Интервью

Изяслав Пешков: “Со мной трудно спорить, я человек вежливый, но иногда резковатый”

19.05.2021
Обсуждение на форуме (17)
Время чтения ≈ 36 мин
1509

26 мая исполняется 85 лет моему учителю, Изяславу Борисовичу Пешкову. Наверное в жизни каждого встречаются те люди, которые достойны не просто уважения, но и подражания по некоторым аспектам. А есть люди, имя которых будет навсегда вписано в историю. Это как раз тот случай. Наша первая встреча случилась в 90-х, когда я был студентом МЭИ и Изяслав Борисович принимал у меня то ли курсовой, то ли экзамен, сейчас уже и не вспомнить, но я совершенно точно помню то, как он общался со студентами - с уважением и по отечески, именно поэтому его за глаза и называли «папа». За свою карьеру мне довелось общаться с очень многими персонами кабельного мира, каждая личность уникальна и интересна, но есть такие, которые лично у меня формируют парадигму восприятия мира. Изяслав Борисович Пешков один из них. Общаясь с ним, ты говоришь не столько с человеком, ты говоришь с эпохой, ты говоришь с разумом отрасли. Это странно звучит, но те, кто знает лично и близко Изяслава Борисовича наверное меня поймут. Когда вы будете читать нашу беседу, то просто представьте господина Пешкова, представьте его неспешную размеренную речь при ответе на мои вопросы, и некоторую, но очень мимолетную задумчивость на вопросы, где затрагиваются личные моменты и все это в облаке мощнейшей энергетики, которую излучает этот человек, человек-легенда.

   – Изяслав Борисович, когда Вы почувствовали себя взрослым человеком?

– В 18 лет, когда поступил в Московский энергетический институт. Я рос вполне самостоятельным парнем: отец и мама все время были на работе, дома – только бабушка. Как и большинство ребят моего поколения, я увлекался спортом, много времени проводил на тренировках. Но именно в институте как-то вдруг осознал: думать надо только своей головой и самому отвечать и свои решения.

– Я читал вашу книгу «За плотной завесой цифр и формул». Считаю, что она должна быть доступна широкому кругу читателей в электронном виде.

 Это не совсем моя книга. Я написал только первые сто страниц, и люди должны знать – вот это всё правда. Остальное – восхваления в мой адрес, не всегда заслуженные. Во всяком случае, я так воспринимаю.

– Вам было всего 23 года, когда после окончания в 1959 г. «МЭИ» вы пришли во ВНИИКП. Как долго вы занимали не руководящую должность?

– Полтора года. Я пришел еще дипломником МЭИ, затем работал инженером, старшим инженером. Так как я окончил «МЭИ» с отличием, моя семья убедила меня поступать в аспирантуру. Там занялся научно-исследовательской работой и в 1964 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1961 году стал начальником отдела обмоточных проводов. В те времена для Комитета по машиностроению (впоследствии - Министерства электротехники СССР) самое главное было – обмоточные провода, которые требовались для электроэнергетики, для оборонной промышленности, других отраслей. Поэтому большое внимание уделялось нашему отделу. Будучи начальником отдела Головного института, у которого в подчинении 90 человек, я по полдня сидел в министерстве, где меня допрашивали, ругали, что-то поручали…

 Вы прожили в кабельной промышленности более 60 лет. Насколько она изменилась за это время?

Мировая и отечественная кабельная промышленность изменились очень сильно. Многие заводы стали неузнаваемыми. К основным изменениям, которые стали следствием достижений в науке и технике, можно отнести следующие.

Во-первых, разработка силовых кабелей с полимерной изоляцией, которая заменила пропитанную бумажную изоляцию. В рамках этой группы особенно нужно выделить кабели сверхвысокого напряжения 330-500 кВ.

Во-вторых, революционные изменения в производстве кабелей телекоммуникационного назначения: мы наблюдаем массовый переход на использование оптического волокна, которое открывает новые возможности, новые перспективы.

В-третьих, я бы выделил разработки кабелей и соответствующих материалов повышенной пожаробезопасности  нераспространяющих горение и огнестойких кабелей.  В будущем такие кабели всех типов должны применяться вместо практически всех традиционных для ХХ века кабелей, за исключением прокладываемых в земле.

В-четвертых, – инновационные технологии, реализованные в кабельной промышленности: 

  • автоматизация производства и управления; 
  • создание кабельного технологического оборудования, обеспечивающего высокую производительность (например, многоходовые волочильные машины, в том числе совмещенные со скруткой); 
  • широкое внедрение технологии радиационного модифицирования и оборудования для производства кабелей и проводов с облученной изоляцией. 

В-пятых, в мировой практике широкое распространение получили подводные кабели для вывода электроэнергии с оффшоров или подачи электроэнергии к ним. 

Список этот можно продолжить, что позволяет понять: кабельная промышленность 60-х прошлого столетия и нынешняя – разительно отличаются друг от друга.

  Какие наиболее важные научные достижения были сделаны институтом в период Вашего руководства ВНИИКП?

 В 1960-65 г.г., когда я ещё не был в руководстве ВНИИКП, мне удалось выполнить такие научные работы, как создание обмоточных проводов повышенной нагревостойкости‚ разработка методов определения их надежности, в том числе срока службы, теоретические расчеты изменения электрического сопротивления биметаллических проводников и проводников с покрытиями от времени эксплуатации при высоких температурах, отдельные технологические решения. Но с 1965 году, когда я был выдвинут на должность заместителя директора по научной работе, и тем более после 1970 года, когда я был назначен директором института, свою личную научную деятельность, тесно связанную с важнейшими работами ВНИИКП, я бы оценил как деятельность «организатора в науке». Все сделанное перечислить трудно, но я бы выделил работы в области оптических кабелей, высоковольтных кабелей с изоляцией из сшитого полиэтилена, кабелей и проводов с облученной изоляцией, кабелей повышенной пожаробезопасности, нагревостойких эмалированных проводов, надежности кабелей и проводов.

– ВНИИКП одним из первых вышел на международную арену бизнеса и научно-технических связей. Что этому способствовало?

Объективные причины. Прежде всего, необходимость вывести на новый уровень производство кабелей и проводов в СССР и Странах Экономической Взаимопомощи. В рамках специализации, установленной правительствами СЭВ, Германия, Венгрия, Польша поставляли в СССР кабельное технологическое оборудование, а ВНИИКП разрабатывал технические задания и проводил испытания головных образцов машин. Для проведения этой работы была создана международная правительственная Ассоциация «Интерэлектро», а в её рамках – рабочая группа № 5 «Кабельные изделия», на базе которой и возникла Ассоциация «Интеркабель», функционирующая уже 30 лет.

Деятельность рабочей группы возглавлялась ВНИИКП. Кроме того, после назначения на пост директора Института я поставил задачу участия в международной деятельности кабельщиков, чтобы всегда быть в курсе инноваций как в области типов кабельных изделий, так и в области технологии производства. Прежде всего мы активизировали работу в Международной Электротехнической Комиссии (МЭК) в группах, связанных с кабелями и проводами. Главная трудность состояла в том, что наши кабельщики, будучи хорошими специалистами, не знали английского языка, применяемого в международной практике. Но постепенно эту трудность мы преодолели. Международный авторитет ВНИИКП рос. В 90-х годах я, Г. И. Мещанов и Г. Г. Свалов вошли в руководящие органы ICF — Международной Федерации производителей кабелей, являющейся как бы главной Ассоциацией кабельщиков в мире. Сейчас в составе Совета ICF успешно работают исполнительный директор группы «Ункомтех» А. В. Писанный, а в составе рабочего Правления — заместитель генерального директора ВНИИКП  В. Г.  Мещанов.

– Кого из видных ученых кабельной промышленности вы могли бы выделить?

Вопрос трудный и легкий одновременно. Кабельная промышленность России существует более 140 лет. В ней работали десятки видных ученых и специалистов. До революции – В. Сименс, К. С. Станиславский, П. Д. Войнаровский. В советское время - Д. В. Быков, С. М. Брагин, В. А. Привезенцев, С. С. Городецкий, И. И. Гроднев, Г. И. Мещанов, Э. Э. Финкель, Т. М. Орлович, Е. Я. Шварцбурд и многие другие. Из современных ученых я выделил бы прежде всего М. Ю. Шувалова, В. С. Высоцкого  и  К. К. Абрамова.

    – Как вы оцениваете самодостаточность и конкурентоспособность кабельной промышленности России в настоящее время?

В условиях полной изоляции России от всех стран мира кабельная промышленность выживет, то есть она самодостаточна, но это гипотетический вариант. А в современных условиях для кабельной промышленности любой страны необходимы контакты с зарубежными партнерами, потому что происходит обмен материалами, технологическим оборудованием и т.д.

Что же касается конкурентоспособности, то в целом мы, кабельщики, находимся на мировом уровне. Исключение — подводные кабели как силового, так и телекоммуникационного назначения, которые все шире используются за рубежом. Но для создания производства таких кабелей прежде всего должна быть соответствующая потребность в них, позволяющая окупить все расходы инвесторов. Пока этого нет, но я надеюсь, с течением времени на морских рубежах России будет восстановлено производство подводных кабелей, существовавшее до распада Советского Союза.

– Какие задачи вы бы поставили сегодня перед кабельной промышленностью в качестве высоких целей?

Прежде всего, расширение производства оптических кабелей с  использованием современных типов отечественных оптических волокон. Сюда присоединяется такая важнейшая задача, как разработка и организация производства световодных заготовок — преформ, что не только снизит стоимость оптического волокна, но и может исключить опасности, которые могут возникнуть в случае форс-мажорных обстоятельств в международной политике.

В области силовых кабелей вместе с энергетиками и строителями нужно, наконец, завершить переход к полному использованию кабелей с полимерной изоляцией взамен кабелей с пропитанной бумажной изоляцией. Очень важной является задача перевода всех типов кабельных изделий на пожаробезопасное исполнение, которое не требуется лишь при прокладке кабелей в земле или в воде. Конечно, есть и другие задачи, но это требует отдельного разговора.

– Вы - тот самый человек, который смог обособить кабельное направление в министерстве, чтобы на самом высоком уровне кабельщики воспринимались не как придаток электротехники, а как самостоятельное полноценное направление.

Да, пожалуй, это считаю главной своей заслугой. Кроме того, современный комплекс ВНИИКП, который я создавал с единомышленниками. Поверьте, пробить скепсис высоких чиновников бывает очень трудно. Помню, когда меня представляли в министерстве, помощники министра посмеивались: кому этот ВНИИКП нужен! И это при том, что кабельщики давали 20%  производства Минэлектротехпрома. Зато у меня были замечательные сторонники и помощники. Прежде всего, мой заместитель Леонид Яковлевич Фарбер, который в свое время строил завод «Камкабель» и был за это награжден Орденом Ленина. Он учил меня вхождению в руководящие органы по-настоящему. Неожиданно моим учителем стал первый заместитель министра электротехнической промышленности СССР Николай Александрович Оболенский, курирующий в Министерстве электротехнической промышленности кабельную отрасль. Резкий, иногда грубый, он многому меня научил, стал моим другом. Когда он вышел на пенсию, мы посмеивались, вспоминая наши рабочие встречи, – я ведь тоже был не подарок. Были и другие союзники, о которых я вспоминаю с теплотой и уважением.

Тем не менее, чтобы обособить кабельщиков, надо было чем-то выделиться, иметь достижения. И у нас получилось. Институт стал непрерывно получать государственные премии, переходящие Красные Знамена – ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛСКМ. Это не так просто было. Первое Красное Знамя дали нам за создание первого отечественного томографа. Вернее, дали по общим показателям, но поводом послужила именно эта разработка. Постепенно в ЦК, Госплане, отделе машиностроения ЦК КПСС выкристаллизовывалось мнение, что ВНИИКП и кабельщики –люди серьезные, кабельная промышленность – не придаток к Минэлектротехпрому, а мощная, самостоятельная, функциональная сфера. В ряде случаев начальники главков обращались ко мне: «Изяслав, поедем со мной в Госплан, поможешь поговорить по такому-то вопросу». Это было признание кабельной отрасли, как важнейшей составляющей отечественной экономики. Я стремился к тому, чтобы кабельная промышленность была на виду. Так и случилось. А Институт (ВНИИКП) стал Всесоюзным, заслуженным научным учреждением, выполняющим самые важные и сложные работы.

– Какой самый ценный опыт вы вынесли из своей профессиональной деятельности?

Главная ценность в том, что всю свою жизнь я повышал и повышаю технические знания. Просто мне неудобно, если в технике появилось что-то новое, а я об этом не буду знать. Второе, - я всегда руководствовался сохранением социальной сферы в коллективе. А третье, - надо тесно взаимодействовать с руководящими органами – министерствами, агентствами (а раньше были еще и райкомы-обкомы партии), - чтобы иметь возможность доносить им свою позицию и отстаивать свои права. 

Я никогда не расстраивался, если министерство вдруг в чем-то не помогало. У меня был лозунг: «Не помогло, зато и вредить не будет».

– Что бы Вы посоветовали современным молодым руководителям, которые приходят в кабельную отрасль? На что им в первую очередь стоит обратить внимание?

Рекомендовал бы в первую очередь повышать знания в области кабельной техники. К сожалению, на заводы, в том числе на ведущие кабельные предприятия, часто приходят генеральные директора, которые недостаточно подготовлены в технической части. Они владеют современными методами маркетинга, коммерции, но в кабельной технике не сильны, и это большой минус в работе. Очень важно изучать техническую часть.

С другой стороны, многие кабельные предприятия организовываются представителями кабельной отрасли. Эти люди хорошо знают свой предмет, но делая провода, они на этом и останавливаются. В условиях нарастающей конкуренции при таком подходе  трудно выжить. Этим руководителям я бы порекомендовал диверсифицировать бизнес. 

За рубежом мы часто видим фирмы, которые либо делают провода, либо получают их и делают патч-корды, получая при этом неплохую прибыль. Есть такие примеры и у нас – вот М. Л. Струпинский, выходец из ОКБ КП, создал фирму, начинал с проводов. А теперь провода у него – сырьевой цех, в основном он делает автоматику, материалы, приборы, линии, которые связаны со специальными задачами.



Вы – первый, кто акцентировал внимание на том, что руководитель должен быть подкован в том, чем занимается, то есть, технически. Я на своем опыте убедился, насколько технические знания помогают в коммерческой деятельности.

- Конечно. Ты - кабельщик, у тебя довольно широкий спектр специальных знаний. И если даже ты не занимался, например, технологией эмалирования проволоки, то при необходимости все равно во всем разберешься, все поймешь. Но вот когда приходит человек с гуманитарным образованием, чтобы заниматься, допустим диверсификацией производства, он с ужасом смотрит на наши формулы, на расчет напряженности электрического поля в сложных конструкциях. Здесь могут рассматриваться разные варианты: может быть, он будет заниматься только коммерцией, а с ним придут и технари.

– У нас на CABEX есть традиция, когда ко мне на стенд приводят студентов МЭИ, чтобы я как выпускник кафедры МЭИ рассказал что-то новое студентам. Первое время я пытался сказать что-то особенное, а потом понял главное, и делюсь этим с ними: ребята, пока учитесь, впитывайте в себя знания, читайте учебники. Каждое слово, написанное в них, вам пригодится в жизни. А что главное для руководителя в работе с коллективом?

Мы в разное время работали, поэтому и задачи могут отличаться. Но убеждён, что социальная тема на предприятии всегда важна. Я был руководителем советского периода, поэтому занимался всем: жильем для молодых специалистов, решением бытовых проблем, ко мне ходили на прием чуть ли не по случаям свадеб и разводов… Сейчас другое время, отношения становятся прагматичными. Однако человеческие отношения должны сохраняться, и они должны быть честными. Мы, например, и сегодня стараемся помогать больным, оказываем поддержку ветеранам, причем не только кабельной промышленности, но и всей электротехнической отрасли.

Лично я это делаю. ВНИИКП это делает на многих предприятиях, которые сохранились с советских времен, которые тоже стараются чтить традиции, поддерживают ветеранов, оказывают им материальную помощь. У руководства нового типа ветеран вряд ли может попросить материальную помощь. А вот менеджер может обратиться с вопросом к руководителю предприятия, и руководитель, который зачастую является и собственником предприятия, может эту помощь дать. К сожалению, нет системы социальной поддержки, и это – повод для размышлений.

– Поговорим о будущем. Как вы считаете, со временем в стране останется 4-5 крупных кабельных холдинга, или будут работать сотни заводов, как сейчас?

Считаю, что 4-5 холдингов останутся, но будут также работать средние кабельные предприятия. А из более двухсот мелких кабельных заводиков, которые действуют сейчас, может быть, останется сотня. Мировой опыт показывает, что наряду с кабельными гигантами могут и должны успешно существовать специализированные небольшие кабельные заводы, которые производят хорошую продукцию. И у нас должны быть малые предприятия, специализирующиеся на производстве двух-трёх видов продукции. Если они будут хвататься за все подряд, то не смогут выполнить те требования, которые сейчас формируются в кабельном секторе. Ведь чтобы выполнить эти требования, нужно иметь испытательную базу, которой на малых предприятиях почти нет. Надо также иметь специалистов, которые умеют проводить испытания, а их даже именитым компаниям трудно подобрать. Отдавать продукцию на испытания в сторонние лаборатории – это терять время и деньги. Нельзя думать, что для стабильного функционирования предприятия достаточно поставить экструзионную линию. При таком подходе предприятие будет не жить, а выживать.

– При словах «маленький кабельный завод» сразу возникает ассоциация, что это – ангар с парой-тройкой стареньких прессов, выпускающий сомнительную продукцию, которую мы называем фальсификатом, а то и контрафактом. В советское время понятия «фальсификат» в кабельной промышленности не было, поскольку для его появления не было условий. Сейчас фальсификат стал для кабельного рынка серьезной проблемой. Можно ли его победить, и как это сделать?

Сейчас Ассоциацией «Электрокабель» ведется большая работа по противодействию проникновению на рынок фальсификата и контрафакта. Но их работа в основном сводится к тому, что берутся риск-образцы на исследования, а при выявлении нарушений передаются материалы в Росстандарт, Росаккредитацию, Роспобтребнадзор для вынесения санкций к провинившимся. Это правильно, этим надо заниматься. Но ведь вопрос состоит в том, как покончить с фальсификатом? Сейчас Ассоциация «Электрокабель» объявила о переходе к системной работе в этой области. Я это поддерживаю и считаю, одним из действенных методов может стать резкое увеличение штрафов и введение уголовной ответственности за производство фальсифицированной продукции.



- Такое мнение есть, но оно почему-то не реализуется.

- Почему – понятно. Применение жестких мер может вызвать резкое противодействие со стороны тех, к кому они применяются, вплоть до политических акций. Поэтому власть побаивается. Помню, я как-то выступал на собрании Росстандарта (я несколько лет был представителем Общественного совета Росстандарта) во время салона МАКС. Как оказалось, фальсификат для представителей авиационной отрасли – тоже одна из серьезных проблем. На МАКСе много говорили о необходимости усилить борьбу с фальсификатом, выступали представители кабельной, авиационной, трубопроводной, автомобильной промышленности. А потом слово взял представитель Ростехнадзора. Он сказал: «Я с вами согласен, бороться надо и мы боремся. Но вы что, думаете, что штраф в несколько тысяч или даже сотен тысяч спасет от фальсификата? Нет».

Так вот я выступаю за то, чтобы штраф за выпуск фальсифицированной продукции был увеличен в разы и исчислялся миллионами рублей. Если второй-третий раз нарушил требования и выдал фальсифицированный продукт – санкции ужесточаются вплоть до уголовной ответственности. Я не сторонник карательных мер, которые когда-то применялись в советское время, да я их уже и не застал. Но помню, что на каждом стандарте было написано: невыполнение ГОСТа преследуется по закону. А сейчас ГОСТы не обязательны. Хотя я считаю, что на такие виды продукции как кабели и провода стандарты должны быть обязательными. По этому поводу я писал статьи, выступал на различных мероприятиях. Мне отвечали: у нас же есть Закон о техническом  регулировании, к чему обязательность ГОСТов? А обязательность, наверное, все-таки назрела. Посмотрите, даже продавцы на банках с тушенкой пишут: «сделано по ГОСТу». Это – сигнал потребителю: «сделано правильно».

– А как вы относитесь к вопросу введения лицензирования кабельной продукции?

Думаю, это не помешает. Лицензирование – полезная вещь. Но как сделать по форме и организационно, чтобы не забюрократизировать процесс?

Производств много, надо собрать кучу документов. Какая-то работа в этом плане делается. Вот с вопросом по локализации производства как-то разобрались: Минпромторг выдает свидетельства о производителях кабельной промышленности. Но представитель Минпромторга не знает деталей кабельной отрасли, поэтому в рамках сотрудничества с Ассоциацией «Электрокабель» министерство создало рабочую группу, которая выдает соответствующие заключения. Однако организовать лицензирование кабельной продукции, на мой взгляд, сложнее.

Это можно сделать за два-три года, если задаться целью. ВНИИКП является органом техническим, Ассоциация «Электрокабель»-органом СРО-образным, - им и решать задачу по организации лицензирования. Должен быть разработан механизм не только выдачи, но и отзыва лицензии.

- Все правильно. Но нужны люди, которые будут заниматься этой работой постоянно, а не между делом. Подготовка к лицензированию потребует ежедневной работы. У нас только мелких заводов более 200. А еще иностранцы придут за лицензиями. А наши крупные заводы со своими технологиями! Представляете, сколько это надо бумаг подготовить и сколько на это времени потребуется? Если я «Камкабель», который знаю наизусть, только обхожу за 2 часа. А тут – технологии!

– Немного личный вопрос. Более 20 лет назад я организовал портал RusCable.Ru. Наш первый офис мы арендовали на 9-м этаже во ВНИИКП, это была совсем небольшая комната. Как вы сейчас оцениваете роль RusCable.Ru и как вам видится будущее портала?

Рускабель.ру – рупор кабельной промышленности и  отчасти  всей электротехнической отрасли. Роль, которой играет портал, значительна. Не буду скрывать, я всегда хотел, чтобы Рускабель был ближе к Ассоциации, и очень рад, что, наконец, это произошло. 

Рускабель, на мой взгляд, должен заниматься не только пропагандой и агитацией, но и давать полную информацию обо всем, что происходит в отрасли и экономических процессах, влияющих на развитие кабельного сектора. Может быть, больше нужно давать публикаций по направлениям развития кабельной промышленности, привлекая к обсуждению вопросов разных специалистов и экспертов для более объективной оценки ситуации. Впрочем, ты сам лучше знаешь, что надо делать. Например, взять интервью в Российской академии наук. Может, там скажут: кабель – это хорошо, но у кабельщиков никакой науки нет. Возможно, кабельщики возразят, что современная академическая наука ничего полезного кабельщикам не дает, потому что слишком далека от запросов реального производства. Мнения разные, но если они хорошо аргументированы, то создается основа для взаимодействия и достижения каких-то общих целей. Я действительно считаю, что академическая наука должна быть ближе к промышленности. А отраслевая наука должна быть ближе к фундаментальной.

– Давайте ещё немного о Вас, тем более, что это имеет прямое отношение к жизни кабельной сферы страны. Вы выросли в районе завода «Москабель», профессионально играли в футбол, даже были в составе «Спартака». Можно сказать, что футбол – это Ваша вторая жизнь?

Футбол – моя первая жизнь. Она началась, когда я был мальчишкой. Я рос в одном из четырех бараков, которые располагались недалеко от завода Большинство жителей, живущих в бараках, относились к уголовному миру. Но меня спас футбол. Я для своих дворовых друзей был главный «забивала», «наш Бобров». У нас перед школой был стадион, который во время соревнований заполнялся болельщиками из наших бараков, именуемых «Каркаткой», и из жилых корпусов, которые и сейчас стоят рядом. Мои болельщики очень гордились мной, защищали и не привлекали к уголовным преступлениям. Потом я играл в разных спортивных клубных командах – в «Спартаке», «Локомотиве», за первую команду «МЭИ», а когда стал ветераном – за ВНИИКП.

– Сейчас, по-моему, футбольная тема в кабельной среде не очень популярна?

Да нет, очень популярна! Остались еще ветераны, для которых футбол стал важным выходом из трудной жизни. Молодые ребята тоже играют. И во время Общего собрания «Электрокабеля» или «Интеркабеля» почти всегда проводятся дружеские матчи. Раньше это были в основном игры Россия-Украина. Но теперь, когда политические отношения с Украиной усложнились, стало не до матчей, хотя украинские предприятия остаются в составе Ассоциации «Электрокабель». Сейчас раз в год проводятся игры «Интеркабель» против «Электрокабеля», в которых принимают участие ветераны. Я играл за эти замечательные команды, которые создали клуб под моим председательством, до 74 лет. 

– Изяслав Борисович, что в вашем понимании Родина?

Родина – это где я родился и живу. Я родился в Советском Союзе, живу в России. Это моя Родина. По долгу службы мне много раз приходилось бывать за границей. Честно скажу, больше десяти дней я там не выдерживал, думал об одном: «Я хочу домой». 

– В чем для Вас смысл жизни?

Трудный вопрос. В свое время мне его задала дочь, и я не смог на него ответить. Долго думал над ответом. По-моему, смысл жизни в том, чтобы продолжить свой род, и чтобы ты что-то мог оставить сделанное тобой  после себя.

- С этой точки зрения вы уже вошли в анналы истории. И я горд, что довелось жить в то время, когда вы творили.

- Ты делаешь все тоже самое. Дети у тебя есть, род продолжается. И ты создал такую систему информации, которая поднимает и поддерживает кабельную промышленность на высоком уровне. В своей многогранной деятельности Ассоциация «Электрокабель» как общественная организация опирается на такие базовые точки, как ВНИИКП и портал RusCable.Ru. Это очень важно.

А еще смысл жизни состоит в том, чтобы найти людей и дело, близкие тебе по духу. Я этим занимался всю жизнь. Иногда, люди, которых я выдвигал на руководящие должности, особенно на заводах, не до конца продумывали принципы своей деятельности, не оправдывали моих надежд. Но в целом, положительных примеров намного больше. Горжусь тем, что в кабельной области сложились целые рабочие династии – в «Сарансккабеле», Самаре, ВНИИКП и т.д. Это значит, люди думали над смыслом жизни и нашли его.
Еще в советское время я выступал за формирование династий в кабельной промышленности. Они и сложились. Среди них есть и “Боксимеры”, и “Бульхины”, и “Пешковы”, и много других. Когда мне говорили «не разводите семейственность на заводах», я отвечал: «Вы осторожней с этим. Династия и семейственность – вещи разные». Со мной трудно спорить, я – человек вежливый, но иногда резковатый. Наверное, воспитание в бараках и футболе наложило свой отпечаток. Но я всегда выступал за то, чтобы дети шли по стопам своих родителей, продолжали их дело. Разве это плохо?  

Беседовал Александр Гусев
март 2021 год

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl + Enter

1509 просмотров
Обсуждение на форуме (17)

Дополнительная информация


Компания Ассоциация "Электрокабель" (АЭК) на RusCable.Ru
 
Изяслав Борисович Пешков на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно
RusCable Review - борьба со злом
+