Интервью

Задумал и сделал - вот в чем кайф

26 февраля 2014 года не стало Сергея Антипова, руководителя Арсенала. Он был не просто хорошим идейным руководителем, но и чутким отзывчивым товарищем для всех. Ниже вы можете ознакомиться с интервью, которое дал Сергей Геннадьевич нашему порталу в 2011 году. Вечная память.

Сергей Геннадьевич, как начиналась Ваша деятельность? Чем Вы занимались, когда в уголовном кодексе еще была "статья" за предпринимательство?

После института я работал в Министерстве связи по распределению. Но общаясь с одним и помощников министра, услышал от него предложение использовать мои знания на реальном производстве. В общем, как в том фильме Рязанова, где Кутузов-Ильинский говорит Шурочке-Голубкиной: "Не надоело ли в штабе пыль сдувать, пора понюхать пороху!". Ну и я, как сейчас бы сказали, этот вызов принял. И уехал из Москвы на Дальний Восток, на пять лет по контракту, начальником телеграфа в Петропавловск –Камчатский.

Была ли у Вас, так сказать, школа "строя цивилизованных кооператоров"?

Да, после известного постановления ЦК КПСС, я увлекся новыми возможностями. Я подготовил необходимые документы для регистрации кооператива и, прихватив газету "Правда" с текстом последних партийных решений, явился к своему начальнику. И предложил зарегистрировать предприятие с участием заинтересованных лиц и организаций, чтоб не отставать от генеральной линии партии.

В чем состоял первый бизнес?

Первоначально мы устанавливали и обслуживали японские телефаксы, учили людей их возможностям. А потом придумали услугу, которая пользовалась бешеным спросом: тогда же не было еще современных средств связи, мобильников и прочего, и моряки, находящиеся в рейсе, поддерживали контакт с родными, посылая телеграммы. А мы предложили прикладывать к телеграммам цветы. Были созданы два радиоцентра, я договорился с морским начальством о связи с кораблями и мы эту приятную мелочь делали людям, находящимся подолгу вдалеке друг от друга. Одними из первых в городе мы стали разукрашивать автобусы нашей рекламой. Успешный опыт первого бизнеса повлиял и на меня, или скорее утвердил в правильности выбранной жизненной стратегии. Я почувствовал, что значит быть самостоятельным, самому принимать решения. С тех пор я остаюсь частным предпринимателем, хотя после окончания контракта мне предлагали карьеру и на Дальнем Востоке и в Москве по линии министерства. Но в Москву, которая к тому моменту "кишела" кооперативным предпринимательством, и где была, так сказать, самая "жатва", я вернулся, чтобы организовать свое дело.

С чего Вы начинали в Москве?

Я занимался тем же чем и все: в основном торговлей тем, чем можно было торговать и что давало прибыль. Торговал, кстати, и кабельной продукцией. Одно время у меня была своя лесопилка в Химках, занимался остеклением балконов. А затем учредил с четырьмя своими партнерами коммерческую фирму, которая проработала около 5 лет. Но постепенно стали возникать расхождения в стратегическом видении нашей деятельности. Мне хотелось "заземлиться", говоря языком кабельщиков, встать на почву производства, уйти от торговли, которая была хороша только для начала. И я рад, что с одним из четырех моих партнеров, Владимиром Ивановым, мои планы совпали и мы сделали собственный бизнес в кабельной отрасли, хотя его начало было еще в составе "пятерки". Владимир – уникальный человек, он придумал и сам собрал первое оборудование, первый экструдер, на котором стала производиться наша продукция. Да и до сих пор, хотя у нас уже есть главный конструктор, изобретательская мысль Владимира приносит массу новых идей.

Когда это было?

Это было в начале 2000-х годов. Чем больше я углублялся в производство, тем больше понимал, что оно открывает гораздо более широкие возможности для предпринимательства, чем торговля. Торговля постоянно как-то сужала поле деятельности. Часто торговля напоминала случайной блуждание, этот бизнес на "авось" меня не удовлетворял. "Арсенал" был зарегистрирован на двоих. Название мы в спешке сымпровизировали, но считаем, что оно оказалось удачным. Если б дольше думали – вышло бы хуже.

После создания своего бизнеса нам пришлось быстренько найти помещение, потому что в наследство от бизнеса "пятерки" осталось не только "железо" но и кое-какая клиентура и мы не могли ее потерять. Сначала мы нашли цех на 400 метров, вскоре расширили его метров на 500. Потом еще расширились, взяв "в нагрузку" бутылочное производство, поскольку владелец площадей купил оборудование, которое простаивало, и навязывал его, а мы решили, что если не возьмем, то не видать и этого помещения. Но и это производство у нас сейчас хорошо идет и мы даже туда вкладываем деньги. Ну, а сейчас у нас только производственных помещений 3,5 тыс. квадратов, плюс склады. Хозяйство расположено в двух местах, но в одном административном районе.

Есть ли какие-то проблемы с точки зрения работы на арендованных площадях?

Да, серьезные проблемы, серьезные риски. Для производства, конечно, нужно все свое, потому что хозяин помещения, который делает бизнес на его сдаче в аренду, имеет интерес краткосрочный, может сказать: "Ребята у меня готов снять "Ашан" и ему я могу в три раза дороже сдать. Так что, милости прошу – выметайтесь!". Кроме того, мы ограничены и в занятых помещениях: то можно, это –нельзя. Плюс мы ведь вложились в территорию – например, заасфальтировали подъездную площадь, чтоб прилично выглядело, чтоб создавать репутацию. Не то что такие затраты душу щемят, но в своем хозяйстве было бы легче душой.

А вы не изучали возможности переноса бизнеса в индустриальные парки, которые государство сейчас вроде бы поддерживает, есть даже соответствующая ассоциация?

Нет, пока не изучали. Если там возможна долгосрочная аренда, лет на 49, – это было бы интересно. Но вопрос цены? Вот госбанки ведь по коммерческим ставкам кредитуют.

Сколько человек у вас работает?

Почти 150 человек.

Как вы их подбираете?

О, это самое сложное в нашей работе. Причем одинаково непросто как в отношении управленческого персонала, так и рабочих специальностей. Это гораздо сложнее чем проблемы с арендой, коммерческие и даже технические вопросы, потому что они все-таки в конечном итоге упираются в деньги, их можно подсчитать. А человек – фактор непредсказуемый. Но вот с главным конструктором нам повезло – это творческая натура, все время в поиске, как лучше сделать, как полнее воплотить идеи Владимира и свои.

А рабочие? Есть ли мигранты?

Да, более того – среди рабочих мигранты составляют большинство. Не потому, что мы не любим наших соотечественников, конечно. Причины очень рациональные. Прежде всего – дисциплина. Часто мы расстаемся с нашими соотечественниками из-за проблем с алкоголем. Две-три недели человек проработал – глядишь, он или пришел на работу "навеселе" ( хотя нам в этом случае не до смеха), либо "загудел", как в народе говорят, и что же нам "по гудку" его искать? Мигранты, которые у нас работают, в основном это представители Узбекистана – более дисциплинированы. Об алкоголе и речи нет. Подчиняются старшим, менталитет у них другой, возможно, религия влияет – не знаю. Некоторые мастера у нас – тоже родом из тех краев, но закончили российские учебные заведения, мы делегируем им полномочия и определяем конечную цель. И в общем, как правило, спокойны за результат. Такие люди – ценное наследие распавшегося Союза.

С вновь нанятыми мы, естественно, начинаем с обучения, человек ведь не рождается волочильщиком. Мы тратим на это деньги, время силы. К сожалению, пока не подсчитываем отдельно эти затраты, а они существенны. А то могли бы показывать разным проверкам, как мы тоже людей адаптируем к российской жизни, хотя нервы и время все равно не подсчитаешь.

Как, кстати, обстоят отношения с миграционными властями, с милицией?

Договариваемся. Правда, в основном потому, что умеем договариваться, а не потому что можно опираться на какие-то формальные процедуры. Но со временем находим компромиссы, используя здравый смысл.

Вы как-то помогаете мигрантам с бытом?

Да. Во-первых, у нас есть специальный сотрудник фирмы, который занимается этими вопросами. Кроме того, ИТР мы стали даже кредитовать на покупку квартир, включаем стимулы к долгосрочной заинтересованности в работе с нами.

При расширении вы рассчитываете на мигрантскую рабсилу?

Да нет же. Мы не командируем никого в Среднюю Азию, не ставим условия по нацпризнакам, мы ищем людей, которые могут и хотят работать, делаем это в России, на месте. У нас зарплата одинакова для всех, мигранты не являются дешевой рабочей силой, мы им прилично платим, русским платим столько же. У нас сдельная система оплаты. Сколько человек сделал – столько и заработал.

Сергей Геннадьевич, есть ли информационная система на предприятии, какая-то аналитика, управленческий учет? Вы хорошо обозреваете свое хозяйство умом, а не только глазом?

Актуальный вопрос для нас. Конечно мне бы хотелось иметь какие-то показатели, знать точно, насколько эффективно мы работаем, почему производительность упала или что-то другое, разлагать на факторы результаты. Но производство – очень индивидуальная вещь, готовой системы сразу не купишь. Нужны консультанты, специалисты, которые все это поставили бы, изучили, пока такие не приходили. Это помогло бы и в составлении планов, которые у нас есть, конечно, но мы бы уменьшили в планировании долю интуиции. На управленческом уровне, кстати, мы эту работу проводим, внедряем систему 1С, пригласили индивидуального консультанта, отлично владеющего и программированием и знанием бухучета, но предприятие в целом должен, конечно, проанализировать инженер-экономист, построить соответствующие показатели и дать задание программисту на информатизацию, на анализ хозяйственной деятельности. Чтобы можно было, нажав кнопку, увидеть все это наглядно. Мы уже входим в стадию, когда потребность в планировании не то что возрастает, но становится одной из важнейших. Нужно переходить на "длинное дыхание".

Да, на Западе в таких вопросах среднему бизнесу часто помогают студенты, аспиранты. А каковы сейчас планы, наметки, перспективные мысли?

Их много. Вообще в любом бизнесе всегда есть куда расширяться, а в производстве, я считаю, - тем более. Мы видим большой потенциал в рынке огнестойких кабелей. Мы пошли туда, когда поняли, что сами сможем делать "кремнийорганику", на своем оборудовании, на которое получили и патент на полезную модель. У нас, между прочим, 8 патентов на приемники, автоматические отдатчики, экструдеры - на наше оборудование. Так что мы рассматриваем себя и как производителя оборудования – и хотим его продавать. Сейчас мы многое у себя модернизируем за счет собственного оборудования.

Куда можно было бы продавать оборудование? Государство пытается поощрять экспорт, в том числе в СНГ. Вы не изучали эти механизмы?

Пока нет, но очень интересно и с удовольствием помогли бы планам нашего государства. Но что говорить о экспорте, если на наших заводах, отечественных, порой работают развалюхи, а ИТР невосприимчивы к новациям. Мы предлагали наше оборудование некоторым производителям кабеля – не купить, просто пока поставить, запустить, посмотреть в эксплуатации. Правда, на первых лиц мы не выходили, но на производственном уровне получали какие-то инфантильные отговорки: поставить некуда, людей надо нанимать, к начальству обращаться и т.д. и т.п. Но кто же тогда будет чувствителен к инновациям, если не техперсонал? Мы работаем практически на своем оборудовании, 15 линиях, которые сами сделали. Какие-то элементы иногда покупаем и делаем свое оборудование. Например, закупили немецкие "колеса" и сделали две своих "волочилки".

Судя по всему, вы не очень-то прислушиваетесь к государственной политике в отношении бизнеса?

Прислушиваемся, но рассчитываем на самих себя. И я не слышал от тех, с кем общаюсь по бизнесу, чтобы для кого-то некая госпрограмма стала существенной подпоркой в старте, да и в устоявшемся деле - тоже. Как правило, эти механизмы привлекательны, когда читаешь о них в газете, но в реальности - сильно забюрократизированы. То же самое с банковскими структурами – собираем кучу документов, а потом повторяем их по кругу, потому что там менеджеры поменялись или еще что-то. Мы взяли и вернули уже четыре кредита, но почему-то не стали более комфортным клиентом для банка – все равно как с новичков требуют придирчивых формальностей. Вообще кредитование производства даже для серьезных банков – пока загадка, особенно среднего производства. Я думаю, что для кредитования среднего бизнеса, вроде нашего, требуется больше компетентности, чем для кредитования крупных клиентов. А банкиры вместо того, чтобы учиться у нас пониманию производственных реалий, читают лекции по бумажной отчетности.

Может банкирам таких руководителей как Вы приглашать на кредитный комитет? В глаза посмотреть друг другу.

Может быть. Я бы лично не отказался приехать и объяснить свое производство банкирам.

 

Конкуренция острая на рынке, иностранные производители поддавливают?

Конкуренцию мы приветствуем, если она честная, конкуренция – это драйв, азарт, адреналин. Но, к сожалению, рынок так сейчас устроен, что для таких как мы, которые стараются придерживаться гостовских стандартов, соблюдение высокого качества оказывается убыточным. Мне покупатели говорят: "Я такое же беру на 20% дешевле там-то". Я еду "туда-то", покупаю кабель, изучаю – конечно, это не "такое же": то ли меньше диаметр токопроводящей жилы, то ли изоляция не кондиционная; в общем - серый кабель. И что, мне конкурировать в умении обманывать потребителя и обходить закон, вместо удовлетворения потребителя и лояльности к государству? В таких условиях репутация, бренд обессмысливаются, а хочется, чтобы про нас говорили: "Арсенал" – правильные парни!".

Что такое свой бизнес с личной точки зрения : вся жизнь – работа?

Когда делаешь свой бизнес, на работу ходишь как в соседнюю комнату в доме – психологически состоянии не меняется. Конечно, напряжения бывают, но найти тихую заводь где-нибудь в чужой структуре, воплощать чужие идеи я и мой партнер неспособны по складу личности. Иногда приходится работать и сутками, но мы считаем, что руководитель должен подбирать квалифицированных людей и делегировать им полномочия – в этом качество работы руководителя. Так что круглосуточный руководитель – не очень хороший управленец.

А существует ли потребность обучаться, расширить кругозор, проходить какие-то курсы, краткосрочные бизнес-школы?

Стараюсь обучаться у тех сотрудников, которых нанимаю, присматриваться к конкурентам и партнерам. На бизнес-школу вряд ли найду время. Интернет ориентирует очень часто, портал "RusСable", например.

Сергей Геннадьевич, а есть такая вещь, как кайф предпринимательский, и в чем он заключается?

И кайф и драйв – всего этого в частном бизнесе хватает. Ну, если сжать в формулу, то "задумал – сделал". Если на пустом месте возникает что-то, что сначала мелькнуло не у кого-нибудь, а именно у тебя, а потом сформировалось в голове – это здорово.

Что если бы кто-нибудь пришел и предложил Вам продать бизнес, сказал бы: " Оставайтесь управлять и при этом получите хорошие деньги"?

Подумали бы. Одно точно: наемниками не останемся, но если предложат хорошую цену – может и сойдемся. А на полученные ресурсы потом организовали бы что-то новое, и все равно - свое. Мы знаем, как делать с нуля и, думаю, что у нас бы еще хватило запала.

Российский предприниматель думает о наследниках?

Наши дети работают с нами – у меня и Володи дочери. Очень помогают. Моя дочь ведет поставки, некоторые финансовые операции, немного и производство, заказы. Это именно одна из таких жизненных вещей, которая нас в свое время объединила с Володей – создать что-то очень надолго, чтобы и дети могли это перенять; показать им, что это интересная работа, которая делает жизнь содержательной. Мы хотели не просто потребительского комфорта, но создать предприятие и передать его как эстафетную палочку. Кто-то создает романы, кто-то формулы, а мы – предприятие. Мы делим на двоих и ошибки и успехи друг друга, любое неверное решение – это решение нас обоих. Главное – признание ошибок и деление их поровну, совместное исправление – в этом залог партнерства и успеха. Мне очень повезло, что я нашел такого партнера, с которым можно идти, как говориться, "против тысячи вдвоем".

Беседовал Александр Гловели

13.04.2011 г.
114 просмотров
Обсуждение на форуме (20)

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно