Доклады и презентации

Электротехника и общество: взаимосвязное развитие

Зарождение и развитие электротехники коренным образом изменило человеческую жизнедеятельность и стало продуктивной силой общественного развития. В свою очередь, социально-культурные процессы в обществе, обусловленные в частности, социально-экономическими нововведениями, культурными революциями и т.д. существенным образом сказываются на развитии электротехники. В этой связи интерес представляет изучение взаимосвязи и взаимообусловленности развития электротехники и общества, осуществляемое хотя бы в целях более достоверного прогнозирования развития электротехники и его социальных последствий [1]. Цель настоящего доклада заключается во введении инструментария такого изучения – дискурсивного (логико-понятийного), методологического и т.д., начатого в работах [1, 2, 3].

Социотехнические системы и электротехника. Социотехнические системы – гетерогенные комплексы, включающие в себя как социальные, так и технические элементы, с погружённостью последних в политические, экономические, нормативно-правовые, ценностные, идеологические и иные контексты [2]. При этом своеобразие организации одной из частей такой системы (социальной или технической) обуславливает особенности развития другой части системы [1–3]. Классическим примером социотехнических систем являются электроэнергетические системы. Т. Хьюз в фундаментальной работе по социотехническим системам «Энергетические сети. Электрофикация в Западном обществе, 1880–1930» [4], сравнивая национальные стратегии электрификации в странах этого общества в 1880–1930 гг., показал, что при сходстве проблем, которые немцам, англичанам, американцам приходилось решать в ходе её осуществления, результаты – топология сетей, характер управления, мощностной ряд генераторов и т.д. – оказались не просто различными, а адекватными социокультурным и политическим реалиям этих стран. Интересно, что ещё ранее (в 1923 г.) применительно к проектам создания таких систем в журнале «Электричество» отмечалось: «…многие проекты, родившиеся в военное время и отличающиеся чисто государственной широтой и смелостью, после прекращения войны, с восстановлением частной инициативы подвергались значительным сокращениям и изменениям (проект V.S. Murrey “Superpower Systems”) [5]. Заметим, что тезис Т. Хьюза верен и для Восточного общества – устройство ЕЭС СССР с предельной централизацией её управления явилось своеобразным аналогом административной системы советской эпохи. Далее, произошедшие в результате «перестройки» социально-политические изменения, утвердившие в России на первых порах механизмы управления, напоминавшие таковые в бизнес-корпорациях торгового профиля, повлекли за собой реструктуризацию ЕЭС с потерей качества управления как её режимами, так и эксплуатацией и развитием системы. Последующее упрочение вертикали власти в стране сопровождалось некоторым упорядочением в ЕЭС. Однако продолжающаяся деградация электротехнического социума в России сопровождается утратой технической культуры и ответственности за принимаемые в электротехнической отрасли решения, обуславливая нарастание взрывных технических явлений (системных аварий в г. Москве в 2005 г. и Санкт-Петербурге в 2010 г., катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС 2008 г. и т.д.). Таким образом, прогнозирование развития и проектирования электротехнических систем, их элементов и функциональных блоков (оргструктур электроэнергетических компаний, рынка электроэнергии и т.д.) возможно только при учёте процессов в обществе и электротехническом социуме.

Электротехнический социум. Среду, в которой осуществляется развитие электротехники, а также освоение и использование результатов этого процесса, с последующей постановкой перед наукой и инженерной мыслью новых технических и социотехнических задач назовем, следуя [2], электротехническим социумом. Ядро этого социума – профессиональное сообщество учёных, инженеров, техников, высококвалифицированных рабочих, промышленников и отраслевых управленцев. Однако границы интересующей нас сейчас социальной среды значительно шире. В частности, сюда же надо включить всех тех, кто содействует формированию социального запроса на электротехнику, адаптирует её развитие к социальным потребностям и чаяниям, участвует в выработке соответствующих нормативно-законодательных условий и, наконец, тех, кто распространяет в обществе знания об электричестве и его техническом применении. Это популяризаторы науки, оказывающие воздействие на общественное сознание прожектёры и утописты, журналисты, некоторые категории политических функционеров и чиновников, издатели, учителя школ и профессиональных училищ, покровительствующие изобретателям и талантливой молодёжи, меценаты. Более того, в каком-то смысле речь в этой связи должна быть обо всём обществе, рассмотренном с точки зрения его способности создавать условия для развития и эффективного использования электротехники (что объясняет причину, по которой в данном контексте использовано слово «социум» [2]).

Сложная структура и иерархия социума [3], наличие в нём многих социальных групп, нелинейный характер развития обуславливают интерес к условиям его существования и ценностным установкам. Уже при возникновении электротехнического социума вопросы его социального и профессионального воспроизводства, морально-этического климата в профессиональной среде, взаимоотношений её с внешним миром были вполне отчётливо осознаны как важнейшие условия его полноценного существования и развития. Высокие ценностные установки, консолидирующие среду, сформировались на основе самоуважения, смысла и перспективы профессиональной деятельности, которые в России стали вполне чётко осознаваться, начиная с первых лет реализации плана ГОЭЛРО.

Процессы в современном электротехническом социуме России хорошо иллюстрирует пример социотехнической Единой электроэнергетической системы страны. Особенностью социотехнических систем является неразрывная связь технического и социального. Поэтому итогом реструктуризации технической части ЕЭС явилась дезинтеграция ранее единого электротехнического социума на отдельные микросоциумы компаний с весьма эгоистичным поведением при общей подавленности электротехнического социума вследствие отчуждения от него ЕЭС как коллективной ценности. Другой социальный итог проведения этой реформы и последующей политики в области энергетики состоит в том, что в 2010 г. тариф на электроэнергию превысил среднеамериканский (хотя цена на первичное топливо станций в России ниже) при несопоставимых уровнях доходов и социальной дифференциации населения этих стран. Такой итог негативно сказывается уже на всём российском обществе и восприятии им электротехники, имевшей до этого достаточно светлый образ.

Оценим теперь перспективы развития электротехники, обусловленные качеством воспроизводства электротехнического социума [6]. Заметим, что этапы инновационно-модернизационного развития промышленности в России характеризуются своеобразием гуманитарно-инвестиционной политики в области образования. Рассмотрим эти компоненты образования применительно к «николаевскому», «сталинскому» и декларируемому современному этапам модернизационного развития.

1. Во время «николаевского» подъёма промышленности финансирование образования выросло с 1,8% расходной части бюджета страны в 1900 г. до 4,3% в 1913 г. Главными в гуманитарной компоненте образования был Закон Божий (или богословие) и христианские ценности. Эффект – рост числа студентов в 4 раза и гуманитарный аспект: несмотря на революцию 1917 г. и послереволюционные трудности, профессора и преподаватели вузов, в том числе недавние их выпускники, в основном остались в России. Всё это обеспечило как сохранность и преемственность системы электротехнического образования, так в конечном итоге и кадры для успешной реализации инновационного плана ГОЭЛРО. Заметим, что в ценностной установке старшеклассников до 1917 г. на первом месте стояла профессия учителя.

2. В преддверии «сталинского» подъёма ассигнования на образование в 1926–1932 гг. выросли в 9,3 (!) раза, а главным в гуманитарной компоненте образования стало марксистко-ленинское учение с квазихристианскими ценностями. Эффект – число вузов выросло в 1930–1931 гг. в 3 раза, число студентов – в 2,2 раза. В результате был подготовлен инженерный корпус, успешно решивший задачи не только инновационного плана создания ЕЭС, но и инженерного обеспечения оборонной промышленности в годы Великой Отечественной войны. Заметим, что главной в ценностной установке старшеклассников после 1920 г. стала профессия инженера.

3. В современной России ассигнования на образование в процентах от ВВП находятся на самом низком уровне, почти на порядок меньше таковых в развитых странах. Главным в гуманитарной компоненте образования становится развитие предпринимательского потенциала личности, который в принципе может повысить инновационный потенциал среды, особенно по продвижению чужих разработок. При этом вузам навязываются ценности торговцев и Храм технического образования постепенно превращается в организацию, торгующую образовательными услугами и документами. Интересное окончание схожей коллизии описано в Евангелии от Иоанна [2:14,15], Луки [19:45], Марка [11:15] (см. об изгнании продающих и покупающих из Храма).

Заметим, что в проекте доклада Общественной палаты РФ «Готова ли Россия инвестировать в своё будущее» 2007 г. отмечается необходимость довести среднюю зарплату преподавателей не менее чем до 75 тыс. руб. в месяц в 2010 г. и не менее чем до 150 тыс. руб. к 2015 г. Реальная зарплата преподавателей вузов за основную деятельность в 2010 г. лежит в диапазоне 6 тыс. руб. – ассистент, 19 тыс. руб. – профессор, заведующий кафедрой. Эффект от подобного состояния дел – качественная деградация профессорско-преподавательского состава технических вузов (возрастная, квалификационная, гендерная, моральная), которая идёт всё убыстряющимися темпами и приведёт в самые ближайшие годы к резкому снижению инженерной квалификации и нравственных ориентиров выпускников вузов электротехнических специальностей и, следовательно, перспектив успешного инновационного развития электротехники. Ценностные установки сегодняшних старшеклассников России достаточно далеки от профессий «учитель», «инженер». При такой кадровой подготовке инновационного развития России и её технического локомотива – электроэнергетики положительный результат развития сомнителен.

Ментальность электротехнического социума. Влияние развития электротехники на ментальность общества впервые отметил в 1918 г. американский учёный и общественный деятель Генри Адамс, который писал: «Динамо-машина в общественном сознании заменила крест как первичную силу цивилизации. Произошёл сдвиг веры от великих принципов христианства к принципам пользы и науки. В конце XIX века вера в прогресс приобрела характер религиозного учения…». В советской России подобная вера разделялась руководством страны и, по сути, становилась государственной. План ГОЭЛРО был фактически её проводником, а успешная его реализация помимо социокультурных результатов существенно увеличила число адептов веры в научно-технический прогресс и его общественную пользу. Именно в среде этих адептов зародилась влиятельная инженерная технократия, взгляды которой во многом определяли направления модернизации страны.

При реализации электротехнических проектов, инновационных в частности, важно учитывать соответствие их содержания ментальности и культурно-инженерной традиции социума. Покажем это на проблеме массового внедрения ветроэлектростанций (ВЭС), которые в нашей стране могли бы решить социальную проблему обеспечения электроэнергией жителей удалённых и труднодоступных районов и способствовали бы снижению экологической нагрузки и экономии традиционных топлив при их использовании в более обжитых районах. Этой проблеме посвящено множество современных публикаций, например, обстоятельная статья [7]. Однако сравнивая её с вышедшей ? столетия назад статьей [8] по этой тематике, нельзя не поразиться сходству их сюжетов: вначале рисуются большие достижения и перспективы ветроустановок в мире, затем констатируется плачевное состояние ветроэнергетики в России (у нас сейчас с её использованием производится 0,007% электроэнергии), и далее следует призыв к её развитию. Здесь следует обратить внимание на то обстоятельство, что страны с большой установленной мощностью ВЭС (Германия, Испания, США) относятся к государствам, в которых культура использования энергии ветра (ветряные мельницы, ветряные насосы) насчитывает столетия; хорошо известен даже литературный образ печального испанского рыцаря – борца с такой энергетикой. В России подобная культура была не столь развита (мельницы у нас были в основном водяные), поэтому после успешной стимуляции развития ВЭС в 50-х годах прошлого века ситуация вернулась на круги своя [2, 3].

Оценим современную ситуацию в ментальной области и её влияние на инновационное развитие электротехники России. Естественный уход больших групп учёных, специалистов, квалифицированных рабочих старшего поколения с коллективными ценностями и приход в социум новых социальных групп – предпринимателей, собственников, специалистов по продажам, рекламе и т.д. с превалирующими ценностями индивидуализма, комфорта, самореализации меняет ментальность нашего социума в целом. И поскольку в западном обществе подобные ценности уже давно являются превалирующими, в том числе и в электротехнической среде, то имеет смысл обратить внимание и на обусловленный подобными ценностями характер изменений в развитии электротехники на Западе, а именно на быстрое развитие «зеленых» технологий, например, для нетрадиционных источников электроэнергии, электромобилей и автомобилей двойного питания. При социальном заказе и новой ментальности самого электротехнического социума актуализация подобного направления электротехники вполне прогнозируема, и причём именно в нём возможны и инновационные решения. Дальнейшая трансформация ценностей «индивидуально-гуманистического» направления заведомо породит и интерес к развитию антропных («человечных») электротехнических устройств и систем, т.е. таких, эксплуатация и использование которых максимально комфортны (автоуправляемые подстанции, сети и т.д.). Другой аспект трансформации ценностей от общественно-государственных к личностным – большие системные инновационные электротехнические проекты – ГОЭЛРО, ЕЭС уходящей эпохи, видимо, уступят место несистемным инновационным проектам. При оценке перспектив развития электротехники ментальный анализ социума исключительно важен, однако инструментальное его осуществление силами старого инженерного корпуса проблематично.

Этика электротехнической науки. Введение в 40-х годах ХХ в. основателем социологии науки Р. Мертоном понятия этоса науки (ценностных регуляративных императивов профессиональной деятельности учёных) весьма плодотворно для анализа трансформаций науки, обусловленных её связью с бизнесом, политикой, общественными настроениями, военными. Особенно это касается выполнения учёными амбициозных проектов (в электротехнике они связаны, например, с созданием больших систем и мощной генерацией), влияющих на экологию, здоровье, экономику, или с вмешательством в природу и психику человека (электромеханическое протезирование, вживление в мозг процессоров для увеличения чувственных и интеллектуальных способностей и т.д.). Любой такой проект несёт далеко идущие социальные последствия и должен подвергаться социальной экспертизе. Этические регуляративы участия учёных в подобных проектах исключительно важны. Если бы они играли должную роль, а мертоновские (универсализм, коллективизм, незаинтересованность, организованный скептицизм) или иные разумные императивы учитывались, то в России не появились бы на рубеже ХХ–ХХI вв. всевозможные прогнозы типа «креста Чубайса» и заведомо нереалистичные планы (проекты) развития электроэнергетики страны типа «ГОЭЛРО-2». Ясно, что нравственное состояние всего общества обусловило смещение этических стандартов в электротехническом обществе и привело к неблагоприятным результатам профессиональной деятельности его отдельных представителей.

Электротехника как технонаука. ХХ в. называют веком электротехники, столь высока была её роль в жизни общества. В начале ХХI в. общественные ожидания связываются с иными областями, на которые переориентируются и финансовые потоки, предназначенные для поддержки науки. И здесь следует отметить, что в развитии науки вообще важную роль играют этапы её внутренней трансформации, известные как «научные революции». Судя по всему, один из таких этапов она переживает и сегодня. В современной литературе по философии и социологии познания всё чаще отмечается возникновение некоего качественного нового явления – технонауки [9]. Термин «технонаука» был введён бельгийским философом Ж. Оттуа в 70-х годах прошлого века и утвердился в научном обиходе в 80–90-е годы ХХ века. Он подчёркивает то обстоятельство, что техногенная среда превращается из простого «приложения» научного знания в естественную среду развития. В настоящее время в состав технонауки включают прежде всего исследование и конструирование нанообъектов, определённые разделы информатики и разработку на их основе информационных технологий, биомедицину и так называемую когнитивную науку – междисциплинарный комплекс исследований, посвящённых процессам приобретения и использования знаний (философия сознания, психология, нейрофизиология, лингвистика и теория искусственного интеллекта). Эти направления современного научно-технического прогресса, обозначаемые в зарубежной литературе собирательной аббревиатурой NBIC, образовали ныне область так называемых конвергирующих технологий: их развитие взаимно усиливает друг друга по принципу синергийного взаимодействия, поскольку новые открытия и разработки в одной из них практически сразу же создают стимулы и условия развития всех остальных. Кроме того, к технонауке очень часто относят синтетическую химию, фармацевтику, создание новых материалов, а иногда мехатронику и робототехнику. В [9,11] отмечена недостаточность этого списка. Если рассматривать технонауку как взаимосвязанный комплекс стимулирующих друг друга научных практик и технологий, то следовало бы толковать данное понятие ещё шире. В частности, логично отнести к технонауке и создание больших электроэнергетических систем. Рассмотрим в этом контексте проект создания к 2030 г. энергетической системы США «Сеть-2030», в котором задействован весь спектр самых передовых наноинформационных, сетевых и т.п. технологий. В основу модернизации энергосистемы положены как достижения мировой электротехнической науки (при несомненном влиянии работ советских ученых на выбор конфигурации «Сети-2030» и идей использования в электроэнергетической системе сверхпроводящих линий), так и техники (новые материалы, высокотемпературные сверхпроводники и передовая силовая электроника). Но главной прорывной особенностью системы является её базирование на информационных и сетевых технологиях, составляющих фундамент постиндустриального общества. Проектируемая гигантская социотехническая система по замыслу её разработчиков должна обеспечить преуспевание и более здоровое качество жизни всех американцев. Одна из главных целей этого технонаучного проекта – управление сетью со стороны потребителей за счёт оснащения бытовых электроприборов интеллектуальным управлением и обеспечение полностью автоматического реагирования на запросы потребителей – также носит социальный характер. В сетевом сценарии реализации проекта заложены решения к определённым срокам крупных научно-технических задач, развертывание под эти решения новых производств, выпуск на них больших объёмов уникальной техники и далее её монтаж на огромных пространствах. Магистральные тысячекилометровые линии электропередачи этой сети планируется построить к 2030 г. в сверхпроводящем варианте, реализуемом на основе нанотехнологий, при том, что они, созданные в самых передовых научно-исследовательских институтах, сейчас имеют максимальную длину порядка 1 км. Следует, однако, отметить сильную зависимость успеха реализации подобных социотехнических проектов от их социальной составляющей. Так, в США электроэнергетика находится в частной собственности, и после экономического кризиса 2008 г. энтузиазм выполнения плана «Сеть-2030» у её владельцев резко снизился. Однако наличие именно подобных высокотехнологичных, опирающихся на перспективные быстроразвивающиеся области знаний и замкнутых на общество проектов исключительно важно для развития электротехники, привлечения в неё финансов и в конечном итоге повышения уровня жизни народа.

Горизонты прогнозирования в электротехнике. Прежде всего отметим, что процессы в электротехнической области, так же, как социокультурные, политические, экономические процессы, имеют колебательную, волнообразную динамику. Время существования этой области ещё недостаточно для того, чтобы говорить о каких-либо колебательных циклах, но всё же логично отметить цикличность характера энергопотребления (вначале коммунальный, затем промышленный, сейчас снова преимущественно коммунальный) или организации электроснабжения (вначале децентрализованный, далее централизованный, сейчас с тенденцией к децентрализации).

При прогнозировании развития электротехники целевые индикаторы обычно представляются монотонными функциями, что совершенно не учитывает не только отмеченную цикличность, но и цикличность социокультурных, политических, экономических процессов. Да, если общество находится в фазе подъёма, то такие прогнозы и ожидания сбываются. Например, намеченный рост энергетических показателей в плане ГОЭЛРО и плане создания ЕЭС СССР был спрогнозирован верно. Однако планы развития электроэнергетики, разработанные в СССР в конце прошлого и в России в начале нынешнего века (включая так называемый ГОЭЛРО-2), вступили в силу противоречия со стагнацией и разбалансированностью социальной жизни и потому были нереалистичными. Всё это свидетельствует о том, что при разработке «больших» электроэнергетических проектов технонауки они должны рассматриваться не только с технической, но и социотехнической позиции, для чего должна закладываться необходимая научная база [9, 11]. Здесь важно, например, правильно оценить длительность социокультурного политического и т.д. тренда. Как пример – интенсивная разработка и продвижение на рынок электромобиля компании «Электросите де Франс» (ЭДФ) во время революционной волны 60-х годов прошлого века во Франции. Ориентируясь на специфические социальные настроения во французском обществе, электромобиль подавался как средство дезинтеграции выстроенных вокруг бензинового автомобиля, как символа буржуазной, социально-экономической инфраструктуры (начиная с бензоколонок и до транснациональных корпораций) и нефтяной геополитики. Однако «левый» тренд оказался недолговечным, а противодействие других автомобильных фирм – слишком серьёзным, и этот проект окончился неудачей.

Наряду с учётом колебательной динамики развития электротехники при определении горизонта прогнозирования необходимо более критично относиться к таким традиционным инструментам и маркерам прогнозирования, как валовый внутренний продукт (ВВП) и динамика роста числа патентов по какому-либо направлению. Последняя может быть обусловлена приходящими факторами (в советское время в России это, например, начало материальной стимуляции изобретателей). Ориентация же на ВВП в прогнозировании может быть некорректной в силу ущербности внутреннего распределения продукта в государстве (так, например, расходы на образование в России на рубеже ХХ–ХХI вв. составляли 0,7%, в то время как в Италии и Норвегии они составляли 7,5%, в Венгрии – 7%, в Австрии, Болгарии, Германии, Турции – 6% ВВП, что в перспективе обуславливает нарушение нормального воспроизводства электротехнических, и не только, кадров в России).


Литература
1. Бутырин П.А. Электротехника и общество: взаимосвязное развитие // Изв. РАН. Энергетика, 2008, № 6.
2. Андреев А.Л., Бутырин П.А., Горохов В.Г. Социология техники: учебное пособие. М.: Альфа-М: ИНФРА-М, 2009.
3. Бутырин П.А. Социокультурные пространства инновационного развития электротехники. Электричество, 2011, № 1.
4. Hughes T.P. Networks of Power. Electrication in Western Society, 1880-1930. Baltimore: John Hopkins University Press, 1983.
5. Горева-Моисеенко-Великая Е.Н. Современное течение в области электрификации // Электричество, 1923, № 3, с. 6–13.
6. Бутырин П.А. Развитие высшего электротехнического образования в России. Электричество, 2009, № 8.
7. Ветроэнергетика: современное состояние // Академия энергетики. 2007. № 4.
8. Красовский Н.В. Ресурсы ветровой энергетики и проблема ее использования  // Электричество. 1931, № 22.
9. Андреев А.Л., Бутырин П.А. Технонаука как инновационный социальный проект. Вестник РАН, 2011, № 3.
10. Прайд В., Медведев Д.А. Феномен NBIC-конвергенции: реальность и ожидания. Философия науки, 2008, № 1.
11. Андреев А.Л., Бутырин П.А. Философские и социальные аспекты технонауки. // Фундаментальные исследования инновации в национальных исследовательских университетах: материалы XV Всероссийской конференции. СПб.: изд-во Политехнического Университета, 2011.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно