кто борщ варит, четко понимал. Арматурный прокат – понятно, ей обычно голову проламывают. Фасонный прокат – это что?

Антон Козунин: Швеллера, уголки, балки, то, что идет для изготовления каких-то металлических конструкций. Возможно, это какие-то фермы, выставочные павильоны, торговые комплексы, строительство складов. Такого рода прокат используется для таких сооружений.

И здесь вы тоже являетесь по большей части, как называется, трейдерами, дилерами. Вы покупаете на заводах, чтобы в какие-то пики обеспечить кого-то.

Антон Козунин: Все верно. Мы закупаем этот прокат на крупных российских заводах, доставляем его железнодорожным транспортом на наш склад, на складе производим погрузку в тех количествах, которые требуются нашим покупателям. Для нас, мы понимаем, что покупателям нужно всего по чуть-чуть каждой позиции, полный набор, чтобы он в комплексе свою проблему строительства решил. У нас организована погрузка, она происходит по записи. Люди подъезжают в свое время, собираем их заказ, грузим то, что им требуется. Они, получив весь объем металлопроката, успешно работают со своим проектом.

Я понял из слов Александра, когда вы говорили о профнастиле, что можно 150 объектов, в день вы закрываете условных коттеджей. Причем понятно, что часть из этих 150 – это крыши, часть – заборы…

Александр Щербина: А часть – промышленные предприятия.

Мы поговорили с Михаилом о том, что там есть контрафактная кабельная продукция. К счастью, это не толстая, а тонкая, но там медь. У Михаила медь, там все понятно. А у вас арматура, балки, все остальное. Вроде как контрафакта-то нет. Есть проблемы некачественных строительных железяк, грубых, черного металла?

Антон Козунин: Да, по черному металлу таких проблем нет. Главное, я считаю, для покупателя – быть обеспеченным всем заказом в одном месте, погрузиться быстро и потратить минимум своей энергии и финансов. Мы стараемся это своим покупателям выдать. Мы очень быстро грузим, у нас три крана, идет погрузка по записи. Клиент приезжает, сразу же идет на погрузку и грузится. У нас есть возможность обеспечить минимальные цены. Мы работаем с крупными заводами и, соответственно, имеем металлопрокат…

Александр Щербина: Так же, как и Михаил, наличие на складе. Если резюмировать наш конек, сервис и качество – наше все.

Так обычно говорят в банках, кафе и ресторанах, но не мужики, которые железяками занимаются. Ну что, интересно, приятно. Когда бывает такое, что меняются технологии, подходы к строительству, я прихожу и понимаю, что в Перми нужной мне железяки нет. Хорошо, если я еще в Перми лодочный гараж строю. А если я делаю большой дом? Вы угадываете эти тренды, изменения, что швеллеров будет нужно больше в этом сезоне? Вы это как-то понимаете?

Антон Козунин: Естественно, мы отслеживаем все изменения на рынке, понимаем все тренды в этом сезоне. Мы работаем не первый год, у нас есть отдел маркетинга. Пдлюс мы не останавливаеся наа этом, мы работаем с новыми видами проката. Мы активно работаем в плне нововведений и привозим новый прокат…

И вы условно их предлагаете, рассказываете, мягко говоря, навязываете?

Антон Козунин: Естественно. Мы работаем с производителем, видим, какие новинки появляются у них, предлагаем их на пермском рынке нашим строителям. У нас есть новое направление – профилььная труба, онаа используется для изготовления строительнызх конструкций, позволяет экономить до 20% наа весь металлопрокат, который в этой конструкции используется. Мы сейчас поддерживаем широкий ассортимент, от самой маленькой, 15-й трубы, до 20-й.

Подождите, той, которая помешивает борщ – я сам на самом деле не понял, но что такое профильная труба?

Антон Козунин: Это не обычная круглая труба, к которой мы привыкли. Это труба с квадратным или прямоугольным сечением.

14 и 17 мая состоится специализированная выставка на Пермской ярмарке.

Антон Козунин: Она будет называться «Стройкомплекс регионов России». У нашей компании будет на этой выставке свой стенд под номером 52 в 3 павильоне. Всех слушателей приглашаем туда.

Я думаю, что у вашей компании, в отличие от многих других, ваш стенд будет на выставке традиционно в какой-нибудь пятнадцатый раз.

Антон Козунин: Да, мы традиционно на этой выставке участвуем каждый год и собираемся это делать дальше. Для нас важно встречаться с нашими покупателями, обсуждать наши проблемы, их проблемы, что бы им хотелось, что они ждут от нас как от поставщика профнастила, металлопроката и кабеля.

Все-таки каждый год действительно что-то новое привносит. В январе, условно, ваше направление, Антон, выявило, что какой-то новый швеллер появился. Вы сейчас это все сводите воедино, понимаете стоимость поставок. Что нового вы будете готовить для частных и крупных застройщиков? С чем идете на выставку?

Михаил Захаров: Если говорить о кабеле, то в этом году мы в складскую программу вводим новые марки кабеля с индексом FR от английского fire resist, огнестойкие кабели. Это кабели силовые и кабели управления. Они предназначены для работы в открытом пламени. В течение 180 минут кабель сохраняет свою работоспособность. Он придает энергию для систем пожаротущения, вентиляции или передает сигнал тревоги соответствующим службам.

Например, такой кабель можно было бы в идеале установить… Где?

Михаил Захаров: Вообще он предназначен для использования в местах, где традиционно скапливается очень много народа. Торговые комплексы, спортивные сооружения, школы, больницы.

Он такой отдельно питает систему пожаротушения, аварийного освещения.

Михаил Захаров: Отдельно питает и сохраняет работоспособность. И еще в прошлом году наши кабельные заводы освоили кабель, тоже пожаробезопасный с индексом LTX, low toxical. Этот кабель при горении не выделяет вредных для человека веществ.

Это его пластиковая обмотка имеется в виду.

Михаил Захаров: Да, он горит, что-то выделяет, но эти вещества не вредны для человека.

Это на самом деле важно – вещи, которые надо думать сильно заранее.

Михаил Захаров: Очень радостно, что наши застройщики начинают это понимать. В их заказах все больше и больше кабеля встречается вот с такими индексами, хотя он значительно дороже, чем обычный.

Сами. Их пока не заставляют, они сами проявляют здесь…

Михаил Захаров: Это идет от проекта. Уже проектировщики закладывают эти марки кабеля.

Понятно, а застройщик закладывает стоимость. Что-то новое по профнастилу? Может быть, перламутровый?

Александр Щербина: Как точно было подмечено, часто заказчики обращаются и просят какие-нибудь эксклюзивные цвета. Если по прошлому году у нас было 12 цветов, в этом году мы вводим еще 6 новых вплоть до фиолетового.

Есть, нет такой риск – иногда идешь по коттеджным поселкам, видишь, что крыша вроде бы одного цвета, но на самом деле половинки отличаются, не попадают в цвета…

Александр Щербина: Действительно, есть такой риск, но он исключен с нашей компанией. Почему? Потому что если вы заказали, например, один профнастил, и вам изготовили его из сырья одного производителя, то вам не хватило одного листа, через неделю приехали, заказали опять. В нашей компании прослеживается сквозное, из какого именно рулона был произведен ваш заказ. Мы гврвнтируем, что именно из этого рулона он был изготовлен, и разнооттеночности не будет.

Вы получаете уже окрашенный рулон? Нарезается и загибается уже окрашенный рулон, поэтому от партии к партии может быть и сбой на несколько…

Александр Щербина: Да, машины красят, не попадают в цвета, бывает. Здесь принципиально, чтобы из одного и того же рулона изготавливался ваш заказ.

Даже взять если две газеты, из типографии вышедшие, одну первую, другую 3001-ую, тоже вроде типографская машина. Ну, а с железяками мы на самом деле, Антон, уже подробно. Есть новые технологии, вы постоянно их отслеживаете, стараетесь попасть. Но какой-то конкретный эксклюзив, может быть, на ярмарку несете?

Антон Козунин: Мы представим арматуру класса А 500 СП, которая имеет повышенное сцепление с бетоном и обеспечивает повышенные прочностные характеристики готового продукта. Это будет интересно для ЖБК.

И, собственно, с трубой.

Антон Козунин: Плюс профильная труба, основным примуществом которой является экономия металла на объекте. Она может достигать 20%. Также это увеличенная скорость монтажа, возведение зданий и сооружений. Она достаточно проста в обработке, и ее проще монтировать.

То есть вы хотите сказать, что идеальная форма круга, придуманная для трубы тысячу лет назад, она оказывается не совсем идеальной?

Антон Козунин: Почему, для трубы она подходит. Профильные трубы используются именно для конструкций. Труба – это водоропровод, газопровод, а эта труба идет именно в конструкции, из нее изготавливаются сооружения и здания. Она держит нагрузки, поэтому она интересна заказчикам по сравнению, допустим, с той же двутавровой балкой. Она легче, но способна выдерживать такие же нагрузки, как балка.

Это труба не относительно круглой трубы, а относительно двутавровой балки. Потому что вы тут начали ставить под сомнение открытие великих греков и всех остальных… Отлично, ваш павильон, стенд можно будет найти…

Антон Козунин: Мы будем работать с 14 по 17 мая на Пермской ярмарке. Стенд №52 в третьем павильоне. Мы будем присутствовать на этой выставке. Если у вас есть вопросы, можете подходить, встречаться, созвониться, договориться. Я буду, Александр будет на выставке. Мы готовы обсудить все вопросы, которые не затронули в этой передаче.

Александр Щербина: Также всегда можно созвониться по телефону 209-80-80.

Это ваш многоканальник. Переведут и на кабель, и на железяки, и на профнастил. По-моему, у вас еще в Орджоникидзевском районе мощный центр, в Дзержинском районе, где-то вас еще в городе можно найти.

Александр Щербина: В Мотовилихе и у Перми-I. Если говорить по нашей географии, то кабельный центр у нас расположен на Гайве, профнастил и металлоцентр около Перми-II. Также есть сеть магазинов, которая присутствует в Закамске и Мотовилихе.

И на самом деле в магазине я могу решить все вопросы, это прямое ваше место. Друзья, напомню, компания «Квин» с 20-летней историей, появилась когда-то из трех человек, сейчас их больше 400. 5,5 миллиардов – это их ежегодный оборот. Соответственно, налогоплательщики они довольно крупные и довольно активно компания занимается… Может быть, последнее, что я хотел спросить, таким прямым спонсорством спортивных направлений – кто-то расшифрует?

Антон Козунин: Мы оказываем поддержку футбольным, хоккейным, баскетбольным командам, а также, что отрадно, в 2012 году была подарена хоккейная коробка жителям Орджоникидзевского района.

В общем, друзья, сотрудничайте, становитесь клиентами. Все, что надо было, по-моему, мы назвали. Во всяком случае, не покупайте контрафактный кабель. В сотрудничестве с компанией «Квин» можно, видимо, добиться того, чтобы возникла еще одна хоккейная коробка, я не знаю.

27.04.2013 г.
81 просмотр
Обсудить на форуме

Дополнительная информация


Компания КВИН на RusCable.Ru
 

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно