Кабельно-проводниковая продукция и аксессуары

Скрутка пар и перекрестные помехи

В литературе [1—3] приведены в основном качественные и достаточно противоречивые сведения о зависимости перекрестных помех от конструкции кабельных систем. Например, в [3] есть утверждение, что для минимума взаимных влияний двух пар 1—2 и 3—4 (номера жил) необходимо обеспечить равенство: r14r23=r13r24 (рис. 1). Оно автоматически выполняется в звездной (четверочной) скрутке, а также при специальной синхронизации скрутки соседних пар. Тем не менее далее в [3] идут пространные рассуждения на предмет «согласования» шагов скруток Ш, чтобы снизить перекрестную помеху. В [2] есть похожие рассуждения «магов», но там же и такое обескураживающее замечание: «Не рассчитывайте особо на подавление наводок за счет варьирования шага скручивания пар, это возможно только в том случае, если длина фронта сигнала намного превышает шаг скрутки... К счастью, скручивание проводов крайне редко дает негативный эффект. Поэтому не стоит отказываться от него, не попробовав».

Вот так, скрутки бывают и во вред. И мы попадаем в ситуацию, как в известном афоризме: про историю мидян известно, что она темна и непонятна. И еще подозрительное обстоятельство. В [1, 2] есть некие количественные сведения о влиянии скрутки на помехи от местных радиостанций. И хотя они не очень достоверны из-за сильного разброса данных, но все-таки есть. В то же время нигде и ничего подобного нет про влияние скрутки на межпарные помехи.
Это тем более удивительно, что сейчас идет освоение кабелей LAN-7 и LAN-8 с весьма жесткими требованиями к подавлению помех разного типа. И давно пора либо отбросить науковидные рассуждения про скрутки и помехи, либо как-то обоснованно все это формализовать. Скажем, в виде расчетных формул NEXT (Ш1, Ш2...).
Тем не менее везде видим как заклинание — раз каждые пол-витка пары наводка меняет знак, то... И хотя применительно к длинным линиям такие рассуждения по меньшей мере спорны, мы не будем этого делать, а обратимся к высшему авторитету — опыту. Спросим сами многопарные кабели, что они «думают» о скрутках.
Для этого выбрали неэкранированный кабель витая пара LAN-5е, 98 м, 100 Ом. Диаметр жил ø=0,51 мм, в изоляции 0,9 мм, Ш=19,0, 16,3, 14,5 и 12,5 мм (соответственно синяя — 1—2, зеленая — 3—4, оранжевая — 5—6 и коричневая — 7—8). Оболочка ПВХ — 0,5 мм. Отметим попутно, что согласно частному сообщению автора [7] результатам исследований неэкранированных кабелей особо доверять не следует. Но мы выбрали именно неэкранированный, так как нас интересовали помехи, возникающие в кабелях из-за разных причин, в том числе и внешних.
С этой же целью использовали и такие «неприличные» вспомогательные объекты, как телефонные кроссировочные провода ПКСВ (сине-белый, длина 40 м, волновое сопротивление 119—123 Ом, диаметр жил 0,5, в изоляции 1,2, Ш=35 мм) и провод ТРП ( соответственно 57 м, 280—300 Ом, 0,5, 1,4, толщина разделительного основания 0,6 мм, полная ширина 4,8 мм). Хотя они заметно отличаются от LAN-кабелей, но удобнее для экспериментов.
Эксперименты ставили с помощью специально сконструированной измерительно-информационной системы — ИИС. На рис. 2 показаны ее упрощенная функциональная схема и принципиальные схемы соединителей объектов с ее блоками: генератором PCI ГСПФ-052 и системой сбора данных ЛА-н4 USB (оба производства ЗАО «Руднев-Шиляев», Москва).

Генератор позволяет менять частоту сигнала и его форму. Здесь в основном применяли короткие отрицательные измерительные импульсы U0 = минус 8 — минус 12 В, 13 нс (≈2,6 м вдоль оси кабеля, полоса частот 35—40 МГц). Их в дальнейшем называем измерительными, зондирующими или просто зондами. А также меандр с таким периодом (>>1 мкс), чтобы его фронты можно было трактовать как ступенчатое возмущение. Зонды (U0) направляли в выбранную пару жил, которую в дальнейшем называем сигнальной (1—2), а остальные пары (3— 4) — приемными, и такое влияние обозначим как 1—2 →3—4.
Восьмиразрядная двухканальная система сбора данных ЛА-н4 принимает входные и выходные сигналы пар, оцифровывает их (с частотой до 500 МГц) и записывает в файлы данных, направляемые в достаточно мощный ПК. Возможности такой ИИС обширны. Здесь ее использовали в качестве рефлектометра, в котором ЛА-н4 обеспечивала работу ПК в режиме двухканального запоминающего осциллографа.
С его помощью фиксировали измерительные сигналы и помеху В0(t), идущую по сигнальной линии назад (ее называют также структурными возвратными потерями, а в [4] — обратным потоком), и одновременно (точнее, с задержкой 2 нс) один из сигналов:
• U1(t) — зонд, прошедший линию и сопровождающую его помеху В1 (в [4] ее называют попутным потоком);
• А0(t) — перекрестную помеху назад на одной из приемных линий;
• А1(t) — там же, вперед. Цель предлагаемой работы — исследование источников и условий возникновения помех в парных кабелях.

ПЕРЕКРЕСТНАЯ ПОМЕХА С ТРАДИЦИОННОЙ
КОМПОНОВКОЙ ЖИЛ ВИТЫХ ПАР


На рис. 3 представлены осциллограммы сигналов U0(t) и А0(t) (1—2→3—4) для кабеля LAN-5е. Они типичны, и мы рассмотрим их подробнее. Слева во всех осциллограммах U0 — зонд, за ним — ряд составляющих структур:
• начальный «звон» (до ~0,15 мкс);
• слабый шумоподобный сигнал «из тела» линий;
• отраженный сигнал от нагрузки (первое отражение 0,94 мкс);
• остаточное эхо, наблюдаемое в течение 3—5 мкс (на рисунке не показано).

Сигнал U0(t), за исключением зонда, идентифицируем как помеху В0. Обычно сигналы начального звона A0 и B0 противофазны (рис. 3, 4), равно как и сигналы, отраженные от конечных нагрузок. Но это не строгое правило.

Сигналы А0(t) и B0(t) коррелированы, что можно непосредственно видеть в осциллограммах. Коэффициенты корреляции r не малы, особенно из тела кабеля. Так, для амплитуд А0(t) и B0(t) из тела r= -0,46 (то есть A0 и B0 в основном противофазны). И для мощности: r=0,95 (почти 100-процентная корреляция). Для полных A0 и B0 похуже: соответственно r= -0,40 и 0,33. Аналогично для других влияний: 1-2→5—6→7—8 и т.д.
В табл. 1 приведены показатели подавления разных составляющих помех: 20 log(U0/U) [дБ], где U — среднеквадратичное напряжение.

Показатели в строках NEXT и FEXT для пар 3—4, 5—6 и 7—8 аналогичны одноименным в стандарте TIA/EIA 568А. Для пары 1—2: SRL — подавление помехи В0, RL — то же для всего тракта и Att — затухание в сигнальной линии. Параметры для других конфигураций сигнал-помеха (3—4→... и т.п.) близки к приведенным в табл. 1.

Напоминаем во избежание недоразумений, что параметры в кавычках — «импульсные», в то время как в стандартах предписывают контролировать их с помощью гармонических сигналов. Импульсный подход упрощает отделение сигнала собственно кабеля от сигналов его соединителей, а также паразитных в самой ИИС.
Поэтому здесь и в дальнейшем работаем именно с импульсными измерительными сигналами, не претендуя на получение «аттестованных» результатов. Для поставленной в работе цели это не требуется.
На рис. 5 — осциллограммы импульса U1. Он заметно уширен относительно U0. Кстати, аналогичный эффект зафиксирован и в [4]. На рис. 5 приведены также осциллограммы помех А1(t) и В1(t). В качестве В1 идентифицируем сигнал U1(t) «без импульса U1». В1, как правило, содержит эхо 3—5 мкс, а также пики как контрастно различимые на фоне зонда (на рис. 5 помечен стрелкой В1), так и в виде «колен» на фронтах зонда (на рис. 5 — на заднем). Так что анализ В1 требует специальной регрессионной процедуры, но на этом здесь останавливаться не будем.

Необходимость введения такого понятия, как помеха В1, продиктована тем, что она явно парная синхронной ей А1. Кроме того, она родственна и упомянутому в [4] попутному потоку. Хотя сигналы А1 и В1 весьма информативны для кабельной диагностики, далее сосредоточимся на более наглядных А0 и В0.


ВЛИЯНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФАКТОРОВ НА ПОМЕХИ


Коль самые мощные сигналы А0(t) и В0(t) идут от концов LAN-5е, для выявления источников помех в самом кабеле эксперименты с объектами осуществляли на достаточном удалении от их соединителей с ИИС (не менее чем на 10 м). Например: погружение LAN-5е (60 м) в водную среду в оболочке; то же (10 м) для ПКСВ без оболочки; скрутку 20 м кабеля LAN-5е в плотную спираль диаметром 40 мм с длиной 1,5 м; оборудование LAN-5е внешним экраном (20 м поверх ПВХ-оболочки).
На рис. 6 представлены осциллограммы сигналов А0 и В0, связанных с модифицированными такими способами участками кабеля (помечены стрелками). Здесь головные пики помех синфазны, в отличие от приведенных на рис. 3. За исключением полного погружения сигнальной и приемной пар ПКСВ в водную среду, где сигнал А0 не имеет видимых особенностей, в то время как мощность пиков В0 подскакивает на ~20 дБ.

Подчеркнем, что LAN-5е погружали в воду только в оболочке, а опыт с полным погружением пар в водную среду произвели с помощью свитых друг с другом проводов ПКСВ. Дело в том, что с LAN-5е такой опыт нельзя проделать без удаления оболочки или ввода воды внутрь ее (например, с помощью шприца). Но и то и другое нарушает чистоту опыта (в первом случае — удаление оболочки, а во втором — ее наличие), и в обоих случаях есть проблема оценки длины залитого водой объема.
Помимо водных процедур, макет из двух пар ПКСВ оказался полезным для исследований условий генерации А0, В0, А1, В1, так как с его помощью можно включать и выключать электромагнитное взаимодействие пар: отдалением друг от друга; прокладкой алюминиевой фольги или стальной ленты; погружением в воду, которая из-за высокого значения эпсилон=78—81 играет роль хорошего диэлектрического экрана.
Кроме того, меняли шаг скрутки ПКСВ. В частности, при исследовании влияния внешних (эфирных) радиопомех его доводили до 2,5 мм. Результаты этих опытов тоже весьма поучительны и достойны отдельного обстоятельного обсуждения. Здесь ограничимся лишь замечанием, что подтвержден отмеченный в [1] факт сильного разброса мощности помех по частоте радиоволн (15—250 МГц) и по времени наблюдений. Тем не менее не зафиксировано влияние скрутки на мощность помех. И, к слову, теоретическое исследование позволило выяснить, почему это так. Не вдаваясь в подробности, отметим, что внешние радиоволны создают помехи лишь в области концов длинных линий. А в самой линии однородная радиоволна никаких помех не создает, так как для этого проекция скорости радиоволны на ось линии должна совпадать со скоростью собственных волн в линии, что практически нереализуемо.
Аналогичные опыты провели и с парой проводов ТРП. Их особое преимущество в том, что в них жилы прямые и широко разнесены (3,7 мм). Кроме того, расчеты в программной среде ELCUT [www. tor.ru] показали значительное преимущество ТРП для исследования перекрестных помех, так как взаимодействие проводов ТРП существенно сильнее, чем пар ПКСВ или LAN. Кроме того, ТРП можно произвольно поворачивать и сдвигать друг относительно друга, регулируя взаимодействие. И главное — нет начальной скрутки. И потому можно проследить явления вплоть до Ш=25 мм (при меньших шагах ТРП сворачивается в трубочку).
Отметим, что приведенные здесь результаты касаются опытов с согласованными нагрузками на обоих концах всех линий. Этим, однако, не ограничивались: испытания проводили в разных комбинациях, как с короткозамкнутыми концами, так и в режимах холостого хода. В целом все это весьма поучительно, но даже краткое описание слишком объемно. И потому ограничимся лишь одним, на наш взгляд, наиболее поучительным опытом.

ПЕРЕКРЕСТНАЯ ПОМЕХА С «ВЫКЛЮЧЕНИЕМ» СКРУТКИ


Итак, как видно из рис. 3 и табл. 1, основной сигнал помех А0 и В0 исходит от концов линии, где нет скрутки. И на последнем месте — сигналы из самого тела витых пар. Так что на первый взгляд скрутка хорошо защищает их от взаимного влияния.
Тем не менее она практически не работает. И чтобы в этом убедиться, достаточно просто поменять местами клеммы жил 2 и 3 на входном и выходном устройстве ИИС (рис. 7). Как видно из рисунка, эта операция ликвидирует смену знака наводки, на чем согласно традиционной трактовке и основан принцип действия витых пар, да еще с разным шагом. Кроме того, здесь реализован также максимум амплитуды наводки. Так что, следуя традиционной логике, помеха А0 из тела линии должна подскочить до уровня помехи от концов линии или даже превысить ее.

Но ничего подобного, как это можно видеть на рис. 8 в сравнении с рис. 3 и 4, а также из табл. 2, данные которой мало отличаются от приведенных в табл. 1.

При желании можно даже усмотреть некоторое усиление взаимной помехозащищенности линий, которые, подчеркиваем, в данном опыте максимально сильно взаимодействуют без смены знака. Аналогично поведение столь же сильно связанных 5—7 и 6—8.
Такое поразительное поведение LAN-кабеля настолько противоречит традиционному взгляду на генерацию перекрестных помех, что ряд опытов поставили с использованием более простых объектов: ПКСВ и ТРП (с тем же результатом). Хотя и не столь контрастным, как у LAN, но тоже вполне достоверным.
Следует обратить внимание на несколько меньшее затухание в паре 1—3 по сравнению с парой 1—2. Видимо, это связано с тем, что волновое сопротивление у пары 1—3 (108 Ом) больше, чем у 1—2 (102 Ом). Что вполне понятно: расстояние между жилами 1 и 3 больше, чем между 1 и 2.

ОБСУЖДЕНИЕ

Если посмотреть на табл. 1 и 2, то по параметру NEXT исследованный LAN-5е формально уступает требованиям категории 5: NEXT>39 дБ (31,25 МГц) и NEXT>35 дБ (62,5 МГц). Но это, конечно, не свойство кабеля, а скорее самой ИИС в целом, так как энергия помехи А0, излученной кабелем, составляет всего около 1,5% полной. Аналогично по параметру В0 (0,9%).
NEXT собственно кабеля LAN-5е (сигнал линии) близок к нормативу LAN-6: NEXT>42 дБ (31,25 МГц) и NEXT>40 (62,5 МГц). А SRL с большим запасом (~ 20 дБ) превышает норматив LAN-6: SRL>17,1 дБ (31,25 МГц) и SRL>14,1 (62,5 МГц) [4].
Высокая, почти единица, степень корреляции мощности А0(t) и В0(t) из тела линии — свидетельство их общего происхождения. В то же время пониженная корреляция их амплитуд (~ -0,5) — признак наличия двух независимых механизмов генерации А0(t) и В0(t): в ≈1/3 случаев синфазных, а в ≈2/3 — противофазных.
Видимо, из-за высокой корреляции автор [6] предлагает ограничиться контролем SRL. Впрочем, опыт с полным погружением ПКСВ в воду показывает, что помеха В0, даже мощная, не всегда сопровождается помехой А0. И в этом смысле параметр SRL может быть и обманчивым.
Пониженная корреляция помех А0(t) и В0(t) от всего тракта показывает, что их источники (расположенные главным образом в области входа и выхода линии) в значительной степени независимые, хотя тоже преимущественно противофазные.
Знак головных пиков В0 во всех осциллограммах рис. 6 противоположен знаку зонда. Это соответствует отражению сигнала от участка линии с пониженным значением волнового сопротивления Z0=(L/C)½. Что логично: вода повышает емкость С и, стало быть, снижает Z0. Металлические предметы (фольга или соседние витки спирали) тоже повышают С. Отметим попутно, что в опытах с локальным механическим отдалением друг от друга пар ПКСВ наоборот: головной пик В0 имел знак зонда. Что тоже логично: отдаление взаимодействующих линий ведет к снижению С и росту Z0. То же с проводами ТПР.
Некоторое снижение затухания в паре 1—3 в сравнении с 1—2 вызвано по крайней мере двумя причинами. Первая: повышенное значение Z0 ведет к снижению затухания из-за омических потерь: Att=434,4 R/Z0 [дБ/100 м] (R [Ом/м] — сопротивление потерь). А вторая особенно интересна: в конфигурации 1—3→2—4 из-за сильного взаимодействия жил 1 и 2 и 3 и 4 четные жилы как бы помогают нечетным (это показало моделирование в ELCUT). Дело в том, что ток жилы 1 вызывает противоток наводки в жиле 2, который, в свою очередь, вызывает противоток в жиле 1, то есть направленный вдоль нее. Четные жилы как бы параллельно подключаются к нечетным. Впрочем, это, может быть, и не правило, так как в ПКСВ зафиксировали некоторое (на 2 %) повышение затухания.
Следует особо подчеркнуть: основной источник помех — неоднородности кабеля. Кстати, косвенно на это указано и в курсах магии [1, 2], содержащих весьма обстоятельные обсуждения помех и механизмов их возбуждения. В частности, по мнению «магов», основной источник помех — скачки потенциалов (токов) сигнальной линии.
На самом деле, если посмотреть на рис. 9, то впечатление такое, что помеха А0 действует, пока передний фронт прямоугольного импульса летит к нагрузке t=0,24 мкс (t=Д/V , Д — длина линии ПКСВ, V — скорость сигнала) и пока оттуда не пришел сигнал, отраженный от нагрузки. Это еще 0,24 мкс, и возникают маленькие пики на вершинах зондов. И тут помеха в основном исчезает (к слову, в [1, 2] приведены аналогичные осциллограммы). Но ведь зонд-то никуда не делся: напряжение-ток в сигнальной линии есть, проводники-изоляторы на месте, их взаимодействие — тоже... По традиционной логике помеха должна оставаться, а она почти исчезает. И тут лучше работает логика «магов»: помеха А0 «живет», пока «не знает», что передний фронт зонда линию уже прошел.

Тем не менее и она недостаточно полна. Так, не ясно, как с ее помощью понять низкочастотное поведение А0 и А1, существенно отличающееся от высокочастотного, как это видно на рис. 9, где представлена реакция приемной 3—4 линии на прямоугольные импульсы в сигнальной 1—2 с длительностью 1,25 и 64 мкс.
И тут помеха А0 существует в основном в течение времени 2t=0,48 мкс, а потом в виде спадающей экспоненты. Это очень похоже на работу дифференцирующей цепочки, где роль емкости играет электрическая связь сигнальной и приемной линий, а роль сопротивления — нагрузка последней. Но это — на клемме А0. А вот А1 ей противофазна, что уже больше похоже на другую клемму вторичной обмотки трансформатора. И то за исключением случая: 1—2→3—4 в интервале ~0,1—1 мкс (это область резонансных частот линии, и, похоже, только здесь скрутка как-то себя проявляет).
Кабель нельзя рассматривать как сосредоточенный элемент. И даже на самых низких частотах вряд ли можно адекватно понять его работу в рамках аппарата теории цепей (узловые потенциалы, уравнения Кирхгофа и т.д.). Поведение же помех вообще не вписывается в традиционную логику, логику «магов». В целом физика работы кабеля связи требует особо обстоятельного обсуждения, которое надеемся сделать позднее. Здесь ограничимся лишь некоторым качественным объяснением.
Прямые двухпроводные линии отличаются от других волноводов тем, что в них распространяются Т-волны, электрическое Е и магнитное Н, поле которых перпендикулярно оси линии. В результате поток энергии Т-волны (вектор Умова) У=[ЕН] течет строго параллельно линии. И она не может передаваться в параллельные ей соседние, даже самые близкие.
С другой стороны, чтобы в приемных линиях возникли помехи А0 и А1, туда надо передать энергию. А из Т-волны эта энергия поступить не может. Этот вывод можно сформулировать в виде теоремы: в идеальных бесконечно длинных кабелях связи с однородными прямыми парами перекрестных помех нет.
Но если на пути Т-волны есть рассеивающая неоднородность (вход и выход линии, соседний предмет, изгиб линии, скрутка...), то здесь могут возникать волновые моды под углом к соседним проводникам, способные передать туда энергию. В этом месте и происходит генерация помех: назад А0 и вперед А1. А в сигнальной линии — волны реакции на локальную убыль энергии, но уже в виде помех В0 и В1.
И тут встает вопрос: а как же витые пары? Ведь получается, что их витки — источники помех? Да, и неслабых. Это подтверждено, в частности, численными экспериментами по моделированию электромагнитных полей витых пар и рядом других опытов. И получается парадокс: общеизвестно, что скрутка пар — хороший прием в борьбе против помех, а оказывается, они сами их мощный источник.
Но на самом деле парадокса нет. Все дело в СВЧ — сверхвысокой частоте «виты» помех: F=2V/Ш, где V — скорость волны. К примеру, для Ш=10—40 мм и V=2—108 м/с F=40—10 ГГц. Это намного выше рабочей частоты средств связи, и их фильтры эти СВЧ-помехи подавляют.
Более того, витые пары с той же частотой модулируют помехи от всех остальных источников, «подставляя» их под те же фильтры. И в этом смысле витые пары работают. Но, разумеется, совсем не так, как пишут в учебниках.
В результате витые пары верой и правдой служили связистам, пока рабочие частоты были намного меньше ~1 ГГц. И с этим, скорее всего, связан ошеломляющий рост быстродействия систем связи в прошедшее десятилетие: на порядок за 4— 5 лет [5]. Но в последние годы, как началось освоение частот 1—1,2 ГГц, налицо резкое торможение. Это, скорее всего, связано со стечением ряда неблагоприятных обстоятельств: снижением NEXT с ростом частоты, ростом Att, ростом мощности собственных шумов приемников и ухудшением эффективности их фильтров. А если в линии или приемниках есть еще и нелинейности, выпрямляющие СВЧ-помеху, то становится понятным замечание «магов» о том, что скрутки иногда ухудшают ситуацию.
Понятно также, почему в литературе нет расчетных формул NEXT (Ш1, Ш2...): витые пары не подавляют помехи, а, напротив, возбуждают.
В целом же следует констатировать, что прогресс в повышении рабочих частот и быстродействия систем связи на базе многопарных кабелей вряд ли возможен без отказа от витых пар. А что может быть взамен — тема отдельного разговора.

ВЫВОДЫ

Весь объем проведенной нами работы позволяет констатировать следующее.
1. В многопарных линиях связи могут действовать помехи по крайней мере четырех типов, которые целесообразно объединить в «родственные» связки А0, В0 назад и А1, В1 вперед.
2. Генерация помех происходит в местах неоднородностей кабеля: входа, выхода, изгибов, около соседних предметов, изгибов, скруток... А по тем причинам, о которых можно прочитать в учебниках и других фолиантах, ее нет.
3. Вопреки широко распространенному мнению скрутка витых пар не влияет на мощность перекрестных и других помех. В лучшем случае. А в худшем — является их дополнительным источником. И на повестке дня вопрос об отказе от витых пар в многопарных кабелях связи.
4. Получение столь неожиданных результатов и выводов было бы практически невозможно без применения в диагностике свойств кабелей интеллектуальной ИИС на базе мощной ЭВМ, оборудованной ВЧ-генератором импульсов произвольной формы и быстродействующей системой сбора данных.
5. Для оценки помехозащищенности кабелей связи надо отказаться от гармонических сигналов в пользу импульсных. Так как последние позволяют надежно отделить сигналы кабеля от паразитных, идущих от других звеньев тракта: соединителей кабеля с измерительной системой и внутри самой этой системы.

ЛИТЕРАТУРА
Г. Джонсон, М. Грэхем. Конструирование высокоскоростных цифровых устройств. Начальный курс черной магии. — М: Вильямс, 2006.
Г. Джонсон, М. Грэхем. Высокоскоростная передача цифровых данных. Высший курс черной магии. — М: Вильямс, 2005.
В.Е. Власов, Ю.А. Парфенов. Кабели цифровых сетей электросвязи. — М: Эко-трендз, 2005.
С.Ф. Глаголев, М.С. Былина, А.С. Дюбов. «КАБЕЛЬ-news», № 8, 2010, с. 48-54. Оценка неоднородностей цепей кабелей для цифровой передачи импульсным рефлектометром.
Д. Гальперович, Ю. Яшнев. Инфраструктура кабельных сетей. — М: Русская панорама, 2006, с. 218.
И.Г. Бакланов. Технологии ADSL/ADSL2+: теория и практика применения. — М: Метротек, 2007.
А. Кочеров. Что нужно измерять для определения причин недостаточной эксплуатационной надежности xDSL. Телемультимедиа № 5 (33), ноябрь 2005.

Обсудить на форуме

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно