Материалы RusCable.Ru

Дефицит меди: как "ломовики" переломили рынок. Когда у лома нет приема

Давать прогнозы – пожалуй, самое неблагодарное и местами даже небезопасное дело в той непростой экономической и политической обстановке, которая сложилась в России за пару-тройку прошедших десятилетий и особенно обострилась в текущем году. Типичным примером можно считать предсказание Минпромторга России касательно двукратного падения спроса на медь в стране по итогам 2022 года. На фоне образовавшегося на кабельном рынке довольно острого дефицита медной катанки подобные заявления выглядят, мягко говоря, странными и необъяснимыми. У многих возникло подозрение, что прозвучавшее – не столько прогноз, сколько руководство к действию, плохо завуалированная «рекомендация» металлургическим комбинатам не рассчитывать на внутреннее потребление и активизировать поставки за рубеж. Так что же на самом деле произошло, в чем корень проблемы и где выход из положения? Ответы на поставленные вопросы – в расследовании RusCable.Ru.

История и причины

Согласно статистике, накопленной Ассоциацией «Электрокабель», с начала 2022 года по сравнению с 1-м полугодием 2021-го потребление меди в кабельной отрасли не упало, а даже чуть возросло – примерно на 600 тонн. Несмотря на выдвигаемую версию о том, что дефицит меди в России вызван аналогичными проблемами в мире, на самом деле он носит локальный характер. Какого-либо заметного недостатка этого металла на мировых рынках не наблюдается, скорее наоборот, есть некий переизбыток. Более того, на 4-й квартал 2022 года многие эксперты прогнозируют падение физического потребления меди, например, в Европе из-за более чем вероятных ограничений потребления газа для европейских предприятий металлургической отрасли.

Мировой спрос на медь формируется прогнозами активности ведущих экономик мира, которые также меняют вектор из-за геополитических и эпидемиологических факторов. Однако к текущей внутрироссийской ситуации это не имеет прямого отношения, только опосредованное, в части изменения котировок меди на LME. С весны 2022 г. значительная часть экономики РФ находится в режиме трансформации, перенаправления и корректировки товарных потоков, в поиске новых точек баланса спроса и предложения. Металлургия – не исключение.

«Изменения на внешних рынках спровоцировали перемены на внутренних, – объясняет начальник отдела по реализации медной катанки ООО «ТД М-К» В.Н. Дмитриев. – Российская отрасль цветных металлов в части вторичной переработки неразрывно связана с черной металлургией и следует в ее фарватере. Закрытие внешних рынков недружественных стран и проблемы логистики привели к существенному падению цен на внутрироссийском рынке вторичных черных металлов, что стало причиной снижения интереса к сбору лома, в том числе цветмета».

  Владимир Дмитриев

  Начальник отдела по реализации медной катанки ООО «ТД М-К»

Аналогичная ситуация наблюдается и в некоторых смежных областях (отходы бумаги, картона, вторичного пластика и т.д.). Это емкие сферы экономики, обеспечивающие существенную экономию средств по сравнению с использованием первичного сырья. Например, вторичная переработка пластика в некоторых случаях экономит до 90%, а меди и алюминия – соответственно до 83% и 95% энергозатрат по сравнению с выплавкой из руды. В России доля вторичного цветмета составляет 20-30% общего баланса производства (для сравнения, в Европе – от 35 до 50%). Остальные 70-80% безвозвратно теряются через общий канал утилизации твердых коммунальных отходов.

Но вернемся к происходящему в кабельной отрасли.

«Дефицит меди на российском рынке связан с уходом ломового катода и ломовой катанки, – считает президент Ассоциации «Электрокабель», генеральный директор ООО «ЭЛКАТ» М.В. Третьяков. – По статистике, например, за 2020 год доля катанки из лома в кабельной отрасли составляла около 58%. С марта 2022-го наблюдается непрерывное удешевление меди внутри России: расценки на этот металл вычисляются как произведение цены по LME на курс рубля к доллару США, установленный ЦБ РФ. Максимум, зафиксированный в марте, составлял от 1 млн до 1,1 млн руб. за тонну без НДС, а в июле рассчитываемая по вышеуказанной формуле стоимость опустилась на уровень чуть более 400 тыс. руб. за тонну. Столь сильный нисходящий ценовой тренд вызвал практически полную остановку сбора лома меди в первичном звене». В принципе, здесь нет ничего экстраординарного: аналогичные паузы возникают ежегодно и длятся по 1-2 месяца, но в 2022-м перерыв затянулся на полгода. Закупать лом невыгодно, он обходится дороже выпускаемого из него конечного продукта – катанки КМОР, причем разница существенная, речь идет о десятках тысяч рублей с тонны. «Проблема постепенно накапливалась в течение первого полугодия и в июле достигла апогея, – продолжает М.В. Третьяков. – Продукт переработки вторичной меди обычно занимает примерно 60% рынка, и половину из них, т.е. 30%, мы сейчас фактически потеряли. Оперативно закрыть эту брешь очень сложно, так как производители катодов из первичной меди законтрактованы на экспорт. Когда возникает подобный дефицит внутри страны, требуется несколько месяцев и более, чтобы переаллоцировать контракты».

  Максим Третьяков

  Президент Ассоциации «Электрокабель», генеральный директор ООО «ЭЛКАТ»

«Кабельщики закупают медь двумя способами, – объясняет учредитель ООО «Калужский кабельный завод» А.В. Тарасенко. – Первый – по годовому контракту с ОАО «УГМК» и т.д., второй – на предприятиях вторичной переработки ломов, где приобретаются свободные объемы, хотя некоторые заводы контрактовали и ломовую медь тоже. Сейчас в связи с падением цен ломовики посчитали, что им невыгодно работать на ценовом уровне, примерно соответствующем LME. Получаем следующую ситуацию: ОАО «УГМК» продает катанку из первичной меди на уровне LME плюс 250-300 долларов США премии, т.е. около 600 тыс. руб. за тонну, а катанка из ломовой меди предлагается по 740-760 тыс. руб. за тонну. Поставщики катанки из ломов мотивируют это тем, что сборщики лома отказываются привязывать его стоимость к биржевым котировкам».

  Александр Тарасенко

  Учредитель ООО «Калужский кабельный завод»

У изготовителей катанки из первичной меди возникла отличная возможность переориентировать на себя всех производителей КПП, которые ранее закупали (и сейчас пытаются это делать) медь на свободном рынке. Однако, по информации RusCable.Ru, в настоящее время поставщики «первички» не смогут полностью покрыть потребности кабельной отрасли.

«Основная причина возникновения дефицита меди – тотальное (навскидку двукратное) падение сбора ее лома, которое, в свою очередь, вызвано стремительным обвалом цены на этот металл в начале лета, – соглашается с вышесказанным генеральный директор ООО «ЛенКабель» М.О. Головин. – Тогда многие проекты, сопровождаемые демонтажом старых кабельных сетей, были экстренно заморожены до лучших времен, когда вырастут курсы основных мировых валют, вновь выведя рентабельность демонтажа и сдачи медного лома на приемлемый для их владельцев уровень. Думаю, это случится не ранее декабря 2022 года».

  Михаил Головин

  Генеральный директор ООО «ЛенКабель»

По неофициальной информации, у сборщиков лома скопились большие запасы меди на складах, но они не хотят ее продавать по июльским-августовским ценам. Таким образом, провоцируется ажиотажный спрос, традиционно сопровождаемый ростом стоимости. Навскидку, сейчас котировки меди на LME выше внутрироссийских на более чем 100 тыс. руб. за тонну.

«Очень хочется стабильности, – выражает мнение директор производственного управления ТК «Кабельстройсервис» Ю.В. Тиняков. – Трудно работать в условиях, когда медь продается то по 600 тыс. руб. за тонну, то по 750 тыс., а потом снова падает до 680 тыс. и ниже. Неудивительно, что в такой ситуации многие поставщики приостановили продажи и заняли выжидательную позицию. Отсюда дефицит».

 Юрий Тиняков

  Директор производственного управления ТК «Кабельстройсервис»

Разумеется, «ломовики» предлагают свою продукцию по выгодным для них ценам, которые существенно выше стоимости продукта из первичной меди, соответственно, происходит падение спроса. Как только полуфабрикаты из вторичной меди перестают продаваться, исчезает финансовая возможность закупки лома. Таким образом, у мелких «ломовиков» нет денег, чтобы вновь запустить цикл «закупка – переработка – сбыт», а у крупных игроков этого рынка попросту нет мотивации, чтобы покупать лом. И она появится только тогда, когда стоимость меди на внутреннем рынке, рассчитываемая как произведение LME на курс рубля, будет демонстрировать стабильный плавный рост.

Низкая активность сбора лома ведет к сокращению предложения и «разогреву» цен. По словам директора Ассоциации НСРО «РУСЛОМ.КОМ» В.В. Ковшевного, в январе-июне 2022 г. ломозаготовка в России в среднем упала на 30%, а в ДФО и СЗФО падение составило 50%. Сокращение экспорта лома металлов он оценил в 87%. В списке причин происшедшего – международные санкции, ограничительные меры тарифного и нетарифного характера внутри страны на фоне нисходящего ценового тренда на лом, снижение спроса на металлургическое вторсырье при падении производства металлов на 20-30%.

Существует ряд конспирологических теорий относительно происходящего. К примеру, одна объясняет ситуацию сговором поставщиков первичной меди в рамках борьбы с компаниями, занимающимися сбором и переработкой вторичных металлов. Вторая говорит про имеющуюся договоренность между крупными «ломовиками», направленную против мелких игроков этого рынка.

«Считаю, что все намного проще, и дефицит имеет вполне логичные экономические причины, озвученные выше, – рассуждает М.В. Третьяков. – Устранить его мы сможем только в сентябре-октябре. Проведены переговоры, сейчас увеличиваем интенсивность отбора катодов из Мурманского порта, запускаем второй канал поставок – через Архангельск, но на это потребуется время».

Ошибки и последствия

По мнению М.О. Головина, основная стратегическая ошибка, приведшая к возникновению дефицита меди внутри страны, заключалась в навязывании отхода от ценообразования по формуле LME: 

«Первичная катанка, поставляемая горно-металлургическими холдингами, по-прежнему имеет LME-привязку и ценообразование в долларах США в соответствии с действующими контрактами, заключенными еще в прошлом году. Зато цена ломовой катанки в последние 4 месяца полностью отвязана от LME и доллара США, т.е. по факту ее стоимость в настоящее время определяется исключительно спросом и финансированием. Возникают конфликты интересов, вызванные несоответствием между ценовыми уровнями, приемлемыми для заготовителей и покупателей».

То есть действовавший механизм ценообразования отменили, никакого иного (внятного) никто не предложил – ни Минпромторг России, ни кто-то другой. Ценовая привязка непонятна, ее фактически нет, а она должна быть, так как контракты на поставку кабеля являются долгосрочными, и поставщикам необходимо как-то защищать свои риски. Сейчас же созданы условия, когда им банально не к чему отхеджироваться. Хотя проблему можно было бы решить, к примеру, на базе MOEX либо Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ) с привязкой к запасам, имеющимся у металлургов.

«Производители продукции цветной металлургии, в том числе связанные с ее вторичными переделами, вынуждены опираться на текущий ценовой уровень внутрироссийского предложения, – подтверждает В.Н. Дмитриев. – А здесь наблюдается перекос и отвязка от привычных ориентиров на LME и официальный курс рубля. Цены существенно выше ожидаемых ввиду ограниченного предложения. Если оно расширится, цены вернутся в прежнее русло».

Когда это произойдет? Здесь следует ориентироваться на восстановление потребления со стороны тяжелой металлургии: рост спроса на металлолом от крупных производителей металлопроката приведет к возвращению активности и по группе цветного вторичного сырья. Перенаправление товарных потоков не может произойти мгновенно, рынку требуется время на адаптацию к изменившимся условиям. В моменте можно констатировать, что потребители меди в данной ситуации не простаивают. Кабельные заводы активно работают на фоне сезонного подъема по заказам. С учетом того, что цена на КПП у кабельщиков никогда жестко не привязывалась к LME и курсу российской валюты (имелся достаточный демпфер в ценообразовании), то и резких скачков по ценам в первом полугодии 2022 года у них не было: сначала плавный подъем, потом плавное снижение. Некоторые предприятия работают даже с превышением намеченных на текущий год объемов переработки металлов. Как показали предыдущие вызовы, кабельный рынок адаптируется оперативно.

«Кабельные заводы продолжают работать, у них есть заказы, пусть даже в рамках сезонного всплеска спроса на КПП, – подтверждает А.В. Тарасенко, – но им остро не хватает меди по нормальной цене. Создается впечатление, что имеет место некий картельный сговор. Не совсем понятно, почему ОАО «УГМК», Группа РМК и ПАО «ГМК «Норильский никель» не могут заполнить рынок медью первичной переработки. Понятно, что это в любом случае не может произойти моментально, есть временное плечо минимум 1-2 месяца, и тем не менее, проблема до сих пор не решена».

Так что же, без вмешательства государства не обойтись? Отнюдь.

«Я выступаю против какого-либо государственного регулирования с прямыми либо косвенными ограничениями, если мы заявляем о рыночной экономике в России, – категоричен генеральный директор ООО «КЗ «Цветлит» Ю.В. Ежелев. – Тем, кто потребляет медь, но не может ее приобрести из-за сложившейся ситуации, следует проехаться по стране или ближнему зарубежью, поискать. Думаю, проблема вполне решаема, только сейчас это не так просто, как было раньше. Рынок трансформируется. Те рыночные инструменты, которые прекрасно работали последние 5-10 лет, более неработоспособны. Необходимо адаптироваться».

  Юрий Ежелев

  Генеральный директор ООО «КЗ «Цветлит»

«На мой взгляд, вмешательство государства в лице Минпромторга России или каких-то других органов в этой ситуации ощутимой пользы не принесет, – уверен М.В. Третьяков. – Никто не запрещает производителям КПП закупать больше меди, а крупным металлургическим компаниям – ПАО «ГМК «Норильский никель», ОАО «УГМК», Группе РМК – отгружать львиную долю своей продукции на внутренний рынок. Да и сами гиганты индустрии постоянно заявляют, что для них приоритетны именно российские заказчики, и по меди это действительно так. Однако поставщики очень часто сталкиваются с ситуацией, когда клиенты не могут четко и внятно сформулировать свою позицию, запросы, интересы, обозначить потребности».

Действительно, в ряде случаев не совсем понятно, каких действий хочет добиться тот или иной участник кабельного рынка, обращаясь с жалобой в Минпромторг России. Заставить, к примеру, ПАО «ГМК «Норильский никель» развернуть корабли с продукцией в сторону российских портов? Нет проблем, они и сами уже приняли такое решение, принуждать не нужно, но корабли не могут остановиться и телепортироваться к месту разгрузки мгновенно по свистку, им нужно время, причем значительное. Моментально решить все логистические проблемы тоже не получится.

«В любом случае, Ассоциация «Электрокабель» готова оказать помощь кабельным заводам, испытывающим недостаток сырья для производства КПП, всеми имеющимися в нашем распоряжении способами, – заверяет М.В. Третьяков. – Если есть вопросы, идеи, предложения – звоните, пишите, давайте обсуждать и принимать меры».

«Когда на рынке существуют монополии, регулировать их следует заблаговременно, а не в авральном порядке после возникновения проблем, – высказывает мнение Ю.В. Тиняков. – Вполне возможно, что отраслевые ассоциации и тем более Минпромторг России могли повлиять на происходящее, не допустить возникновения сегодняшней ситуации, закрыть образующиеся бреши в поставках меди на рынок. Ничего подобного сделано не было».

Очевидно, что основная мера, способная решить проблему неустойчивости предложения на рынке катанки – создание нормального биржевого рыночного механизма формирования рублевых цен на медь. Это позволило бы стабилизировать спрос внутри страны. Стало бы понятно, к чему привязывать контракты на кабель. По данным RusCable.Ru, многие проекты в кабельной сфере сейчас не стартуют именно потому, что компании не выходят на конкурсы из-за неясных перспектив по исполнению контракта поставщиком.

«Также нужно активно стимулировать потребление продукции металлургии на внутреннем рынке (строительство, федеральные и региональные инфраструктурные проекты), помогать в переориентации поставок на новые внешние рынки не в ущерб внутренним интересам. Вырастет спрос на конечную продукцию – повысится активность в ломосборе», – добавляет В.Н. Дмитриев.

По его сведениям, глобальной проблемы дефицита меди для кабельной отрасли внутри РФ нет, есть лишь временный ценовой перекос в сторону вторичных металлов. Как только цены вернутся к привычным для переработчиков вторсырья ориентирам (LME и курс рубля ЦБ РФ), то лом опять станет интересен, в том числе участникам кабельного рынка. В настоящее время дисбаланс цен вынужденно оплачивается конечным потребителем, так как все дополнительные затраты производитель кабеля закладывает в стоимость продукции.

В последнее время заметно снизился импорт вторичного медного сырья. При этом внутри РФ присутствуют избыточные, недозагруженные сырьем металлургические мощности. Существует неурегулированность завоза вторсырья из стран ЕврАзЭС, особенно из Казахстана, что также ведет к недозагрузке имеющихся мощностей металлургических предприятий России. Как считает В.Н. Дмитриев, государству следует помогать им с загрузкой за счет импортного лома меди. Подобная помощь необходима в первую очередь средним и мелким игрокам металлургического рынка, а не только крупным комбинатам. Если обратиться к опыту Китая, то именно такой подход находит там практическое применение.

Преодолеть и не повторять

Считается, что настоящая мудрость не в том, чтобы не допускать ошибок, так как в нашем несовершенном мире такое попросту невозможно. Самое важное – умение извлекать правильные уроки из происшедшего и делать верные выводы. Возникновение дефицита меди на российском рынке – свершившийся факт. Причины более или менее понятны, перспективы обозначены. Остается последний, но, пожалуй, самый важный вопрос: как защититься от повторения этой ситуации в будущем?

«Чтобы предотвратить дефицит, нужно четко понимать структуру и объемы потребления, – замечает Ю.В. Ежелев. – Те цифры по меди, которые озвучил Минпромторг России, насколько я понимаю, не вполне адекватно отражают реальность, так как фактические показатели сильно выше. Нельзя принять правильное решение на основе ошибочных данных. Необходимо выполнить точные расчеты и, исходя из них, разрабатывать меры по преодолению кризиса и его предотвращению в перспективе».

«Чтобы защитить себя на будущее от проблем, связанных с дефицитом меди на рынке, кабельным заводам следует заключать годовые контракты с компаниями, работающими на минеральных катодах, – убежден М.В. Третьяков. – Эта продукция продается и поставляется при любой конъюнктуре рынка и ценовых колебаниях».

Действительно, невозможно представить себе, чтобы гигант вроде ПАО «ГМК «Норильский никель» вдруг под воздействием каких-то обстоятельств решил не производить катодов. Зато небольшие фирмы по скупке лома ориентируются на сиюминутную выгоду, реагируют в режиме реального времени и могут мгновенно приостановить скупку лома, заблокировать поставку продукции его переработки и т.д., взять паузу и выжидать – месяц, или два, или, как сейчас, полгода, пока темное настоящее не сменится светлым будущим.

Как считает В.Н. Дмитриев, переориентация товарных потоков металлургической отрасли РФ на новые рынки сбыта рано или поздно приведет к нахождению нового баланса и стабилизации внутрироссийских цен на фоне восстановления сбора лома:

«Глобальный дефицит меди будет нарастать. Этому способствуют повышение доли электрического транспорта, развитие альтернативной энергетики, кратное увеличение числа электроприборов в жизни каждого человека на фоне сокращения жизненного цикла оборудования. В этих условиях необходимо активно стимулировать переработку и использование вторичных ресурсов, в том числе металлолома».

Объектами стимулирования должны выступать как население, так и отрасли промышленности, относящиеся к данному сектору экономики. Увеличение доли рециклинга поможет сгладить нарастающий дефицит меди.

Кабельные заводы принимают решение о покупке катанки на основании двух факторов: технологичность и цена, причем их весомость, по оценкам М.В. Третьякова, составляет соответственно 30% к 70%, т.е. главенствует все-таки ценовой аспект. В настоящее время интерес сместился в сторону менее дорогостоящей (парадокс, но факт!) минеральной катанки. Как только ломовая катанка достаточно подешевеет по сравнению с минеральной, все вернется к ранее существовавшему балансу, когда КМОР занимала почти 60% рынка. Насколько быстро это произойдет – пока непонятно. При сохранении нынешней ситуации, когда медь внутри страны котируется на уровне 450-480 тыс. руб. за тонну, перебалансировка рынка в сторону ломовой катанки будет протекать очень медленно. Если вдруг возникнет резкое падение курса рубля, то процесс пойдет намного быстрее и активнее.

P.S. Если у кого-то из читателей возникли возражения и (или) желание высказать свою точку зрения по рассматриваемым в статье вопросам, то мы готовы обсудить их на нашем форуме. Это открытая площадка, где в дискуссии смогут принять участие представители профессионального сообщества, эксперты смежных отраслей и прочие заинтересованные лица.

Вы видите часть этого материала

Зарегистрируйтесь или войдите
После этого вы сможете оформить подписку в личном кабинете и получить полный доступ к другим закрытым материалам
Я уже подписчик
Месяц

2500 ₽

81 ₽ в день
Год

11 998 ₽

33 ₽ в день
Данный материал также доступен по промокоду.

Обсуждают на форуме (5)

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl + Enter

Вам также может понравиться: "Россети Московский регион" модернизирую... Под Новосибирском построят детский реабилитационный центр Компания "Россети Волга" обеспечит элект...
Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно
Прямой эфир
+