Интервью

У меня одна жена, одна профессия, одна работа, одно гражданство – российское

Борис Анатольевич Федюк – президент группы компаний "Технология Металлов", известный российский промышленник. Он металлург и всю жизнь гордится своей профессией. Считает, что только занимаясь развитием промышленности, причём, высокотехнологичной, можно сохранить нашу страну.

Предприятия холдинга, невзирая на все ветры политических перемен и кризисов, успешно работают уже 20 лет. В его московском офисе чисто, тихо, нет бесконечно курящих и деловито снующих клерков, рабочие места прекрасно оборудованы, на стенах картины – узнала псковских художников. На днях Борис Анатольевич отмечает 50-летие, а это отличный повод подвести некоторые итоги и напомнить, как всё было.

 Разговор получился долгий, откровенный, говорили обо всём. Во время разговора Борис Анатольевич ждал звонка из Пскова: заказчик должен был принять новую сварочную машину для сварки морских трубопроводов.

Корр.: Борис Анатольевич, не трудно понять, что движет человеком, который идёт в профессию актёра, юриста, экономиста, а что движет человеком в выборе профессии, связанной с такой тяжёлой отраслью как металлургия?

Б. Ф.: Дело в том, что я хотел быть учёным, поэтому выбирал специальность, связанную с наукой, с химико-технологическими исследованиями металлургических процессов. Но семья, а я женился будучи студентом, обязывала зарабатывать, поэтому, когда с отличием окончил Московский институт стали и сплавов, мы уехали в Заполярье. Начинал на комбинате "Североникель" в 1985 году рабочим, потом мастером участка обжигового цеха в тяжелейшие годы, когда там меняли сырьевую базу. Свои рудники истощались, брали норильскую руду.

Условия работы были необычайно тяжёлыми, в цехе работали в противогазах. Тогда комбинат "Североникель" назывался валютным цехом страны, и вся его продукция никель, драгметаллы, кобальт – шла на Лондонскую биржу металлов. Так вот, в то время смены технологий за полгода у нас произошли три аварии с групповыми смертельными случаями, что было катастрофой в СССР. Снимали руководство, и в конечном счёте было некого назначать – назначили меня начальником обжигового цеха. Этот цех был ключевым на комбинате.

Корр.: Карьера всего за полгода?

Б. Ф.: Да, карьера быстрая, и работать приходилось сутками: было время, когда по трое суток не выходил из цеха, потому что постоянно возникали аварийные ситуации. Если бы встал обжиговый цех – встал бы весь комбинат.

В общей сложности на комбинате "Североникель" я проработал шесть лет, и это были, наверное, лучшие годы моей жизни. Правда, у меня были ещё командировки по году в качестве консультанта на Норильский никелевый комбинат и на строительство никелевого комбината на Кубу. В 1991 году у нас родился долгожданный ребенок, и мы с супругой уехали в Москву.

Корр.: В Министерство?

Б. Ф.: Нет. Уехал создавать Торговый дом, был уже создан госконцерн РАО "Норильский никель", а я создавал торговое представительство комбината "Североникель". Тогда разрешили самостоятельную внешнеторговую деятельность, а опыта никакого у нас не было, надо было его приобретать.

В 1991 году создал свою первую фирму, и документы регистрации получил как раз в день своего тридцатилетия 12 октября.

Корр.: Чем занималась ваша фирма?

Б. Ф.: Мы в течение двух лет занимались переработкой отходов от металлургического производства. Мне очень помог тот широкий круг знакомств, который я приобрел за время своей работы на никелевом производстве, объездив практически предприятия всей страны. Я знал технологии комбинатов, знал их возможности, и мне было достаточно легко заниматься утилизацией их отходов: утилизировали даже медную пыль.

Мы тогда построили аффинажный цех в Узбекистане, необходимый для литья золотых и серебряных слитков, построили три спиртовых завода. Затем участвовали в строительстве горнодобывающего комбината в Навои, и у нас с ними до сих пор сохраняется партнерство в равных долях. Начинали мы двадцать лет назад с переработки металлических отходов, а потом перешли к производственной деятельности.

Корр.: Какие производства принадлежат сейчас компании "Технология металлов" и как они появились?

Б. Ф.: В 1994 году мы приобрели Кабельный завод в Пскове, который представлял собой небольшой цех по выпуску эмальпровода и был на грани банкротства. Ныне там создано новое кабельное производство с тысячью наименований продукции, есть уникальная, и мы единственные её выпускаем, освоили производство силовых кабелей.

В будущем году собираемся ввести в эксплуатацию завод Псковгеокабель: геофизический кабель не выпускается на территории России. Наше кабельное производство есть в Кабардино-Балкарии. В 1998 году, во время того страшного дефолта, мы с большими проблемами приобрели остатки псковского завода тяжелого электросварочного оборудования. Уникальное производство было разрушено и разграблено, стоял огромный цех-завод, холодный, не отапливаемый, рабочего коллектива не было. Последняя продукция – устаревшие модели радиаторов. Технология металлов строила завод заново.

Наша продукция сегодня: сварочные машины, которые используются в сухой сварке, на суше и на море, для подводных трубопроводов – очень актуальная продукция, а заводское конструкторское бюро едва ли не лучшее на Северо-западе, в Псковской области так уж точно.

Корр.: Сейчас ваша компания не только выпускает сварочное оборудование, но и создает новые технологии сварки?

Б. Ф.: Недавно за реализацию ливийского проекта: проектирование и строительство завода по производству железнодорожного оборудования в Ливии "Технология металлов", её псковский филиал, получил премию Правительства РФ за достижения в области науки и технике. Аналогов такого производства, такой цепочки, полностью автоматизированной, нет. 

Сейчас мы совершили прорыв, создали уникальную технологию комбинированной сварки, собственно, изготовили первую в мире машину комбинированной сварки. Это огромное сооружение весом 80 тонн, полностью механизированная машина для сварки трубопроводов, идущих по дну океана. Такая машина устанавливается на баржах. Отмечу, что эта сварочная машина - не компиляция, не повторение уже существующего оборудования, это технологически принципиально новая машина.

Корр.: Новая сварочная машина – заказ государства?

Б. Ф.: Нет, это наша инициатива, мы сами придумали, сами разработали, сами изготовили, сами нашли заказчика. 

Корр.: Оказалось, что для вас всё разрешимо, у вас всё получается, а ведь в Пскове были заводы с прекрасным оборудованием, рынками сбыта, специалистами, и где эти заводы? Почему у вас получилось?

Б. Ф.: Потому что новые собственники псковских заводов, в большинстве своём, преследовали личные интересы, а не интересы производства, трудового коллектива. Они не жалели людей. Мне работать интересно, интересно поднимать производство. В Пскове средняя зарплата на кабельном заводе - 30 тысяч рублей. Моя обязанность как руководителя не только обеспечить своим работникам достойный заработок, это естественно, но ещё и дать работу, которой можно гордиться профессионально.

Между прочим, у нас есть десять стипендиатов-псковичей, которые учатся в вузах, чтобы потом прийти на наши предприятия, в наши конструкторские бюро. Основные предприятия нашей компании находятся в Пскове, и мы вошли в перечень 200 крупных предприятий Северо-Запада. У нас очень низкая текучка, немало сотрудников работают 10-15 лет на фирме.

Корр.: Ваше отношение, Борис Анатольевич, к Пскову, к псковичам?

Б. Ф: Псков - мой самый любимый город в России. Псковский народ, как и весь русский народ, очень разный. Всякое бывало. Но вот прошли годы, мы пережили вместе многие испытания, оказалось, псковичи - замечательные люди. Для меня кризис, это ещё и люди, за которых я несу ответственность.

Памятуя печальный опыт общения с предыдущим губернатором региона, о нынешнем Андрее Турчаке скажу, что псковичам повезло на сей раз. Молодой, честный, образованный человек, который понимает свою личную ответственность. Он активно интересуется нашими заводами, нашими технологиями, мы обращаемся к нему за помощью и пытаемся достучаться через нашего губернатора до руководства страны, чтобы крупные кампании обратили внимание на нашу уникальную продукцию, наши технологии.

Корр.: Борис Анатольевич, какими вы видите отношения бизнеса и власти, в данном случае, производственного бизнеса?

Б. Ф: Хорошо бы, чтобы в этих отношениях была идеология, были национальные приоритеты, а не личные интересы людей во власти, и очень хотелось бы реального налогового законодательства. В промышленном производстве налоговые льготы необходимы, необходима финансовая поддержка государства в крупных, глобальных промышленных проектах.

Корр.: Как вам удаётся вести Ваше дело, сохраняя производство, рабочие коллективы в течение двадцати лет, у вас даже секретарь служит восемнадцать лет. Есть ли формула вашего личного успеха?

Б. Ф.: Как нам удаётся одерживать производственные победы, сохранить коллектив, почему мы выжили в эти бесконечные кризисы - на это у меня нет какого-то ясного четкого ответа. Конечно, помогает Бог, который присутствует в жизни каждого человека, потому что история развития нашей компании "Технология металлов" - это в некотором роде чудо. Но я сам всегда старался заниматься любимым делом, делать то, что люблю и что умею.

Корр.: Вы имеете право на совет, Борис Анатольевич: Как России подняться с колен, как стать страной развитого промышленного производства?

Б. Ф: Ничего сложного: надо поставить задачу и определить цели - с этого начинается любое дело. Но если у нас смысл жизни – личные блага, то это смерть государства, смерть народа. 

Корр.: Почему Вы занимаетесь благотворительностью, тратите заработанные деньги на чужих?

Б. Ф.: А почему их не тратить, их всё равно нет. У денег есть два свойства: их либо нет, либо их не хватает. Мне всегда катастрофически не хватает денег. Вот сейчас не хватает денег, чтобы в этом году достроить Псковгеокабель, на покупку нового оборудования.

Корр.: Между тем, Вы давали деньги на восстановление и строительство храмов…

Б. Ф.: Это моя обязанность православного человека, как десятина раньше. Вообще благотворительность - это обязанность каждого человека.

Корр.: В нашей стране явный перекос: в основном работает бизнес посреднический, банковский, торговый, в меньшей степени – производственный, его почти нет. Почему так, Вы можете дать ответ?

Б. Ф.: Ответ простой, и не новый: в стране отсутствует глобальная идеология, национальная идея, которая даёт ответ: что делать и как делать. У нас сейчас одна идеология – идеология сытости, а созданная либеральная экономическая модель обрекает нашу страну на судьбу сырьевой колонии.

В стране нет промышленной политики, отсутствует государственная поддержка производителя. Высокотехнологичный бизнес требует больших вложений: в образование, в подготовку кадров. Должна быть реальная финансовая, налоговая поддержка государства.

Вы знаете, производство сварочного оборудования – очень затратный финансово бизнес. Без помощи государства такое высокотехнологичное оборудование очень сложно производить, к тому же этот рынок занят компаниями США, Франции, Италии, нас на этот рынок не пускают, и наши трубопроводы сваривают зарубежные машины. И мы собираемся драться за рынок сварочного оборудования с иностранными компаниями, которые сейчас стопроцентно присутствуют в России. Завоевание рынка - наша главная задача на ближайшее время.

Корр.: Вы конкурентоспособны?

Б. Ф.: Мы не только конкурентоспособны, я уверен, мы - лучшие по техническим характеристикам.

Корр.: Вы представитель производственного бизнеса, что является главным, чтобы такой сложный бизнес состоялся?

Б. Ф.: Здесь в первую очередь важно каждому - от человека самой простой должности до президента компании - заниматься тем делом, которым ты можешь гордиться. 

Корр.: Борис Анатольевич, бизнес – слово лукавое, скомпрометированное. Обычные ассоциации в нашем обществе: серьезный бизнес – это банковский, торговый, а у вас бизнес производственный?

Б. Ф.: Мне не нравится слово "бизнес", предпочитаю русские слова, например, промышленник. Я считаю себя промышленником.

Корр.: Чем богат успешный промышленник Федюк, отдыхаете на далеких островах?

Б. Ф.: У меня одна жена, одна работа, одна профессия и одно гражданство – российское. Хороший сын-студент МГУ, с которым у меня полное взаимопонимание. У меня есть подмосковная дача, старые друзья, а отдыхаем семьей обычно у родных под Одессой.

Корр.: Ваше производство требует больших финансовых вложений, здесь олигархом стать почти невозможно, это трудные деньги. Значит, в России процветать в таком сложном бизнесе, как промышленный, возможно?

Б. Ф.: Безусловно, это не торговля и посредничество, когда в любой момент взял деньги в кошелек и уехал далеко, голова ни о чём не болит. Создавая нашу технологическую группу, за всю нашу двадцатилетнюю историю мы не участвовали ни в приватизации, ни в рейдерских захватах, ни в "распиливании" бюджетных денег. Мы привлекаем банковские кредиты, всю заработанную прибыль вкладываем в техническое перевооружение, в научные разработки, в заводское строительство, в продвижение продукции.

Мы нашли свою нишу, где никого нет, только наше производство, и мы востребованы. Сумели сделать научные разработки в новых промышленных технологиях и найти им применение.

Успех "Технологии металлов" – это результат работы коллектива единомышленников. Один человек ничего не может сделать. Свою роль в компании, как президента, я вижу в определении целей, средств для их реализации и по-человечески относится к людям, своим сотрудникам.

Под конец беседы, наконец, раздался звонок из Пскова: испытание уникальной сварочной машины прошло успешно. Я подумала, что это заслуженный подарок к 20-летнему юбилею компании и спросила Бориса Анатольевича:

- Вы очень волновались?

- Я был уверен, что все будет хорошо.

Все верно, удача любит подготовленных…

 


Справка: Борис Анатольевич Федюк. Родился в 1961 году в городе Алма-Ата, в 1985 году с отличием окончил Московский институт стали и сплавов, факультет металлургии. Трудовую деятельность начинал мастером участка в Заполярье на комбинате Североникель, а закончил в 1991 году начальником ведущего обжигового цеха. В 1991 году организовал Торговое представительство Североникеля в Москве и основал промышленную группу компаний "Технология металлов".

Лауреат премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники за 2010 год. Награждён наградами РПЦ: орденами преподобного Даниила Московского, преподобного Сергия Радонежского, святителя Иннокентия Московского и Нестора летописца.

 Женат, имеет сына-студента МГУ.

Источник: Псковское агентство информации.

12.10.2011 г.
265 просмотров
Обсудить на форуме

Следующая статья → ← Предыдущая статья

Нужен кабель? Оформи заявку бесплатно