Кабельно-проводниковая продукция и аксессуары

Первые шаги

ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ

В сентябрьском номере «Вестника Мосэнерго» за 1996 год была опубликована небольшая корреспонденция, в которой говорится: «.в конце 1995 года началась прокладка трёхкилометровой опытно-промышленной лини 10 кВ с изоляцией из вулканизированного полиэтилена. Она протянулась от нового питающего центра Мосэнерго подстанции «Чухлинка» до распределительного пункта, обеспечивающего электроснабжением коммунально-бытовых потребителей в районе Волжского бульвара, а также улиц Саратовская, Люблинская и Грайвороновская.

В сооружении новой линии участвовали такие известные зарубежные фирмы, как «Сименс», АББ, «Райхем», а также отечественные производители кабельной продукции и кабельной арматуры: АО «Москабельмет», «Термофит» и ОАО «Всесоюзный научно-исследовательский институт кабельной промышленности» (ОАО «ВНИИКП»). Ввод в действие этой линии позволит обеспечить повышение надёжности электроснабжения потребителей».

За этими скупыми строчками кроется буря страстей и интриг, споров и противостояний, рисков и невероятно смелых поступков, сломавших привычный уклад традиционной кабельной промышленности.

В своё время Россия делала лучший в мире кабель с бумажно-масляной изоляцией. Многие линии, чей возраст доходит до ста лет, и сейчас верой и правдой служат отечественной энергетике.

Почему же возникла потребность в новых технологиях? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить, какая ситуация сложилась в столичных кабельных сетях в 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Тогда наблюдался массовый выход из строя кабелей с БМП (бумажно-масляная пропитка). Причины были разные: выработка ресурса, низкое качество строительно-монтажных работ, механические повреждения, быстрый износ кабеля, проложенного в агрессивной среде и т.д. Ситуация складывалась настолько серьёзная, что в начале 1991 года Министерством энергетики СССР, Исполнительным комитетом г. Москвы и Московским городским советом народных депутатов было принято совместное решение «О мерах повышения надёжности энергоснабжения в г. Москве». В нём, в частности, говорится: «В обслуживании МКС Мосэнерго находится 45 тыс.км кабельных линий и 12,8 тыс. трансформаторных подстанций, через которые проходит 30 млрд кВт•ч электроэнергии.

В течение года на территории города выходят из строя и повреждаются 9000 кабельных линий. Более 3,5 тыс. кабельных линий находятся в неотремонтиро-ванном состоянии. Половина кабельных линий (около 25 тыс. км) имеет 25-летний срок службы, значительная часть их, особенно в районе массовой застройки, проложена в грунте с агрессивной средой.

МКС Мосэнерго не обеспечивает необходимый уровень надёжности энергоснабжения города. В течение года происходит более 2 тысяч повреждений в кабельной сети с нарушением электроснабжения потребителей».

В связи с этим были даны конкретные поручения Главмосархитектуре, Мосинжстрою, Главмосстрою, исполкомам столичных райсоветов, Главтехстрою, Мосэнерго, Московской телефонной сети и ряду других профильных ведомств радикально переломить ситуацию.

Подписи под документом поставили министр энергетики СССР Ю.К. Семёнов, председатель Московского исполкома Ю.М. Лужков и управляющий делами исполкома Моссовета Н.П. Шекелевич.

Казалось бы, на решение проблемы в кабельной сфере были брошены все силы, а ситуация оставалась крайне сложной. В первом полугодии 1993 г. количество повреждённых и находящихся в ремонте кабельных линий в Москве достигло 4 тысяч в год. А ведь в это время активно строилось новое жильё, возводились объекты городского хозяйства, спрос на энергию стремительно возрастал. При этом одна кабельная линия с БМП-изоляцией ремонтировалась не менее шести часов. Оставшиеся в работе кабели не справлялись с нагрузками. 19 октября 1993 года Правительство Москвы издаёт новое постановление «О повышении надёжности электроснабжения г. Москвы», где указывается, что АО «Мосэнерго» и «Московские кабельные сети» не сумели добиться заметного улучшения в повышении надёжности электроснабжения потребителей: «Только за I полугодие 1993 г. количество повреждённых и неотремонтированных кабельных линий выросло более чем на 400 и достигло 4000, из-за чего произошло несколько крупных отключений электроэнергии в жилом секторе города». Московское руководство дало ряд жёстких поручений профильным организациям и префектурам города. Но специалисты понимали: ремонт по старым технологиям хорошего эффекта не даст. Чтобы переломить ситуацию, нужно что-то принципиально новое. Так возникла тема поиска новых технологий.

Это новое нашлось на Западе, где уже применяли кабели с изоляцией из сшитого полиэтилена (СПЭ). Как показывала практика, этот кабель мог выдерживать высокие нагрузки, был лёгок в прокладке, а технология СПЭ позволяла сократить время ремонта кабельных линий как минимум в два раза.

СШИТЫЙ ПОЛИЭТИЛЕН ПРИХОДИТ В РОССИЮ

По настоянию руководителя ОАО «Мосэнерго» Нестора Ивановича Серебрянникова для производства отечественного кабеля с изоляцией из СПЭ на «Москабеле» было создано совместное предприятие с компанией АББ.

В архиве ведущего эксперта эксплуатации кабельных сетей ОАО «ФСК ЕЭС» Сергея Еркова есть любопытный документ — благодарственное письмо главы делегации АББ руководству Мосэнерго, написанное по результатам встречи российских и зарубежных специалистов. Немного смешное и искреннее послание повествует о том, как складывались взаимоотношения компаний на раннем этапе. От него веет восторгом по поводу необыкновенного русского гостеприимства и выражается готовность к долговременному сотрудничеству.

Параллельно с созданием индустрии СПЭ проводились обучающие семинары, где российским специалистам разъяснялось, чем кабель с изоляцией из СПЭ лучше кабеля с бумажно-масляной изоляцией.

Для организации производства кабельной арматуры «на смотр» были приглашены отечественные и зарубежные фирмы. Сейчас бы это назвали кастин-гом. Нужно было ознакомиться с технологиями, сравнить, какая из них наиболее подходит к московской энергосистеме. На призыв откликнулись ведущие электротехнические компании. Непревзойдённую технологию продемонстрировала фирма «Сименс». Но в дело вмешалась цена. Предложение «Сименса» москвичам оказалось не по карману, поэтому выбор остановили на компании «Райхем», которая тоже показала хороший класс, причём предложила технологию намного дешевле своего конкурента.

Для производства соединительных и концевых муфт на территории России было создано совместное предприятие «РайЭнерго». С «Райхем» была достигнута очень важная договорённость: изделия будут производиться в России, а на доработку отправляться в Германию. Оттуда они возвращаются к нам по льготной цене. Российские предприятия достаточно быстро освоили технологию термоусадки. В настоящее время в электрических сетях России допущено к применению более десяти отечественных производителей кабельной арматуры (в том числе для кабелей с изоляцией из СПЭ) по технологии термоусадки. Так что сотрудничество с «Райхем» оказалось взаимовыгодным.

Вообще этот кастинг открыл для россиян много нового. Тогда российские специалисты впервые увидели горелки с пьезозажигалками. Наши горелки зажигались от спички, причём их невозможно было включать-выключать по мере надобности. В целом, отечественный технологический уровень можно было оценить по одному показательному факту: монтажники ОАО «ВНИИКП» приехали на кастинг с паяльной лампой, которая постоянно «ныряла» в песок... И смех, и грех.

Применение силовых кабелей нового поколения с изоляцией из СПЭ российского производства «АББ Москабель» при сооружении и реконструкции московских распределительных сетей 10 кВ подвигло к использованию новых видов кабельной арматуры (термоусаживаемых соединительных и концевых муфт) передовых зарубежных и российских производителей: «Райхем», «Сименс», «Термофит» и их монтажных технологий.

Слева направо:
С. Ерков, ведущий эксперт эксплуатации кабельных ЛЭП ОАО «ФСК ЕЭС»,
В. Шастик, генеральный директор ОАО «Зарубежстрой»,
Е. Гусева, главный редактор журналов «КАБЕЛЬ-news» и «ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ. Передача и распределение».

 

Но произвести кабель — это полдела. Его нужно было грамотно проложить. А для этого требовалось подготовить персонал, оснастку, технологию, разработать инструкции. Большую помощь москвичам оказал Екатеринбургский завод трансформаторов тока. «Я целыми днями вёл с ними переговоры по телефону, обменивался письмами, — вспоминает Сергей Ерков. — Зато в течение двух месяцев екатеринбургские специалисты изготовили нам необходимые трансформаторы тока, без которых кабель с изоляцией из СПЭ просто нельзя использовать. За что им большое спасибо».

Тем временем каждый день приносил всё новые проблемы. Причём не только технологического, но и психологического порядка. Как оказалось, многие специалисты боялись и не хотели новизны. В Москве большого труда стоило найти компанию, способную взять на себя ответственность за прокладку принципиально нового кабеля. Даже могущественное Мосэнерго не имело для этого ни средств, ни специалистов, ни соответствующей подготовки. Провести необходимые работы согласилось руководство фирмы «Стройэкология». Глава компании Валерий Филиппович Шастик долгое время работал начальником управления треста «Москабельсетьмонтаж», имел большой практический опыт, затем основал собственное предприятие, нацеленное на внедрение и развитие в России новых кабельных технологий.

В.Ф. Шастик на собственные средства приобрёл кабель производства компании АББ и необходимую оснастку, отправил на учёбу за рубеж персонал. Это был страшный риск в то время. Ведь данное направление не прописывалось ни в одной программе, не было ни научных разработок, ни инструкций. Зато противников у этой технологии хватало с лихвой.

Противились внедрению нового кабеля руководители Московских кабельных сетей. Одному из лучших инженеров МКС — Вадиму Пельтцеру было поручено выявлять недостатки новой кабельной технологии. А их было предостаточно, ведь наряду с преимуществами у полиэтилена есть и свои минусы. Как бы там ни было, своим профессионализмом и въедливостью В. Пельтцер оказал неоценимую услугу развитию кабельной технологии СПЭ. Многие его замечания содержали в себе и посыл к решению проблемы. Поэтому бывшие оппоненты с уважением и благодарностью вспоминают миссию главного инженера МКС.

Тем временем ком недовольства нарастал. В открытое противостояние с новой технологией вступили монтажники. Доходило чуть ли не до саботажа. Причина в том, что внедрение кабеля с изоляцией из СПЭ отражалось на доходах рабочих. Ведь при прокладке и ремонте кабеля с бумажно-масляной изоляцией люди работали со свинцовым припоем. За вредность им шла дополнительная оплата, полагались льготы, досрочная пенсия и т.д. Кабель же с изоляцией из СПЭ безвреден для человека. Кроме того, при данной технологии снижается влияние человеческого фактора. В результате рабочие лишались привычных льгот.

Возникла реальная угроза свёртывания работ.

КУРЬЁЗЫ И СЮРПРИЗЫ СП

Сотрудники «Стройэкологии» обратились к генеральному директору Мосэнерго Н.И. Серебрянникову с просьбой позволить проложить хотя бы одну экспериментальную линию. Нестор Иванович ответил коротко: «Ладно. Пробуйте». И дело пошло: первая промышленная конструкция от подстанции «Чухлинка» РТП на Волжском бульваре выполнялась двумя кабельными линиями. Одна шла в традиционном исполнении БМП, вторая — с применением кабеля с изоляцией из сшитого полиэтилена российского производства. Такой метод позволял сравнить качество старой и новой технологии.

Наступил наконец долгожданный день: монтаж линии. Собрались все — сторонники и противники СПЭ. Из Германии прибыл один из лучших монтажников мира — Людвиг Фон Ван Лоренц.

Испытания прошли блестяще. Они и дали импульс к активному внедрению кабеля с изоляцией из СПЭ в России.

Кабельщики говорят: первую кабельную линию с СПЭ в Москве можно сравнить разве что с первым образцом автомобиля «Москвич»: он был настолько совершенен, что даже выиграл международные ралли. А то, что потом сходило с конвейера АЗЛК, стали называть «ведро с запчастями».

Нечто похожее случилось и в кабельной сфере. Первая кабельная линия с изоляцией из сшитого полиэтилена получилась, потому что, когда её испытывали, там находились все ведущие специалисты, все ответственные лица. В лаборатории напряжение поднимали постепенно и 6-кратное напряжение сразу не подавали. Поэтому испытательное напряжение кабели выдержали.

Потом пришло время массовой прокладки кабеля с изоляцией из СПЭ.

И уже при строительстве кабельных линий для электроснабжения Кутузовского тоннеля произошло ЧП. От 368-й подстанции на Аминьевском шоссе, через памятник Победы, через Поклонную гору было проложено большое количество кабелей. Принимающая организация не доверила испытания лаборатории «Стройэкология» и принялась за дело сама. Но в то время не было инструкций для кабелей с изоляцией из СПЭ. Специалисты руководствовались имеющимися нормативными документами. В соответствии с ними на кабель сразу же была обрушена шестикратная нагрузка, что привело к разрушительным результатам — вышли из строя все муфты. Вся работа, проделанная монтажниками, пошла насмарку. «Подходит время включать кабельный тоннель, а у нас — полный завал, — вспоминает глава «Стройэкологии» В.Ф. Шастик. — Мы тогда даже о деньгах потраченных не думали, только бы уцелеть. Потом, когда ситуация благополучно разрешилась, на основании собственного опыта сделали новую инструкцию — 7б1, причём долго спорили, с какой частотой и на какое время давать нагрузку кабелю с изоляцией из СПЭ».

Впоследствии «Стройэкология» прокладывала кабели и обеспечивала электроснабжение многих тоннелей Москвы: Лефортовского, Серебряноборского, Гагаринского, всех тоннелей Третьего транспортного кольца. О каждом из них В.Ф. Шастик может рассказать целую историю. Например, Лефортовский тоннель не только самый длинный, но и самый сложный. Он проходит под рекой Яузой на глубине 40 метров. И если в этом тоннеле вдруг прекратится электроснабжение и будут двигаться автомобили, то через 13 минут при неработающей вентиляции здесь не останется ни одного живого существа. Поэтому перерыв в электроснабжении в этом тоннеле вообще недопустим. С учётом этого в Лефортовском тоннеле предусматривался независимый источник питания для вентиляторов, для этого прокладывалась независимая кабельная линия от Электрозаводской ТЭЦ.

ТЕХНОЛОГИЯ РАСШИРЯЕТ ГРАНИЦЫ

Независимая кабельная линия проложена и к Гагаринскому тоннелю, где стоит 14 подстанций установленной мощностью 62 МВт. Специалисты немного сожалеют, что всей этой мощи не видно — всё встроено в стену.

Почему именно оборудование компании «Шнейдер Электрик»? Оно эффективное, надёжное, простое в монтаже, удобное в эксплуатации, и главное — компактное. Российские агрегаты в клетки, отведённые под подстанции, втиснуть было невозможно — у нас огромные трансформаторы и выключатели, ячейки также занимали слишком много места.

Сейчас наши предприятия научились выпускать хорошее оборудование. Но начинка всё равно «шнейдеровская». «К сожалению, наша электротехника, особенно в области автоматики, очень отстала от мирового уровня, — говорит В.Ф. Шастик. — У нас всё время не хватает средств на создание и внедрение разработок на уровне мировых компаний. Безусловно, новые технологии требуют огромных вложений. Например, в автомат 1200 А, разработанный компанией «Шнейдер Электрик» (у нас таких автоматов нет), было инвестировано 150 млн долларов. И он получился очень компактным, а выполняет сложнейшие функции».

Популяризации оборудования «Шнейдер Электрик» способствовало строительство подстанции на территории Музея им. А.С. Пушкина в Москве. Тогда французская компания только выходила на рынок России. В то время шла реконструкция музея. «Я поговорил с директором музея Ириной Николаевной Антоновой, — рассказывает В.Ф. Шастик. — Сообщил, что есть возможность поставить прекрасную компактную подстанцию, которая не будет портить общий вид музейного комплекса. Мне самому очень не хотелось, чтобы такая красота была испорчена панельной подстанцией. А оборудование «Шнейдер Электрик» позволяло это сделать. Ирина Николаевна согласилась. Тогда я пошёл к Михаилу Яковлевичу Членову (главе первого района), показал буклеты, сказал, что могу поставить красивую ПС и что директор музея согласна. Примет ли он такую подстанцию в эксплуатацию? М.Я. Членов, царство ему небесное, был продвинутый мужик, заинтересовался, говорит: «Если ты смонтируешь, я готов взять в эксплуатацию». Пригласил своего главного инженера Владимира Дмитриевича Бражника, и они вместе дали «добро».

Теперь первая подстанция стоит во дворе Музея им. А.С. Пушкина. Она незаметная, красивая, не выбивается из общего архитектурного стиля. Впоследствии аналогичные подстанции появились и на других культурных и исторических объектах, например: в соборе Василия Блаженного, театрах Москвы и даже в главном здании Сбербанка России.

Россия всё активнее приобщалась к новым технологиям и международным стандартам. («Стройэкология», кстати, стала первой компанией в Москве, которая реально применила ИСО 9000. Внедряли этот стандарт прямо на участках, чтобы люди на деле поняли, что это такое.)

Скептицизм к инновационным подходам наконец был преодолён. Всё смелее внедрялись новые виды и типы кабельной продукции.

На Серебряноборском тоннеле впервые был применён новый кабель класса пожароопасности А.

А при создании надёжной системы электроснабжения Внуковского терминала и подземного тоннеля впервые был применён негорючий кабель, как того требуют СниП и ПУЭ в местах большого скопления людей.

 

Сергей ЕРКОВ, ведущий эксперт эксплуатации кабельных ЛЭП ОАО «ФСК ЕЭС»:

— Тогда я впервые увидел, что такое горе профессионала.

Появился Людвиг — солидный, в кашемировом пальто (для нас это был высший пилотаж!), с переводчицей. Поселили его в только что открывшейся фешенебельной гостинице «Балчуг». Мы так удивлялись: как же он в таком дорогущем одеянии будет работать? Оказалось, всё просто. Людвиг достал свой мобильный контейнер, мгновенно переоделся в строительном вагончике и превратился из великолепного господина в простого работягу.

Он приехал к нам со своими гильзами, со своим набором инструментов, приступил к работе вдруг — ничего не получается! Все ждут, а величайший профессионал совершенно обескуражен. Оказывается, он изготовил все комплектующие по заявленным нами параметрам, а они не подошли.

Объяснялось всё просто. Мы, как всегда, сделали все «с запасом», так, на всякий случай. И каждая наша проволочка была по диаметру чуть больше, чем надо. Наш бы монтажник даже не задумался над возникшей проблемой: откусил бы несколько проводов и подогнал бы гильзу заземления, как надо. А для иностранного профессионала такое «творчество» оказалось неприемлемым, поэтому лишние провода стали для него непреодолимым барьером в работе.

Пришлось приостановить монтажные работы и переделать кабель в жёстком соответствии с параметрами. Через месяц Людвиг вновь приехал в Россию, и уже всё прошло гладко. Все муфты были успешно установлены, ничего не переделывали. Мы приступили к испытаниям.

Валерий ШАСТИК, генеральный директор ОАО «Зарубежстрой»:

— С негорючим кабелем у меня связано много неоднозначных событий. Мы долго думали, где его купить, так как в это время отечественная кабельная промышленность не выпускала массово такого рода кабель и в короткие сроки, остановились на фирме «Нексанс». За изделие заплатили более 10 млн рублей. Но этот кабель стоит таких денег. Во время испытаний поставщики при мне поджигали горелку, давали напряжение 10 кВ. В течение двух часов горела горелка, а напряжение держалось.

Кабель был проложен, терминал заработал. А потом меня за этот кабель чуть не посадили. Сначала пришла налоговая инспекция с претензиями, потом на меня завели уголовное дело за немотивированные траты: присудили статью, по которой меня обвинили в сговоре и коррупции. Я что-то пытался объяснять, показывал проекты и требования пожарной инспекции, согласование с Метрогипротран-сом, заключение пожарных, где говорится, что именно такой кабель нужен, — ничего не действовало. Объясняю: я монтажник, надо будет для безопасности людей проложить золотой кабель — золотой проложу. В итоге за использование дорогого кабеля фирма была оштрафована на десять с лишним миллионов рублей. Подал я на налоговую службу в арбитраж, долго судился, но суд выиграл. Пообещали мне деньги отдать. Правда, не отдали, сошлись на том, что в зачёт НДС в течение года списывали этот долг. Пусть так. Зато сейчас я за этот кабель спокоен. Он надёжно работает.

Подытоживая всё вышесказанное, находишь ответ, почему, несмотря на серьёзные противодействия, в России всё же дали ход кабелям с изоляцией из сшитого полиэтилена. Прежде всего огромную роль сыграло открытие границ. Специалисты получили возможность свободно выезжать за рубеж, обучаться, тесно знакомиться с электротехническими новинками.

Огромную роль сыграли личности, продвигавшие новые технологии и оборудование, а также слаженная работа предприятий и организаций, сумевших при всей разности взглядов и подходов увлечься общей идеей и найти оптимальные решения.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно