Интервью

Владимир Михайленко: "Сорвать заказ - это стыдно"

19.10.2021
Обсудить на форуме
Карточка компании Кубанькабель
Время чтения ≈ 20 мин
317

RusCable продолжает цикл публикаций в рамках большого спецпроекта «По следам Герды» — легенды кабельного бизнеса». Следующей точкой на карте нашего путешествия стало южное кабельное предприятие из города Армавир, кабельный завод «Кубанькабель». Здесь производят монтажные, волоконно-оптические, телефонные, контрольные и силовые кабели под брендом «Герда».

Александр Гусев, руководитель медиахолдинга «РусКабель», узнал много занимательных деталей об уникальном заводе-брате у генерального директора «Кубанкабель» Владимира Михайленко, который приходится младшем братом для Дмитрия Михайленко, директора «Донкабель».

Донкабель и Кубанькабель — очень интересные заводы, и их объединяет,скажем так, общий заказчик.

  

Александр Гусев и директор завода "Донкабель" Владимир Михайленко     ||      Вид на предприятие

 — Расскажите, с чего начинался завод? Он не такой уж и молодой, еще при советском союзе построен. На чем он специализировался?

 — Изначально, в 1989 году, был образован Армавирский опытный завод по производству изделий связи на базе ликвидированного Армавирского эксплуатационно-технического узла связи. Здесь производили и распределительные шкафы, клеммники и выпускали телефонный кабель, но важно и то, что завод тогда работал в том числе в интересах железной дороги. Это стало основой для «Кубанькабеля». Все очень сильно изменилось с момента основания.

— Владимир, пару слов о себе: как вы оказались вообще на производстве и на этом прекрасном заводе «Кубанькабель»?

— Здесь я оказался после непродолжительной работы на Донкабеле. Там я работал в коммерческом отделе. И однажды, в мае 2016 года, генеральный директор обратился с принципиально поставленным вопросом: «Что сидишь?Собирай вещи и иди за расчетом». Сказано— сделано. После моего вопроса: «Далеко?»— поступил ответ: «На Кубанькабель. В понедельник должен быть там». Приехал сюда и начал работу также в коммерческом отделе. Так случилось, что генеральный директор завода уходил на пенсию, и в 2017 году я уже был на этой должности.

— А на Донкабеле генеральный директор, Дмитрий Алексеевич, с такой же фамилией, как у вас. Вы братья?

— Да.

— И заводы тоже братья, получается?

  — В 2017 году слово «братья»приобрело особый смысл. Я был на этом предприятии и в 2015 году, и гораздо раньше. Ещё с тех пор «Кубань» старается не позволять увеличивать производственный отрыв «Дона», но правда, это не всегда получается.

— Вы постоянно в контакте и делаете что-то друг для друга?

— Да, у нас полное взаимодействие. В том числе часть разовых операций иногда выполняются на Донкабеле. Это и было одним из принципов оптимизации. Это было просчитано еще в 2016 году, а утверждено учредителем в 2017.

 — Давайте коснемся темы кадров:сколько сейчас на производстве работает человек?

 — На сегодняшний день 82 человека.

— По меркам кабельных заводов, это немного. Но, учитывая серьезность продукта, который вы изготавливаете,это говорит о высоком уровне автоматизации производства. Расскажите об этом подробнее.

— Оптимизация производства у нас прошла в начале 2017 года. Учредителем было принято решение о том, что нужно не просто сокращать штат, а именно провести оптимизацию, потому, что численный состав был необоснованно завышен. Вместе с ведущими специалистами мы все проработали, учли производственные и кадровые особенности, впоследствии временно исключив некоторые виды работ, которые мы можем выполнять на стороннем предприятии. Потом мы оптимизировали в целом работу завода и переместили некоторые линии. Конечно, были проведены частичные сокращения штата. Вскоре у нас появились новые типы продукции, в том  числе: сигнальные, волоконно-оптические кабели и телефония. На сегодняшний день численный состав у нас равен примерно 50% от того, что существовал ранее.

— Обычно такое встречается, когда появляется новый собственник. Похожая ситуация была на Кавказкабеле: приходит новый владелец и смотрит на штат, на номенклатуру групп продукции, которую надо выпускать, и приглашает на работу только тех специалистов, которые достаточно компетентны и готовы работать. В этом плане все стараются сокращать издержки.

 — Откровенно говоря, когда учредитель поставил нам задачу, выполнить ее было непросто. Правильно было замечено, что штат был раздут под те требования, которые существовали ранее, но они изменились, и номенклатура,соответственно, тоже поменялась. А штат существовал тот, который был утвержден еще при создании предприятия.Самое интересное, что сейчас, оптимизируя производство, мы проводим модернизацию тех линий,которые были поставлены относительно недавно. Мы всегда стараемся оценивать, как можно оптимизировать то, что уже начали оптимизировать, а также приобретаем новые узлы. Да, может быть, не так часто, как это требовалось бы, но мы стараемся делать все в меру своих возможностей. В первую очередь, мы учитываем свои возможности и человеческий ресурс. Можно массово закупить оборудование, а потом длительный период его устанавливать и осваивать. Для нас главное, чтобы все было своевременно и приносило пользу.

 — Какой у вас парк оборудования? Какие бренды, страны?

— Почти все оборудование — это Европа. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что у нас существует оборудование, частично изготовленное здесь же, но которое впоследствии было модернизировано. То есть нельзя однозначно сказать, это самодельная линия или какой-то бренд.

  

Оборудование

— Если отвлечься от кабельной темы, мы недавно были на заводе «Камышмаш», где восстанавливают раритетные машины. В чем его основное отличие от других мировых организаций, которые занимаются подобной деятельностью — абсолютная идентичность. Каждая гаечка — идеальная. Из Америки приходят изделия с большим количеством косяков. Когда мы говорим о том, что русский слесарь взял и апргейдил оборудование — это точно улучшение оборудования, но никак не ухудшение.

— Дело в том, что оборудование, купленное в Китае, требовало многих доработок. Этим занимались наши специалисты: они рассчитывали платы, в том числе устанавливали, паяли и под себя сделали такую линию, которая на сегодняшний день в разы надежнее и лучше первоначальной. Раньше не ценили то, что сделано в России, сегодня я соглашаться с этим не готов. В качестве примера приведу ситуацию, с которой столкнулся на выставке «Связь» в 2016 году: я тогда на мероприятие выехал от Донкабеля вместе с Кубанькабелем, и там один посетитель начал задавать вопрос по поводу хладостойкого кабеля, который он где-то закупает. Я попросил его показать фотографию или образец, и он принес кусок этого кабеля (около 60 см). Мы приехали обратно, просчитали его, и выяснилось, что маркировка этого кабеля нанесена с ошибками: судя по маркировке, это был совершенно другой кабель. На сегодняшний день тот человек с выставки — наш постоянный контрагент, который регулярно у нас приобретает аналог того хладостойкого кабеля. Кабель «Герда» реализуется в интересах отечественных производителей холодильных установок.

— Вы можете в нескольких словах объяснить отличие кабелей «Герда» от классики, например, ТППэп, ТППэпЗ и т.д.?

— Принципиальное отличие в том, что телефонный кабель идет на 220 вольт, а Герда-ТПП — на 220 и 315 вольт. Это основное отличие. Герда-ТПП — это кабель, который улучшен требованиями ТУ и приспособлен под определенные условия прокладки. Срок службы таких кабелей не менее 30 лет при экстремально холодных условиях. В недавнем прошлом, когда наш президент посещал землю Франца-Иосифа, экологическая ситуация той области находилась в плачевном положении. Тогда было принято решение навести там порядок, и в числе мер было решено прокладывать именно кабель Герда-ТПП. Задача серьезная, сроки сжатые, логистика играла принципиальную роль. Но мы все выполнили, нареканий нет.

— Бытует мнение, что «Герда» — первый кабельный бренд, рожденный более 30 лет назад. Под маркой «Герда» выпускается очень много продукции, начиная от кабеля и заканчивая электрокарами. «Герда» — это не только кабельный бренд, но и знак качества. Под этими буквами скрывается гарантированный запас прочности.

— Для нас это принципиальный вопрос. Дело в том, что мы не просто прикладываем документы, когда отгружаем продукцию. Перед этим продукция проходит все испытания: если есть какая-то доля сомнений в качестве, мы отгружать не будем. На каждом этапе проходит проверка и если где-то продукция не проходит операционный контроль, то она дальше просто не идет. Это принцип учредителя.

— У каждого производственника есть понимание всей номенклатуры, которую может выпускать завод. Может, есть одна марка, которая наиболее любима по каким-то причинам? Либо она емкая по деньгам, либо она изготавливается быстро?

— Откровенно скажу, что я в тупике от вопроса. Радует, когда поступает заказ на витую пару. Но когда заказывают оптику — это интересно, потому что мы используем разные типы волокна и материалов. Раньше мы использовали универсальные материалы, а сегодня мы стараемся использовать наиболее оптимальные варианты. Интересно работать с оптикой, потому что линейка может быть разноплановой: это может быть и шнур и разные виды подвеса, и иные условия прокладки. Все что угодно.

— Интересно. А какая самая необычная оптическая конструкция, которую изготавливали на Кубанькабеле?

— На мой взгляд, это электрический кабель, совмещенный с оптикой, при помощи которого можно коммутировать передачу информации и электрической энергии.

— То есть он монтажный?

— Он комбинированный, это волоконно-оптический кабель Герда-КОУ (кабель оптический универсальный). Он имеет в сечении вид восьмерки.

— Он для внутриобъектовой прокладки?

— Как правило, да. Дело в том, что он может и использоваться не только для передачи электрической энергии, но и, например, для передачи сигнала.

— Мы уже несколько раз коснулись слова «волокно», а какое именно волокно вы чаще всего применяете на заводе «Кубанькабель»? Какой производитель?

— Мы стараемся чаще брать волокно у отечественных производителей, в частности у Саранска.

— Это связно с 719 ФЗ?

— В основном да. Но и нам так проще и быстрее в плане логистики. Ждем, когда появятся дополнительные типы волокна.

— Если говорить о качестве: оно вышло на мировой уровень?

— На мой взгляд, да. У нас каждая операция на предприятии заканчивается проверкой всех параметров, начиная с катушки. Сердечник также проверяется на всех этапах. При работе с ним жалоб не поступало.

 

 — У вас бывает дефицит или всего всегда в достатке, чтобы в кратчайшие сроки сделать нужный продукт? Если сию секунду раздастся звонок и поступит очень срочный заказ на достаточно редкую позицию, сможете за 10 дней изготовить какой-то объем?

— Это возможно. Периодически возникают такие заказы, срок — неделя. Как правило, это небольшие заказы. Материалы всегда на складе есть с запасом, потому что коммерческий отдел у нас ориентирован именно на обеспечение производства, т.к. мы являемся производственной площадкой. Есть опытные специалисты, которые в обязательном порядке контролируют эти моменты. Срывов заказа не было. Был один случай с конкретным тросом: у нас тогда хотели заказать конкретный кабель, мы предложили альтернативу, все просчитали. Так как заказчик был ограничен в геометрических параметрах, мы все быстро отработали и поставили. С учетом возникшей тогда потребности, теперь у нас на складе есть такой трос в обязательном порядке.

— Есть ли какие-то планы на модернизацию производства? Или, может, самому хочется попробовать новые виды продукции?

— Конечно, нам необходимо модернизировать как минимум две линии. Хотелось бы со временем переместить одну линию в производственный цех, чтобы две идентичные линии находились рядом. Это важно для того, чтобы руководство кабельного цеха могло контролировать производство, также это было бы удобно и с точки зрения логистики. — Что у вас сейчас с заказами? — На сегодняшний день резерв есть.

Вы останавливаете иногда производство для профилактических работ?

— Не останавливаем. Мы стараемся перераспределить и задействовать производственные линии таким образом, чтобы та линия, которая стоит в графике, была обслужена в перерыве. То есть стараемся выбрать именно то время, чтобы это никоим образом не отразилось на производственных возможностях. Сорвать заказ — это стыдно. Тревожно было в том году, когда захлестнула пандемия.

— Она на вас отразилась?

— Да, несомненно отразилась. Город заинтересован, чтобы эта производственная площадка существовала.

— Почему?

— Ну, это налоги. Для города и для края мы серьезный налогоплательщик. Помимо этого, мы обеспечиваем занятость населения. И мы единственное производственное предприятие такого вида во всем крае. Никто такую линейку в крае не дает.

— Мы говорим про эксклюзивные моменты, да? Такие, как витая пара.

— Да, прежде всего, это витая пара. Потом волоконно-оптический, телефонию тоже делаем. В прошлом году твист-ленту, которая применяется в медицинских масках, мы поставляли для производственников в крае, на тот момент была проблема. Тогда мы выручили и оказались в линейке первоочередных предприятий, на которых не было остановлено производство.

— Удивительно, как бренду «Герда» удается объединять необъединимое и даже спустя 30 лет так эффективно работать. Владимир, а почему вам нравится работать и выпускать «Герду»?

— Здесь тебе дают возможность принять участие в разработке чего-то нового, и ты можешь оказать прямое влияние на процесс. Всегда интересно что-то изменить и что-то улучшить.

— Быть причастным к новым конструкциям и вообще к чему-то новому — это всегда очень круто. Вы наверняка знаете, что «Герде» исполняется 30 лет. Быть причастным к этому бренду — это уже почетно. Пожелайте что-то создателям бренда и коллективам, которые работают под этим названием.

— «Герда» выпускает эксклюзивную продукцию. Система, которая была тогда создана, конечно, претерпела оптимизацию, что-то было изменено, но она эффективно работает и по сей день. Мы недавно общались с экспортом, с Краснодаром и анализировали поставки за рубеж, которые у нас были за минувший год: вся эта эффективность от установленной системы. Возвращаясь к началу вопроса, мне хотелось бы пожелать новых свершений, не сдаваться перед трудностями, которые всегда будут, а еще честной конкуренции, и конечно, принципиальных и заинтересованных коллег, на которых всегда можно будет опереться, которые будут самоотверженно и с инициативой трудиться.

— Когда мы ехали сюда, я спрашивал у абсолютно разных людей, что они думают о «Герде», на что они отвечали, что эта организация — мечта, которая работает не на общепринятых условиях, а работают в удовольствие. Я тоже желаю заводу Кубанькабель и бренду «Герда» всего самого-самого лучшего и думаю, что так оно и будет.

Последний вопрос: ты смотришь RusCable?

 — Да, обязательно! Даже закладка есть на рабочем компьютере.

 — У нас основная фишка RusCable — это репутация, как у Донкабеля и Кубанькабеля. Спасибо за интервью и столь познавательную беседу!

 — Спасибо Вам, Александр, и Вашей команде за визит! Удачи!

 

Беседовал Александр Гусев, генеральный директор  медиахолдинга "РусКабель"

Совсем скоро на нашем YouTube-канале смотрите большой материал о заводе "Кубанькабель", а пока вторую версию интервью можно прочитать в нашем 243 номере журнала Insider или на портале

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl + Enter

317 просмотров
Обсудить на форуме

Дополнительная информация


Компания Кубанькабель на RusCable.Ru
 
Владимир Алексеевич Михайленко на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно