Интервью

Мы не ставим себя в зависимость от роста цен на LME

Интервью гендиректора УГМК Андрея Козицына корреспонденту Интерфакса

В октябре этого года УГМК будет отмечать свое пятилетие. Срок достаточный, чтобы можно было дать оценку проделанной работе. Как холдинг вы состоялись?

Сегодня могу со всей ответственностью сказать, что принцип вертикальной интеграции, который пять лет назад был взят нами за основу, позволил создать действительно жизнеспособную структуру. Мы устойчивы к разного рода конъюнктурным колебаниям, способны серьезно конкурировать как на отечественном, так и на мировом рынках, обладаем всем необходимым потенциалом для решения стратегических задач.

Наш бизнес сегодня структурно выстроен, масштабы холдинга определены: мы имеем четкое представление, как, куда и до каких пределов двигаться дальше. Единая технологическая цепочка от добычи сырья до производства готовой продукции на основе меди и ее сплавов позволяет нам эффективно управлять затратами, а консолидация финансовых потоков грамотно расставлять приоритеты в инвестиционной политике. Впрочем, показателем жизнеспособности любой системы служит ее умение функционировать в критических условиях. Для нас такой проверкой на прочность стал кризис на мировом рынке меди в 2001-2002 гг. В условиях резкого падения цен мы сумели не просто не снизить объемы производства, но и сохранить рабочие места.

Стратегические приоритеты компании за эти пять лет как-то изменились?

Конечно, жизнь не стоит на месте. Однако ключевых направлений у нас по-прежнему два. Первое - это расширение собственной сырьевой базы, второе - дальнейшее увеличение доли готовой продукции. Только их комплексное развитие может гарантировать необходимый уровень устойчивости и конкурентоспособности.

В последнее время очень большое внимание уделяем также вопросам корпоративного развития. В рамках холдинга сегодня создана единая управленческая вертикаль. В составе УГМК свыше 20 предприятий, и более чем на половине из них, там, где у нас имеется "квалифицированное большинство" в акционерном капитале, функции исполнительного органа переданы управляющей компании - ООО "УГМК-Холдинг".

Следующим этапом станет дальнейшая консолидация активов с перспективой перехода на единую акцию. Одно из условий этого перехода - единая по холдингу финансовая отчетность, выполненная по необходимым международным стандартам.

По итогам 2003 года мы совместно с KPMG уже подготовили отчетность по МСФО по ряду наших предприятий. По результатам 2004 года, надеюсь, это уже будет консолидированный отчет по холдингу в целом. Одновременно продолжится консолидация по оставшимся предприятиям компании, работа с миноритарными акционерами. Для себя планируем, что если все пройдет успешно, то в 2006 году мы будем готовы к переходу на единую акцию и выходу на фондовый рынок.

Испытание кризисом мирового рынка меди ваша компания прошла успешно. А как сегодня она проходит испытание высокими ценами, которые бьют на Лондонской бирже металлов (LME) один рекорд за другим?

Никто не будет спорить, что гораздо комфортнее находиться в ценовом коридоре 2500-3000 долларов за тонну меди, чем 1500 долларов, как это было пару лет назад. По результатам первого квартала наша выручка уже составила $500 млн. И если тенденция высоких цен сохранится, а многое говорит именно в эту пользу, то по окончании года наш оборот вполне может выйти на уровень в $2 млрд. Это значительный прирост по сравнению с прошлым годом.

Однако главная особенность сырьевых рынков - их цикличность. За периодом высоких цен неминуемо следует спад и наоборот. Поэтому мы стремимся максимально избавить себя от жесткой привязки к конъюнктуре и в долгосрочной стратегии давно ориентируемся на готовую продукцию, независимо от биржевых цен. Причем это касается как внутреннего рынка, так и экспортных потоков. Например, в 1999 году мы направляли на экспорт около 90% производимой первичной продукции - медных катодов. В прошлом году эта доля уже не превышала 15%, а с 2005 года мы вообще намерены отказаться от поставок катодов на экспорт, потому что ставить себя только в зависимость от роста цен на LME было бы стратегически неверно.

В текущем году в соответствии с ранее заключенными контрактами, мы поставим на внешний рынок последние 30 тыс. тонн товарных катодов. Отныне они будут рассматриваться нами как сырье для выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью: различных видов плоского и круглого проката, труб, готовых изделий и медной катанки, производство которой сегодня развивается наиболее динамично.

В прошлом году мы выпустили где-то 170 тыс. тонн медной катанки, а в нынешнем году, планируем выйти уже на уровень 220-240 тыс. тонн.

Экспорт катанки тоже постоянно растет. Поставлять ее на внешний рынок выгоднее, нежели просто катодную медь, поскольку отсутствует экспортная пошлина. Более того, рынок катанки находится в прекрасной форме, что делает целесообразным введение дополнительных мощностей. Поэтому нами было принято решение о строительстве нового дополнительного комплекса по производству катанки.

Каким образом расставляются акценты между внутренним рынком и экспортом?

Наибольший прирост идет именно за счет реализации внутри страны. И если темпы роста внутреннего потребления меди сохранятся на том же уровне - 15-20% в год - то мы планируем и дальше увеличивать долю внутреннего потребления. Экономически это более выгодно, чем отправлять на экспорт. И соответственно, чтобы расширять свое присутствие на внутреннем рынке мы должны в первую очередь вкладываться в развитие перерабатывающих мощностей.

И насколько активно происходит этот процесс?

Приведу в пример Кировский завод ОЦМ, который, кстати, на сегодняшний день имеет 100%-ную загрузку производственных мощностей. Его перспективы мы связываем с производством плоского проката, для чего вкладываем большие средства в техперевооружение.

На ближайшие три года разработана инвестиционная программа, оцениваемая в 27 млн. долларов. В результате на Кировском ОЦМ должно появиться производство ленты по евростандарту мощностью 8 тыс. тонн в год, которое полностью обеспечит потребности Шадринского автоагрегатного завода (г.Шадринск, Курганская область, входит в УГМК), где мы в прошлом году начали выпуск теплообменников по современной технологии "Купробрейз".

А вообще, благодаря тому, что мы сосредотачиваем большие финансовые и управленческие усилия именно на развитии высоких переделов, динамика наших перерабатывающих активов очень хорошая. За последние 4-5 лет производство кабеля, продукции ОЦМ, радиаторов увеличилось более чем в 3 раза.

Сегодня наши перерабатывающие активы потребляют до 90% производимой холдингом катодной меди, а доля готовой продукции в общем объеме производства УГМК уже превысила 60%.

От готовой продукции перейдем в начало вашей производственной цепочки. УГМК считается одним из главных претендентов на освоение Удоканского месторождения меди, однако до сих пор вопрос о форме лицензирования Удокана остается открытым. По какому сценарию здесь может идти развитие событий?

Независимо от того, какой будет окончательная форма реализации лицензии, мы будем принимать участие в торгах. Конечно, в случае конкурса приоритетным будет участие российских компаний, поскольку помимо разовой суммы, которая поступит в бюджет от реализации лицензии, здесь могут вступить в силу и другие условия: техническая сторона проекта, а также возможность глубокой переработки сырья на территории нашей страны. А это - сотни рабочих мест, сотни миллионов рублей налоговых сборов, будущее целого региона.

Впрочем, последние тенденции говорят в пользу того, что весьма вероятна аукционная форма. И в этом случае преимущество получат иностранные компании. В первую очередь китайские, которые вполне могут считаться одними из главных претендентов на победу.

Не секрет, что металлургия в Китае субсидируется из бюджета, фактически это государственные компании с соответствующими финансовыми возможностями. Противостоять им в случае открытых торгов будет крайне сложно. Китай продолжает наращивать потребление и переработку меди - это почти 4 млн. тонн в год. Но по сырью он дефицитен: всего лишь 300 тыс. тонн собственной меди в концентрате. Следовательно, за географически близкий Удокан они буду бороться до конца и за ценой, что называется, не постоят.

Однако и УГМК в ожидании решения по Удокану тоже не сидит, сложа руки. В начале июня вы получили в доверительное управление госпакеты акций сразу 3-х башкирских горнорудных предприятий…

Решение о передаче нам госпакетов - результат долгосрочного сотрудничества с правительством Башкортостана. В марте этого года мы подписали соглашение с руководством республики о совместном развитии цветной металлургии Башкирии. И договор доверительного управления был заключен под ранее согласованную инвестиционную программу развития медно-цинковых месторождений республики.

Ежегодно мы будем отчитываться о ее реализации, для чего в ней существуют контрольные точки. Сама программа оценивается в сумму более $300 млн. сроком на пять лет и касается трех предприятий: Башкирского медно-серного комбината (БСМК), Бурибаевского ГОКа и Хайбуллинской горной компании.

Ключевым пунктом программы станет строительство Хайбуллинского ГОКа мощностью 3,4 млн. тонн медно-колчеданной руды в год на базе Подольской группы месторождений. Помимо обогатительной фабрики здесь планируется строительство двух подземных рудников и продолжение горных работ на карьере "Юбилейный".

В целом стоимость этого проекта составит около $150 млн.

Кроме того, программой предусмотрено строительство цинкового завода на базе БСМК мощностью до 100 тыс. тонн металлического цинка в год.

Ваша ставка на цинковое направление, по всей видимости, себя оправдывает?

Мы очень давно и с большим интересом присматривались к этому рынку. Мощности по производству цинка в концентрате у нас достаточно велики - порядка 120 тыс. тонн в год. После приобретения в конце прошлого года владикавказского завода "Электроцинк" мы получили возможность самостоятельно работать уже на рынке металлического цинка.

На сегодняшний день мощность "Электроцинка" с учетом необходимости переработки отходящих газов составляет примерно 85 тыс. тонн по металлическому цинку в год.

Сегодня на этом предприятии мы ведем масштабную реконструкцию, в первую очередь, сернокислотного производства. И уже в следующем году рассчитываем без потерь для экологии, с соблюдением всех норм ПДВ вывести его на проектную мощность - 110 тыс. тонн.

В ближайшее время мы ожидаем по компании дальнейшего увеличения объемов производства цинксодержащего сырья: к концу 2006 года мы будем производить где-то 190 тыс. тонн цинка в концентрате. Именно этим и продиктована идея строительства нового завода в Башкирии. Тем более, что перспективы у рынка цинка очень хорошие как с точки зрения экспорта, так и внутреннего потребления, которое растет на 15-20% в год. И это при том, что пока большинство металлоконструкций в России, в отличие от западных стран, используется в неоцинкованном виде. Так что это рынок еще и с огромным скрытым потенциалом.

А какие надежды вы связываете с предприятиями в Оренбургской области?

Все три наших предприятия в области работают стабильно и успешно. Приведу только один пример. В прошлом году в целом по холдингу мы заплатили налогов в бюджеты различных уровней на 5,8 млрд. рублей и более 10% этой суммы пришлось как раз на наши предприятия в Оренбургской области. Я думаю, эта цифра говорит о многом. И об эффективности работы этих предприятий, и о нашем серьезном отношении к социально-экономическому развитию территории.

Более того, мы намерены продолжать наращивать их экономический потенциал. В течение ближайших 5 лет объем инвестиций только на развитие Гайского ГОКа и Медногорского МСК составит $140 млн.

Стоимость программы реконструкции и техперевооружения Гайского ГОКа оценивается в течение этого периода в $120 млн. Эти средства будут направлены прежде всего на разработку "глубоких горизонтов" подземного рудника, что позволит увеличить добычу руды подземным способом с нынешних 4 млн. до 7 млн. тонн в год, а также реконструкцию обогатительной фабрики с увеличением ее мощности с 5 млн. до 8 млн. тонн по руде в год. Фактически речь идет о появлении нового предприятия, своего рода "второго Гайского ГОКа".

В Медногорске, как и прежде, основной акцент мы будем делать на решении экологических проблем. В настоящее время приступаем к реконструкции цеха по производству серной кислоты стоимостью в $20 млн. Завершить ее предполагается в 2006 году. В результате реконструкции будет значительно увеличен процент утилизации сернистого газа, образующегося при медеплавильном производстве, и выбросы вредных веществ сократятся практически в 20 раз.

Оренбургская область для Уральской горно-металлургической компании, безусловно, приоритетный регион. Однако помимо Оренбуржья УГМК - это еще восемь субъектов РФ, и в каждом из них ваша региональная политика складывается достаточно успешно…

Я не вижу здесь особого секрета. Просто во всех регионах, где присутствуют наши предприятия, мы стараемся работать с местными администрациями максимально конструктивно. Тем более, что наши цели и задачи во многом совпадают. Мы одинаково заинтересованы в том, чтобы развивалось производство, росла заработная плата, повышалось благосостояние населения. Поэтому, наверное, не так уж сложно найти нужные точки соприкосновения.

Например, в Свердловской области весь объем своих социальных обязательств мы зафиксировали в специально разработанной программе "Вместе", которую будем реализовывать в течение ближайших пяти лет в десяти муниципальных образованиях области, где располагаются предприятия компании.

С администрацией Оренбургской области заключено соглашение о социально-экономическом партнерстве, в котором помимо развития производства, обеспечения высокого уровня занятости и заработной платы, берем на себя дополнительные социальные обязательства, участвуем в региональных программах. Аналогичным образом действуем в Курганской, Кировской, Томской областях, в Северной Осетии и так далее.

Вы были одним из участников недавней встречи президента России Владимира Путина с ведущими бизнесменами страны. Что вы смогли уяснить для себя после этой беседы?

От встречи в целом осталось очень хорошее впечатление. В течение двух часов в Кремле обсуждались самые актуальные для российской экономики темы: от совершенствования законодательства до степени государственного регулирования ключевых экономических процессов. Затронуты были практически все важные для отечественного бизнеса вопросы, связанные с производством, рынком, банковской сферой, налоговым и таможенным законодательством, валютным регулированием, социальной сферой, вопросами ипотечного кредитования, профессионально-технического образования.

Важные для металлургов и конкретно для нас темы - по закону "О недрах" и по лицензированию Удоканского месторождения - были озвучены в докладе президента Торгово-промышленной палаты РФ Евгения Максимовича Примакова.

А если вообще рассуждать о нынешних взаимоотношениях бизнеса и власти. На чем они сегодня должны основываться?

Прежде всего, бизнес и власть должны действовать как партнеры. В этом случае мы действительно сможем добиться решения тех стратегических задач, о которых неоднократно говорил президент РФ Владимир Владимирович Путин, а именно: двукратное увеличение объема валового внутреннего продукта и всестороннее улучшение уровня жизни населения.

Для бизнеса очень важно сегодня чувствовать, что государство готово создавать условия для его развития, защищать его интересы и оказывать поддержку. В свою очередь, власть вправе ожидать от бизнеса соответствующей отдачи для реализации своих социальных функций, то есть той самой социальной ответственности, о которой в последнее время очень многое говорится.

21.05.2004 г.
29 просмотров
Обсудить на форуме

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно