Вся информация на сайте предназначена только для специалистов кабельной отрасли, энергетики и электротехники.
+
 
Интервью

Человек технологический. Как трансформируется работа на кабельном заводе

01.05.2024
Обсуждение на форуме (74)
Карточка компании МОСКАБЕЛЬМЕТ
В лицах отрасли Ян Иванович Анисов
Время чтения ≈ 24 мин
3431

Кабельный завод будущего невозможно представить без передовых технологий. Автоматизированные системы обработки заказов, расчет цен, системы планирования производства, системы контроля качества, системы слежения за действиями персонала, роботы-манипуляторы и даже банальные цифровые ключницы - все это приближает ГК "Москабельмет" к достижении концепции "Кабельный завод будущего". Но сами по себе технологии не работают без людей, а значит, что человек должен менять свое мышление и работу. В интервью с Яном Анисовым, генеральным директором "МосИтЛаб" мы обсудили концепцию человека технологического (Homo technlogix) на кабельном заводе.

Кабинет Яна Анисова обычный, аналоговый. Удобная мебель, рабочий стол, образцы кабеля, документы и стол для совещаний на четверых. Никаких особенных гаджетов тут нет. Кабельный завод будущего - это не хайп. Тут не место "неоновым подсветкам", все делается для повышения эффективности бизнеса. Поэтому кабинет, это просто удобный небольшой кабинет. 

Давайте поговорим о технической составляющей производства. Как будет выглядеть рабочее место будущего? Ведь уже сейчас мы видим, что технологии не меняют сам труд, а лишь трансформируют рабочее место.

Совершенно верно. Технологии трансформируют принцип ведения работы: у нас становится больше информации, мы можем выполнять больше работы. Если представить рабочее место оператора на линии, то в будущем, скорее всего, оно будет выглядеть точно так же. Пожалуй, только станет меньше операторов и больше средств контроля. Мы уже работаем над проектами, которые позволят в режиме реального времени наблюдать за работой оператора и формировать фотографию рабочего дня в электронном формате. Но несмотря на то, что такие системы добавятся, рабочие операции никуда не денутся: останется заправка, наладка, выставление режимов. Будет совершенствование систем, что позволит делать больше расчетов, конструкций в единицу времени и на единицу человека.

Демонстрация новой системы "МосИтЛаб" по распознаванию действий операторов производственной линии

Мы видим, что у многих сотрудников кабельных предприятий труд упростился за счет технологий, но у рабочего на линии он наоборот усложнился. Сделали ли эти технологии жизнь операторов проще?

Безусловно. Здесь стоит вспомнить про физический труд. Напомню, что «Москабельмет» — первое предприятие, которое внедрило робота на производство, что привело к уменьшению физического труда у рабочих. Идем дальше: электромеханический центратор, маркиратор. Сейчас вся маркировка доставляется автоматически, оператору больше не требуется читать огромное количество букв. С другой стороны, да, вместе с технологиями появились определенные сложности в интеллектуальном плане. Однако это общемировая тенденция: мы видим, что искусственный интеллект проникает во все сферы жизни, уменьшая тот объем человеческой работы, которая характеризуется монотонностью, низкой когнитивной нагрузкой и повторяемостью. При этом человек получает возможность выполнять больше творческих и интеллектуальных задач.

О роботах на заводе, электромеханическом центраторе и других внедренных технологиях ГК "Москабельмет" 

И сейчас мы видим, что оператор может следить уже не за одной линией, а за двумя.

Верно. Снимая какие-то функции с рабочего, мы добавляем другие, тем самым повышаем эффективность предприятия в том случае, если это возможно. Примерно так и будет выглядеть будущее.

Ян Анисов показывает процесс нанесения каплеструйной маркировки на кабель. На заводе используется автоматическая подача маркировки на кабель, а значит, что оператор теперь не несет ответственности за неправильную маркировку. Маркировка подтягивается из информационной системы. Это не требует какой-то сложной техники, но довольно трудоемкий процесс с точки зрения точности внесения всех данных в систему, изменение регламентов и переучивание операторов линий. Такие вещи уже внедрены на передовых заводах, но далеко не на всех. Именно с таких изменений и начинается рост производительности и реальная помощь оператору в его работе. На такие моменты нужно обращать внимание.

В определенном смысле эти технологии снимают ответственность с рабочего, ведь теперь за многим следит техника. Можно ли сказать, что формально квалификация работника падает?

Возможно, ему это и не нужно, если какую-то задачу лучше поручить машине. Тем не менее есть вещи, которые мы не можем автоматизировать — это те самые ручные операции с полной ответственностью, которую мы не можем уменьшить. Конечно, мы можем пофантазировать, что сколько-то лет спустя появятся технологии, которые полностью заменят оператора, но в ближайшие пять лет этого точно не предвидится. Если мы можем снять ответственность с рабочего, то делаем это, но в таком случае мы заменяем ее чем-то еще.

Лучший способ понять процесс - поговорить с тем, кто его осуществляет. ГК "Москабельмет" внедрила передовые практики подачи кайдзенов, но это не значит, что общение и сбор данных о работе и процессах не должны проводиться "классическими" методами. Технологические решения нужно не только "придумать", важнее их внедрить на действующем производстве и получить экономический эффект.

Грубо говоря, работу на заводе будущего можно сравнить с вождением беспилотного автомобиля. Машина все делает сама, а человек лишь периодически контролирует?

Да, примерно так и есть. Но это будет справедливо лишь в том случае, если сохранится бизнес-модель, потому что есть, например, европейские подходы. Мы начали изучать их и поняли, что их подход полностью отличается от нашего. Если мы работаем по заказам, т. е. ничего не делаем на склад, то у них все иначе: своя информационная система с ИИ, который динамически определяет оптимальные планы работы.

То есть более простое и линейное планирование?

Да. Это своеобразный блоковый метод планирования, по которому, например, первую неделю месяца завод делает только определенную продукцию. Заказали ли ее? Не важно. Они просто работают. Это железное правило. Если представить, что этот завод или конкретная отрасль работает на большое количество потребителей, то вполне реально проанализировать спрос и загрузить все блоками. В кабельной отрасли так не получается. У нас подход клиентоориентированный, мы работаем по заказам. Если не менять этот подход, то сама технология и облик рабочего места оператора не изменится.

Реальность русского кабельного бизнеса отличается от "философии", которую пишут в книгах по бережливому производству. Кабельные заводы, которые могут работать только на одну номенклатуру - это что-то фантастическое. Абсолютному большинству предприятий надо подстраиваться под рынок и запросы клиентов, поэтому добиться некоторых показателей по производительности, которые демонстрируют иностранные компании никогда не получится. Таковы реалии рынка, но все работают по этим правилам.

А изменился ли как-то входной порог в профессию?

Конечно, но это зависит от должности. Прежде всего, везде появились технологии, что требует базовых знаний компьютера. Если говорить про технолога или конструктора, то сейчас их работа больше состоит из математического моделирования. В плане IT-технологий требования повышаются и к рабочему в том числе. Если раньше он мог писать на бумаге, то теперь все в электронном виде, и рабочий должен ориентироваться в этом процессе.

Необходима базовая компьютерная грамотность?

Для 90 % вакансий — да.

Человек технологический (Homo technlogix) точно должен обладать компьютерной грамотностью. Теперь каждый рабочий кабельного завода должен владеть компьютером. Получить план, внести выработку, проверить соответствие данных - это теперь делается с помощью компьютера.

Можно предположить, что если физическая нагрузка снижается, то возросший уровень когнитивной приводит к большей усталости?

Да, интеллектуальная нагрузка порой влияет сильнее, чем физическая. Если от физической ты можешь восстановиться за день-два, то с умственной сложнее, особенно если речь идет о трудном проекте. У нас был один проект, в финале которого приходилось работать даже по ночам. При этой нагрузке наступает элемент выгорания, нужно время, чтобы восстановиться. Однако мы стараемся такого не допускать. Также сейчас на людей гораздо больше влияет эмоциональная нагрузка: цифры, формулы, чаты.

Получается, работая на заводе по сменному графику, ты в некоторой степени защищен от выгорания.

Это прерогатива операторов и тех, кто работает в таком режиме. У айтишником это не так: работа может закончиться, но зачастую сотрудник продолжает думать о проекте. Получается, что они больше времени жизни тратят на работу. Это издержки профессии, но, извините, у них и зарплаты выше.

В новом офисе "МосИтЛаб" созданы комфортные условия для работы. Как во всех IT-компаниях тут и свежие фрукты на кухне и комната с игровыми приставками. Но, как правило, сотрудникам некогда играть или зависать на кухне. Работы много и она интенсивная.

А есть ли некоторая черта, после которой становится понятно, что человека стоит заменить на машину? Будет ли в дальнейшем идти тенденция в кабельном бизнесе на введение роботов?

Думаю, так и будет. Многих пугает связанная с этим социальная напряженность, но я всегда привожу в пример то, как это организовано у нас. Мы заменяем ручной труд механическим, но освободившаяся из-за этого личность все равно ценна нам, ведь она знает бизнес и завод. Поэтому лучше всего адаптировать человека к другим функциям, более интеллектуальным. Получается, что мы исключаем долю роботы, которая характеризуется низкой интеллектуальной нагрузкой, и увеличиваем долю творчества, высокоинтеллектуального труда. И мы видим, что численный состав на заводе не меняется, однако у нас увеличивается возможность выпускать больше продукции.

Не возникает ли противоречия? Раньше одна работа занимала больше времени, сейчас же на нее требуется меньше как времени, так и людей.

Про это речь и идет. Если машина может помочь нам выполнить низкоинтеллектуальную работу, то мы должны ее использовать. Из-за этого возникает дополнительный фонд рабочего времени у сотрудников, которых дальше можно озадачить чем-то полезным.

И мы видим, что сейчас, например, вместо условной консьержки есть специальный автомат.

Да. Шкафчик, который узнает работника в лицо, определяет, к каким ключам у него есть доступ, и записывает все действия. Также есть контроль видеонаблюдения.

Цифровая ключница справляется не хуже, чем консьерж. Ранее ключи выдавал человек. 

Не возникает ли у рабочих ощущения, будто они под колпаком?

Это работает так же, как и в жизни, где нас постоянно фотографируют камеры видеонаблюдения. Если у тебя нет злонамерений, если ты спокойно живешь в рамках законов, то возникает вопрос: а чего тебе бояться? Мне, например, нечего. Мне безразлично, если меня снимают. Представим рабочего: у него есть инструкция, в рамках которой он работает, какие у него могут быть причины переживать, если машина посмотрит на него? В моем понимании, если с помощью этих технологий мы сможем повысить безопасность, то людям будет только лучше. Есть, например, элементы, которые автоматически предупреждают об опасности, и это повышает безопасность и нашу уверенность в том все будет нормально. То, что будет с людьми, — это ответственность бизнеса.

Давайте разовьем эту идею дальше. Нужно ли смотреть на людей как на людей или все-таки нужно стараться с помощью технологий сделать так, чтобы человек не мог ошибиться?

Мы за технологии, мы видим, что они вносят серьезный вклад, но нельзя забывать, что мы люди, живущие в социуме. Он особенно уникален в России: наши ребята могут такое придумать даже с одной кнопкой. Плохая сторона заключается в том, что можно что-то сломать, но хорошая — в пытливости ума и возможности смотреть на задачу шире. Как компания, мы стараемся учитывать, что у нас все-таки работают люди. Многое в IT-разработке направлено на то, чтобы создать для человека комфортную среду. В этом году, например, мы запустили систему подачи кайдзенов, которая повышает вовлеченность всех сотрудников в бизнес-процессы завода. С внедрением этой системы в июне уже подано 400 предложений, т. е. вовлечены практически все сотрудники. Они думают об улучшении рабочего места, технологии, эффективности расхода материалов или ресурсов.

Во входной зоне Завода "Москабель" есть специальный интерактивный стенд, где можно узнать о цифровизации и повышении эффективности.

Они тоже об этом думают?

Совершенно верно, и это хорошо. Причем они не просто думают, а предлагают. Если от их предложений будет экономический эффект, то дальше их вознаграждают дополнительно. Кроме того, человек ощущает себя частью команды, он понимает, что может изменить что-то к лучшему на своем уровне. Люди начали активно этим пользоваться и уже обустроили себе спортивные зоны, придумали, как улучшить рабочую одежду. Мы видим, что вовлеченность увеличивается. Это как раз один из видов нематериальной мотивации, реализованной с помощью информационных технологий.

Давайте попробуем нарисовать портрет сотрудника «Москабельмета».

Это хороший и сложный вопрос, потому что если мы возьмем всю группу компаний, то это очень разные люди: здесь есть и медицинские работники, и продажники, и управленцы, и операторы линий. Средний портрет вывести тяжело. Если говорить конкретно про оператора линии, то у нас работают как мужчины, так и женщины. Это компетентные в своей области ребята, которые умеют работать с инструментами, разбираются в механике настолько, насколько им это необходимо, хорошо обучаемы. Большинство из них дружат с цифровыми технологиями и быстро понимают нашу систему учета. Это нормальные, хорошие ребята.

Ян Анисов и Танчулпан Мухтарова в цехе Завода "Москабель". Обратите внимание на граффити на стенах.

Получается, труд, какой бы он ни был, не определяет человека?

Мы не видим этого. Все сотрудники разные, нарисовать один портрет типичного представителя кабельного завода тяжело.

А что насчет сотрудника будущего?

Это проще. Оператор — киборг, который выполняет простые операции, а все люди трудятся интеллектуально, увлекаются физикой, смотрят, как сделать кабель лучше. Но это совсем отдаленное будущее. Если смотреть на ближайшее время, то вряд ли что-то сильно изменится, разве что будет возрастать интеллектуальная нагрузка. Сотрудники должны будут больше работать с информационными технологиями, будет больше нагрузка даже на количество линий, которыми они управляют. Постепенно они будут становиться айтишниками.

Киборги и прочая фантастика нас ждет в далеком будущем. Сейчас в тренде цифровизация и рост производительности. Есть потенциал почти на всех участках.

А задает ли труд определенный стиль жизни? Происходит ли разграничение работы и жизни, нужно ли это разделение?

Это больше философский вопрос. Думаю, здесь есть много различных подходов, каждый из которых имеет право на жизни. Если говорить про меня, то я работаю до тех пор, пока могу работать. Я формирую план на какое-то время и пытаюсь его придерживаться, сделал 90 % — уже хорошо, а дальше обычно заканчивается рабочее время, и ты идешь выполнять другие обязанности. Таким образом и происходит разграничение.

То есть оно складывается само по себе.

Да. Но если взять айтишников, то можно увидеть типичную картину: рабочий день закончился, а он все равно думает над задачей. Голова устроена так, что она не прекращает работать. Поэтому процесс идет, и ты думаешь, как оптимальнее построить систему учета, как научить ИИ формировать партии продукции и т. д.

Если мы посмотрим на вклад отдельного человека в общее дело, то цифры кажутся незначительными. Нет ли желания их сократить?

У бизнеса логика такая, во всяком случае, так ее вижу я: сначала режешь самые большие статьи. Сперва мы видим, что большая стоимость материала — хочется порезать ее.

Стоит ли стремиться увидеть за показателями человека или же в разрезе технологий будет лучше, если он оставит все личное за пределами работы?

С капиталистической точки зрения бизнесу интересно больше получить и меньше заплатить, и это касается работников всех уровней. Вместе с этим мы понимаем, что есть и другая сторона. Вот сидят айтишники: у них есть своя личная жизни, интересы, и эту человеческую сторону нельзя игнорировать. Человек должен комфортно себя чувствовать и в рабочей среде, и дома. Мы стараемся, чтобы у сотрудников не было выгорания, следим, чтобы они не были перегружены, потому что раньше были случаи, когда люди уходили из-за этого. Мы уделяем этому серьезное внимание.

Цифровизация пронизывает все процессы ГК "Москабельмет". Каждый этап производства становится понятным, прозрачным и эффективным.

В последние годы есть ощущение, что молодые люди хотят стать айтишниками, а на заводе работать не хотят, но ведь далеко не все могут стать айтишниками. При этом уровень дохода тоже выравнивается.

Поставьте себя на месте абитуриента, конечно, ему приятнее представлять себя айтишником. Они ведь еще думают, что разработают продукт, который выведут на рынок, и он будет пользоваться спросом. Они не учитывают, что надо будет распределять прибыль, и в конечном итоге у них останется не так много финансов. Понятно, что молодые люди не могут видеть все эти факторы из-за недостатка опыта, и это нормально. Если говорить о зарплате, да, она растет как у рабочих, так и у айтишников.

Но ведь можно сказать, что то, где работают айтишники, — это тот же завод.

Совершенно верно, это примерно то же самое. Разница в том, что здесь программный продукт, и отличается метод. Думаю, то, что молодые люди не хотят идти на завод, — это нормально и естественно. Если мы посмотрим на людей, что им хочется? Поменьше делать и побольше иметь. Так заложено в природе, так устроен мир, и с этим надо работать.

Бывали ли у вас истории, что кто-то работал за компьютером, но решил уйти на линию?

Если брать именно мою часть карьеры в «Москабельмете», то нет. Но был период, когда я работал в Роскосмосе и возглавлял конструкторские подразделения, и вот там были такие примеры.

А наоборот?

И наоборот тоже были случаи, но в «Москабельмете» такого движения не было ни разу. Впрочем, я работаю здесь только три года, так что то ли еще будет.

Не замечаете ли вы социального расслоения? Работники офиса против рабочих на линии.

Нет. Хотя рабочие и находятся в цеху, но те же айтишники часто взаимодействуют с ними, спрашивают и х, выслушивают предложения. То же самое справедливо и для других отделов. У нас нет барьеров в общении, наоборот — существует сильный нетворкинг. Я не замечаю расслоения. Это одна из сильных «Москабельмета».

Оператор X успешного кабельного завода - это человек. Человек, который вовлечен в свою работу. Это и есть главный фактор развития. Возможно, что этот человек - Вы!

Беседовал: Сергей Кузьминов

Смотрите финал трилогии "Кабельный завод будущего" о цифровизации и производительности в ГК "Москабельмет".

Смотрите все серии проекта:

  1. Кабельный завод будущего
  2. Кабельный завод будущего 2
  3. Фактор производительности
  4. Оператор X

ГК "Москабельмет" на RusCable.Ru

«Если ты занимаешься цифровизацией, то ты погружаешься в процессы, которые не просто повышают производительность, но и выводят тебя на качественно новый уровень» (с) П.Моряков

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl + Enter

3431 просмотр
Обсуждение на форуме (74)

Дополнительная информация


Компания МОСКАБЕЛЬМЕТ на RusCable.Ru
 
Ян Иванович Анисов на RusCable.Ru

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно
RusCable Live
+