Интервью

Из первых уст о ТР ТС 004/2011 «О безопасности низковольтного оборудования»

15 февраля 2013 года введён в действие ТР ТС 004/2011 «О безопасности низковольтного оборудования» и утверждены Изменения к Перечню стандартов на продукцию и методы испытаний, обеспечивающие соблюдение требований этого технического регламента применительно к кабельной продукции. Уже сейчас на официальном сайте Росстандарта опубликованы уведомления об утверждении межгосударственных стандартов (ГОСТ, ГОСТ IEC), подготовленных на основе национальных стандартов РФ (ГОСТ, ГОСТ Р МЭК).

 

Но вопросов, многие из которых так и остаются без ответа, становится всё больше. Чтобы прояснить ситуацию и услышать позицию и мнение одной из ключевых организаций, участвующей в работе по ТР ТС 004/2011, А.И. Гусев, руководитель секции «Кабельная промышленность» при председателе Комитета по энергетике Госдумы ФС РФ, руководитель портала RusCable.Ru, чья миссия освещать со всех сторон ситуацию на рынке КПП, посетил г. Минск. Цель поездки: визит в БЕЛЛИС – орган по сертификации бытовой и промышленной продукции, услуг, систем управления, имеющий аккредитованную лабораторию по испытанию продукции.

Александр Игоревич Гусев, руководитель  медиахолдинга «РусКабель» побеседовал с Александром Григорьевичем Раковским, заместителем директора БЕЛЛИС. Выступление А.Г. Раковского в конце прошлого года не оставило равнодушными многих специалистов, болеющих за кабельную индустрию. Особенно остро был обозначен факт присутствия частной интеллектуальной собственности в ГОСТ Р и недопустимости подобного в стандартах ТС. 

Александр Григорьевич, для начала я бы хотел узнать Вашу позицию по следующему вопросу. Этот вопрос не имеет прямого отношения к деятельности БЕЛЛИС, но, тем не менее, именно образование ТС стало официальной версией и решающим аргументом для прекращения работ над этим документом. Я подразумеваю ГОСТ на пластикаты для КП. Некоторые предприятия, выпускающие материалы для КП обеспокоены отсутствием ГОСТа на кабельный пластикат. Около трёх лет назад была инициатива создания такого ГОСТа. Но работы по нему были заморожены, инициаторы получили письмо, в котором говорилось, что в связи с образованием ТС работа над ГОСТом прекращается. Сейчас ситуацию в этом аспекте можно обозначить как «подвешенную».

И сразу второй вопрос, Вы безусловно в курсе содержания ГОСТов, имеющих обращение в РФ. Например ГОСТ Р 53769-2010, если мы посмотрим на второй лист этого документа, то увидим целый перечень патентов,– именно об этом Вы говорили в своём докладе.

– Какая ситуация? Мы активно живём в этой теме, сейчас возник серьёзный конфликт между Белоруссией и комиссией РФ, который мы спровоцировали и поддерживаем в горячем состоянии.

Образовался Таможенный Союз, появились единые таможенные сертификаты, а вместе с ними появились проблемы. Последние 20 лет не было ни одного поддельного сертификата, практически не было плохой продукции, недобросовестных компаний.

Первые проблемы начались при сертификации кабельной продукции, потому что у нас отсутствовал сертификационный инструмент. Это потом было инициировано белорусской стороной.

Не всё хорошо в этой сфере, потому что рынок загружен несоответствующей и контрафактной продукцией. В течение двух недель мы ввели сертификацию в Белоруссии.

БЕЛЛИС стал единственной организацией, которая должна была заниматься проблемой сертификации. А в сфере пожарной безопасности основная роль отводилась МЧС.

Мы поставили вопрос ребром, – либо есть сертификация либо её нет, внесли предложения по стандартам, и сразу же начались вопросы и проблемы по объёму требований (раньше БЕЛЛИС занимался добровольной сертификацией). Позже мы пришли к выводу, что наши сертификаты нормальные, но старые.

Если существует стандарт – продукция должна ему соответствовать, либо её надо подгонять под сертификат.

– Расскажите пожалуйста немного о БЕЛЛИСе.

– В 90-х мы предложили создать систему сертификации. Получили сертификат № 1, но это всё быстро развалилось, и только в 92 году снова начали развиваться госстандарты. Однако мы не пошли в эту систему, а развивались сами. В 1996 году в Европе были выделены деньги на поддержку и создание специальной лаборатории, кроме нас эти деньги никто не взял. Почему? Нам это было интересно, мы подали заявку, за нами закрепили институт как курирующую  организацию, на базе которого наши специалисты проходили обучение. Мы работали 4 года с организацией, одной из ведущих в системе аккредитации в Германии, а в 1996 году получили свою первую немецкую аккредитацию.

С тех пор работаем по европейской системе и европейским сертификатам.

Четыре года назад мы решили строить систему оценки продукции по-европейским стандартам и разрабатывать регламенты. Три года создавали белорусские регламенты. Мы сторонники использования европейских стандартов не модифицированными. Наше мнение – предприятия должны ориентироваться на последние стандарты, а не выпускать продукцию по разным стандартам для импорта и экспорта.

БЕЛЛИС назначен  ответственным за международное содружество в Белоруссии. В  2015 году Генеральная Ассамблея МЭК будет проходить в Минске. На прошлой неделе совместно с представителями МЭК мы начали подготовку к этому знаковому мероприятию.

– Можно ли кратко охарактеризовать роль белорусской стороны в этом важнейшем вопросе?

 – Кредо белорусской стороны – европейские стандарты. Интеграция с МЭК – единственный верный путь! Наше кредо принял Таможенный союз. Других путей нет.

– И опять возвращаясь к началу нашей беседы, обоснуйте пожалуйста существование подобных документов, каково их содержание?

– Полагаю, что это недальновидная позиция, которая, возможно, связана с личными интересами. Я считаю, что это позиция людей которые хотят быстро заработать «короткие» деньги – на расстоянии вытянутой руки.

– Как Вы пришли к тому, чтобы начать работать по европейским стандартам, ведь раньше вы ориентировались на российские?

– В период, когда мы еще работали, использую всероссийские стандарты, уже понимали, что нам надо переходить на европейскую сертификацию своей продукции и работать в области аккредитации по европейским стандартам. Изучив европейские и российские стандарты, нам стало понятно, что европейские стандарты опередили российские на 10 лет. Поэтому нам пришлось создавать свои белорусские стандарты. Сегодня БЕЛЛИС разрабатывает примерно 160 стандартов.

– А дальше?

 – Барьеры между Белоруссией и Евросоюзом растут. Мы приняли решение работать на европейском рынке и разработали белорусские регламенты, которые приближены к европейским и когда они должны были вступить в действие  – начались проблемы с Таможенным союзом. Стали определять кто какие регламенты будет делать и работа над ними затормозилась. Я был участником в работе над шестью регламентами.

Регламенты в области энергоэффективности, средств связи и медицины делала российская сторона – они так не и не появились. Состоялось только одно заседание рабочей группы по связи в Москве. Сделали регламент на базе российского из 20 стандартов.

Медицинский регламент был разработан российской стороной. По моему мнению, это была самая профессиональная рабочая группа, всё было сделано качественно, но затем он попал в Минздрав России. И всё… Дело дальше не пошло.

Регламент по энергоэффективности мы отказались принимать. В Белоруссии всегда были жёсткие требования по энергоэффективности. Сейчас они должны были отменяться. Сегодня идёт противостояние белорусской и российской сторон. С конца прошлого года мы возражаем против вступления этих технических регламентов в действие. Считаем, что ни одна страна не готова к этому. Эта позиция озвучена через МИД. В настоящее время идёт дискуссия. Если продукция соответствует – получайте техрегламент, если нет – есть возможность два года выпускать по национальным стандартам.

Давайте вернёмся к нашему ТР ТС 004/2011, расскажите как дела обстояли с ним?

– За регламент 004 («О безопасности низковольтного оборудования») отвечала белорусская сторона, 30 пунктов подписано – порядок соответствия, порядок производства, испытаний, рекомендации, назначение лиц по ведению регламентации (май прошлого года) – ничего до сих пор не сделано. В тех пунктах, которые делала белорусская сторона он был ещё более менее приличным. Но российская сторона заявила, – «Вы нас поставили в неравные условия, мы не знаем этих стандартов».

Начались проблемы с заводами. Половина заводов не производит кабель по стандартам.

– По каким стандартам сейчас можно и нужно работать российским заводам, по  белорусским?

– С 15 февраля любое российское кабельное предприятие имеет право производить свою продукцию по стандартам Белоруссии и продавать в России. Если кабель изготавливается по стандарту и ему соответствует, то можно производить, проходить  оценку соответствия, и продавать! Мы говорим всем производителям – сами определяйте свои возможности и решайте что вам делать.

– Хотелось бы немного акцентировать внимание на вопросах сертификации кабельной продукции, расскажите об этом.

– В период, когда открылся рынок и не были ещё введены технические регламенты, Белоруссию захлестнула волна технических сертификатов, которые выдавались за пару дней. За полгода остановились два завода по производству светильников и лампочек. Тогда мы начали мониторить две темы – производство кабелей и ламп.

Разработали методику по сертификации кабельной продукции, так как считаем, что в кабельной продукции основные проблемы связаны с материалами, поэтому они должны быть чётко соблюдены. Был принят  регламент по оборудованию для кабельной промышленности. Порядок сертификации кабельной продукции должен проходить не так, как было раньше. В Белоруссии нет ни одного сертификата без инспекции, которая должна проводиться не реже, чем раз в два года. Например, два наших завода не могли получить сертификаты без инспекции.

Мы установили для всех единый ценник на испытания. Или вы сами испытываете, или испытываем мы. Возражений нет. Но всё равно проводится контрольное испытание после выдачи сертификата.

 – В соответствии с какими нормативами осуществляются инспекционные действия?

– Разумеется, инспекция производства осуществляется по международным требованиям, по которым работает весь мир. Так мы проверяем каждое предприятие. 100 листов с вопросами на которые мы должны получить ответы. Надо чётко понимать, какое производство, как оно работает и можем ли мы доверять этой системе. Имеется или нет входной контроль на предприятии и т.д.

Цель сертификации кабельной продукции состоит в том, чтобы провести испытания с привязкой к стандартам. Заявитель имеет право использовать только этот пластикат и только этого производителя, причём с теми параметрами, которые он предоставил на испытания. Например, мы два раза в год инспектируем производителя холодильников «Аристон» – испытание, проверка производства, испытание + проверка производства – три формы инспекции.

– Как обстоят дела с подделками на выданные БЕЛЛИС сертификаты?

– Когда подделывают наши сертификаты – мы подаём заявление в прокуратуру. Официально отправляем претензии. Владельцев этих сертификатов или закрывают, или отменяют их сертификаты.

 

– Хочу обратить Ваше внимание на область определения ТР ТС на низковольтное оборудование. Настоящий технический регламент Таможенного союза не распространяется на:

  • электрическое оборудование, предназначенное для работы во взрывоопасной среде;
  • изделия медицинского назначения;
  • электрическое оборудование лифтов и грузовых подъёмников (кроме электрических машин);
  • электрическое оборудование оборонного назначения;
  • управляющие устройства для пастбищных изгородей;
  • электрическое оборудование, предназначенное для использования на воздушном, водном, наземном и подземном транспорте;
  • электрическое оборудование, предназначенное для систем безопасности реакторных установок атомных электростанций.

Таким образом значительная доля инновационно способных кабельных изделий не вошла в него по определению. Могло создаться впечатление, что ТР ТС касаются только тех товаров и услуг, которые непосредственно получает население. Но это не так. В перечне принятых есть ТР ТС "О безопасности оборудования для работы во взрывоопасных средах", где в приложениях (перечнях прилагаемых стандартов) пожалуй наибольшее количество гармонизированных с российскими и белорусскими международных стандартов. Кстати, примерно в десяти из них имеются чётко сформулированные требования к КПП. Можно предположить, что в круг Ваших интересов эта тема не входит. Возможно я ошибаюсь, но в таком случае просьба прояснить ситуацию.

– Поскольку наша стратегия заключается в том, чтобы сделать регламенты гармонизированные с европейскими стандартами и директивами, никаких инновационных разработок этот регламент не отсекает. Если вы берете те стандарты, которые существуют в перечне – вы на 100% уверены в том, что ваша продукция соответствует международным требованиям и при надзоре они совпадут.

Не надо забывать о такой теме , которая сейчас отсутствует – это надзор. Он не проводился, ни в России, ни в Белоруссии, ни в Казахстане. Как раз сейчас проблема обязательного надзора активно обсуждается.  

У вас должны взять продукцию и сразу возникает вопрос, – чему она соответствует? Если этот стандарт есть в перечне, значит больше никаких требований к вашей продукции не выдвигается. Но в регламенте написано, что, в принципе, вы эти стандарты можете не использовать, а применять любой стандарт сами – например, стандарт МЭК. Но только в том случае, если ваша продукция не попадала раньше под сертификацию, тогда вы декларацию принять не можете. Орган по сертификации должен провести все процедуры оценки соответствия так, чтобы подтвердить что ваша продукция соответствует техническому регламенту.

- Прошу чуть подробнее осветить это вопрос. Какова процедура?

– Есть два перечня. Один перечень – требования, второй перечень – методы испытаний.

Первый перечень является добровольным, а второй ­– обязательным. Когда вы проходите процедуру подтверждения соответствия какому-то другому стандарту, методы испытаний, вы должны брать из второго перечня, чтобы подтверждать параметры. В принципе можно заявить любой инновационный продукт с любыми характеристиками и орган сертификации вместе с испытательной лабораторией отвечает за то, чтобы его оценили и выдали на него сертификат Таможенного союза.

Здесь никаких проблем нет, так как в кабельной продукции вы сами определяете стандарт, по которому её производите, заявляете о соответствии этому стандарту и получаете сертификат на продукцию. Вы можете взять белорусский или российский стандарт. Однако сегодня проблема заключается в том, что все эти перечни стандартов будут интегрироваться и сливаться в стандарты ГОСТ, а стандарты ГОСТ-Р исчезнут.

– А какая реальная дата этого события?

– Это будет зависеть от того, кто возьмётся за разработку стандарта ГОСТ МЭК вместо ГОСТ Р.

– Любая сторона это может инициировать?

– Да, любая.

– Заявитель – государственное ведомство?

– Не обязательно. Например, у нас есть предприятия/предприятие со своей сферой интересов, которые считают: «Я хочу производить свою продукцию по этим стандартам и я хочу чтобы этот стандарт стал обязательным для всех».

- Лоббирование?

– Да, это с одной стороны, а с другой – предприятию надо поставлять продукцию за рубеж, а этот стандарт там уже принят, поэтому надо сделать этот стандарт действующим. Допустим, к нам приедут представители предприятия «Атлант» (производитель холодильников) и скажут – сделайте стандарт на стиральные машины, который появился два года назад и в котором есть сифонирование, никто больше такие машины не делает, а мы заставим это делать всех.

– Сейчас дата не определена?

– Нет, поэтому мы в Белоруссии декларируем, что обязуемся разработать этот стандарт за свои средства. Вносим его в план госстандартизации, регистрируем как научно-исследовательскую работу, сами разрабатываем стандарты, проходим всю процедуру согласования, отзывов и потом его принимают в качестве государственного перечня.

– Поправьте меня, допустим РФ взяла на себя инициативу разработать ГОСТ…

– Нет, сейчас уже есть перечень стандартов, которые будут разрабатываться по регламенту. Каждый последующий год будет формироваться перечень стандартов, которые надо разрабатывать и там уже можно будет определить кто будет разработчиком – российская, белорусская или казахская сторона.

– И в итоге это будет единый документ? Не имеющий никаких аналогов?

– Да, это будет единый документ и новые стандарты будут только ГОСТ. Сейчас может быть только два типа стандартов – соответствующий международному или стандарт таможенного союза не соответствующий международному. Во-первых, эта позиция должна быть согласована тремя странами. Если стандарт согласован только одной стороной, он не пройдёт. С ним должны согласиться все стороны. Есть право вето. Если есть стандарт МЭК, то у нас должен разрабатываться стандарт идентичный, соответствующий этому стандарту. А вот если нет стандарта МЭК, тогда необходимо разработать свой. Надо исходить из этого. Поэтому сегодня невозможно выпустить стандарт и пройти процедуру его согласования в трёх странах, имея только патенты.

– Какую роль будут играть ТУ? Я полагаю, что этот вопрос достаточно актуален для нашего профессионального сообщества. К примеру, некоторые производители делают по своим ТУ, где параметры кабелей и проводов соответствуют их ТУ, но зачастую качество и эта продукция два радикально противоположных понятия.

– Поэтому мы и говорим, если вы хотите выпускать дешёвый кабель с заниженной жилой, то свои ТУ, оставьте себе. Кабель на рынок вы выпускать не будете. Сначала надо разработать стандарт, утвердить его, а затем выпускать продукцию согласно этому стандарту. А по ТУ,  даже если они согласованы с кем угодно, вы выпускать продукцию не сможете!

– То есть, наступит то время, когда «заработают» единые стандарты и такие документы как ТУ не будут существовать?

– Мы считаем что ТУ в принципе не должны существовать

– А если спецзаказ?

– А по спецзаказу – отдельная история. Какой спецзаказ?

Например, я крупный/средний/мелкий потребитель и для своих объектов мне необходима КПП, удовлетворяющая моим параметрам, а они не прописаны.

– Почему не прописаны, ищите. Вы не найдёте нигде в мире, производителя , который выпускает кабели под какого-то заказчика для массового производства. Например, вам в плитку нужен провод диаметром 1 мм, даже если у вас 20 Ватт, вы поставите именно этот провод, а не другой. Если пылесосы рассчитаны на 400 Ватт, в них по стандарту положен провод с минимальным диаметром 1 мм, то никакой производитель бытовой техники не сможет поставить провод диаметром 0,5 мм. Это запрещено стандартом на бытовую технику. А когда китайцы, чтобы удешевить свою продукцию привозят бытовую технику, не соответствующую стандартам, у  нас они сертификат на неё не получают, потому что там занижен диаметр проволоки.
ТУ это не документ и не стандарт. Его надо оценить. И здесь возникает вопрос, а чему он соответствует? Соответствует ли он техническому регламенту?
В сертификации кабельной продукции должен быть порядок. Производитель говорит: «Я хочу сертификат по российскому стандарту». Пожалуйста, но ты идентифицируй, какие характеристики ты заявляешь. Это является предметом оценки соответствия, только после этого выдаётся сертификат, в котором будет указано, что кабельная продукция будет с такими-то параметрами. Мы считаем, что покупатель должны знать, какой кабель и с какими характеристиками он покупает. Особенно если есть непонятные ссылки, например на интеллектуальную собственность. Возникает целая система противоречий, с которой мы сегодня столкнулись.

Как Вы считаете, с учётом своего опыта, который накапливался с середины 90-х годов в БЕЛЛИСЕ, Россия сегодня в этой области отстаёт от вас или может быть опережает?

– Поскольку мы занимались на протяжении 10 лет техрегулированием в области электротехнической продукции, то сегодня Республики Беларусь в этой сфере не отстаёт от Европы. Мы практически полностью интегрировались, и даже по законодательству от Европы отставали только на три года. Россия же за последние 10 лет разрушила советскую систему стандартизации практически полностью. Так как стандарты были приличные, то и ситуация была благоприятная за исключением последних пяти лет, когда появились новые материалы и технологии. Вместо того, чтобы разрабатывать нормальные стандарты, начались игры и втягивание кабельной продукции в эту криминальную тему, когда хозяин строительной компании считал нормальным иметь свой небольшой кабельный заводик и обеспечивать себя теми кабелями, которые ему нужны. Для этого только надо купить или сделать ТУ. Практически, системы сертификации кабельной продукции в России не существует и не существовало. Были только крупные добросовестные кабельные заводы, которые в силу того, что у них есть серьёзные заказчики в том числе - военные.

– Доля участия государства в вашей компании?

– Это – 82%.

- В Белоруссии есть закон о конфликте интересов?

– Есть понятие об аффилированных лицах.

– Предположим, что нет системы технического регулирования и не будет, чем это может обернуться?

– Система технического регулирования должна существовать потому, что если от неё отказаться, это означает полностью открыть рынок. Если вы вступаете в ВТО, то снимаете практически все барьеры и лишь единственным барьером, который остаётся, является система технического регулирования, работающая по своим правилам. Такое положение во всём мире. Например, США – абсолютно открытая страна, но вы туда свою продукцию не завезёте, потому что там есть UL. И пока не получите сертификат UL – рынок для вас закрыт. А получить его на кабельную продукцию, это значит получить сначала сертификат на материалы и никаких других вариантов у вас не будет. Если вы хотите завезти телефоны, то должны пройти UL и все компоненты должны быть одобрены UL.

С точки зрения кабельной продукции, просто надо вводить те требования, которые необходимы. Должны быть стандарты. Если вы планируете производить какую-то продукцию, то она должна соответствовать техрегламенту и вам надо делать на неё стандарты. Если вы хотите производить материалы, то на них также надо разрабатывать стандарты.

Если продолжать тему аккредитации и системы технического регулирования Таможенного союза, то Белоруссии отдали эту тему, однако тут начались проблемы. Российская сторона заявила, в России нет системы аккредитации, поэтому пришлось создать Росаккредитацию, абсолютно новую структуру, которую возглавили два молодых юриста.

Если говорить о кабельной продукции, то по моему мнению, нужно создавать систему сертификации, которая уже существует в Европе, где в отношении силовой бытовой КПП принята единая система с участием Ассоциации производителей с одной стороны, покупателей с другой и системы оценки соответствия – с третьей.

15.04.2013 г.
414 просмотров
Обсуждение на форуме (105)

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно